Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Эх, взять бы все и переиграть!»

    Этот реактивный полузащитник, ставший первым белорусом, сыгравшим в Лиге чемпионов, последние лет десять прочно ассоциировался со столичной «Звездой-БГУ». В теплой беседе с Goals.by Юрий Антонович объяснил, почему покинул «студентов», вспомнил свои футбольные вехи, отметил Эдуарда Малофеева и Александра Тарханова как значимых для себя наставников. А также тренер рассказал о службе в армии и учебе в ПТУ, давшей путь в большой футбол.

    Юрий Антонович считает, что нынешние молодые игроки не ставят футбол на первый план
    Юрий Антонович считает, что нынешние молодые игроки не ставят футбол на первый план
    Ant Юрий Антонович считает, что нынешние молодые игроки не ставят футбол на первый план Архив газеты "Всё о Футболе"

    Этот реактивный полузащитник, ставший первым белорусом, сыгравшим в Лиге чемпионов, последние лет десять прочно ассоциировался со столичной «Звездой-БГУ». В теплой беседе с Goals.by Юрий Антонович объяснил, почему покинул «студентов», вспомнил свои футбольные вехи, отметил Эдуарда Малофеева и Александра Тарханова как значимых для себя наставников. А также тренер рассказал о службе в армии и учебе в ПТУ, давшей путь в большой футбол.

    — Юрий Валерьянович, чем сейчас занимаетесь?

    — В ДЮСШ «Орбита» помогаю тренировать детей 1998-го года рождения. Работаю буквально полтора месяца. После ухода со «Звезды» три месяца пробыл безработным, а потом Дмитрий Тарасов помог устриться. Но это временно. Жду предложений.

    — Почему ушли из «Звезды»?

    — Не сложились отношения с руководством. Возник конфликт с Пигулевским. Не хочу это обсуждать. Я ведь с 2000-го года в клубе работал. Команда стала родной.

    — Как там дела сейчас?

    — Нормально. Шевчук тренирует. Тот, который с женской сборной работал.

    — Тарасов — ваш первый тренер, если не ошибаюсь?

    — Да. Он самый. Мы с ним находимся в постоянном и тесном контакте. Он мне как отец.

    — Вы уже более 10 лет как повесили бутсы…

    — Ну это в большом футболе. Все равно бегаю за ветеранов. Стараюсь на каждый турнир приезжать. А так, конечно, частенько вспоминаю карьеру. Самые яркие ее моменты — ЦСКА и Лига чемпионов.

    — Что было самым-самым запоминающимся?

    — Все было в диковинку. Меня из «Динамо» и брали в ЦСКА как раз под Лигу. Масса впечатлений. Такие соперники, гимн! Супервоспоминания. Я первый белорус, который сыграл в этом турнире.

    — Как вы вообще оказались в ЦСКА?

    Позвонили из Москвы. Сказали, что такой-то игрок нужен. Я поехал и без просмотров заключил контракт

    — Позвонили из Москвы. Сказали, что такой-то игрок нужен. Я поехал и без просмотров заключил контракт.

    — Что из начальных чемпионатов в России запомнилось?

    — Футбол был поинтересней, нежели в Беларуси. Совсем другие скорости. И деньги тоже были другими.

    — Слышал, что вам Москва не понравилась, правда?

    — Да. Очень не понравилась. Пробки, народ этот ходит, беготня. Тяжело было. Но приходилось терпеть. Это же работа. Не знаю, что там может нравится? Я когда после приехал в Ростов, отдыхал душой. Спокойно все, размеренно. Мог бы наверняка жить там остаться.

    — Вы же ленинградец…

    — Я там родился и проучился до четвертого класса. Потом у меня умерла мама, а отец попал в места не столь отдаленные. Я вынужден был переехать в Мосты к тете. А оттуда попал в сморгонский интернат. Потом поступил в минское в ПТУ-63. Именно с училища и началась моя карьера.

    — Вы ПТУ заканчивали по какой специальности?

    — Штукатур, плиточник-облицовщик.

    — Хоть раз применяли навыки?

    — Штукатурил стену на пивзаводе, когда на практике был. Я из положенных трех лет проучился только год или полтора. Но атестат получил. У меня третий разряд:)!

    — А дома в ванной плитку клали?

    — В Москве меня Женя Плотников просил. Ему от ЦСКА квартиру дали. Говорит: «Поехали, плитку положим». Я в ответ: «Ты че?! Я ж не делал этого никогда!» В общем, уговорил. Спустя много лет, когда он в МТЗ играл, встрелились. Я спросил, не отвалилась ли еще плитка. Он ответил, что отбить невозможно:).

    — У вас есть еще какое-то образование?

    Еще в бытность армейцем закончил институт в Смоленске. Надо было учиться. Правда, учебой это назвать сложно

    — Высшее. Еще в бытность армейцем закончил институт в Смоленске. Надо было учиться. Правда, учебой это назвать сложно. Приехали, сдали экзамены или кому-то дали на лапу, чтобы за нас сдали, и уехали.

    — В ЦСКА познакомились с Тархановым.

    — Я там поменял трех тренеров: Костылев, Копейкин и Тарханов.

    — Конфликтовали?

    — Из всех тренеров только в «Ростельмаше» с Андреевым не ладил. Тяжелый человек. Хотя именно он меня и приглашал. Команда подбиралась сумашедшая. Все время вверху шли. Два года было нормально. Но потом пошли проблемы с диретором клуба — не отдавал деньги. Говорил, что отдаст, только после того, как контракт продлю. Выкрутился кое-как, уехал в Мозырь к Кузнецову.

    — Помните эмоции от первого контракта?

    — В Бресте Щекину нужен был молодой пацан. И меня позвали. А я начал так играть, что меня поставили в основу. А контрактов как таковых не было. В должность «футболист» не вписывали. Был «спортсменом-инструктором».

    — И сколько получал спортсмен-инструктор?

    — 280 рублей.

    — Так это прилично.

    — Конечно. На что тратил? Так я ж один был. Можно было и погулять. А потом у меня армия началась.

    — Служили, как и все?

    Девять месяцев отслужил в ПВО. Наряды, подъемы, отбои

    — Девять месяцев отслужил в ПВО. Наряды, подъемы, отбои. Меня вообще перебрасывали из части в часть. Я и в стройбате успел засветиться. Месяц или полтора. Ходили строили что-то.

    — Залетов не было в армии?

    — Не особо. Играли в футбол за часть против хохлов. Проиграли. А меня еще и удалили ко всему. Я, уходя с поля, похлопал судье и меня наш капитан Потапов отправил на Химзавод в наряд.

    — Из зенитки стреляли?

    — Только в кабине сидел. Я оператор РС (ручного сопровождения). Сидишь, и крутишь колесики. Работа не пыльная:).

    — Устав помните?

    — Нет. Хотя когда присягу принимал, учить приходилось.

    — Кем хотели стать в детстве?

    — Я в футбол только и играл. Как начал ходить, мне сразу мяч дали. В 12 лет уже в Мостах против мужиков бегал на первенство области.

    — Но в большой футбол пришли поздно.

    — Да, мы за училище играли против команды Тарасова «Трудовые резервы». Победили. Я три или четрые забил. Тогда он меня сразу к себе и забрал.

    — Разница была заметной между вами и теми, кто долго занимался?

    У меня скорость была хорошая. Даже Тарасов это отмечал

    — Нет. У меня скорость была хорошая. Даже Тарасов это отмечал.

    — Молодым хотели в «Динамо» попасть?

    — Конечно!

    — Поделитесь ощущением от первой тренировки с великими игроками той команды?

    — Имена ого-го: Пудышев, Алейников, Зыгмантович! Меня Кистень и Гоцманов взяли под свою опеку. Но я на поле не уступал никому. Даже бывали стычки.

    — Поддерживаете связь с Гоцмановым?

    — Да, он после Нового года приезжал. Мы встречались в кафе Радика Орловского.

    — Вам довелось поработать под началом Эдуарда Малофеева…

    — Очень интересно было. Специалист с большой буквы.

    — Как на вас действовали его легендарные установки?

    Василич любит такие фразы, как "кровь из носа", "всеми фибрами души". Серега Герасимец даже записывал его изречения

    — Часто веселили. Василич любит такие фразы, как «кровь из носа», «всеми фибрами души». Серега Герасимец даже записывал его изречения.

    — Но действовало же?

    — Конечно! Заряжало энергией. Рассказывали, игрок к нему подходит и спрашивает: «Эдуард Васильевич, мне переодеваться?» «Передевайся, но играть ты не будешь». А было и такое. Нужна замена и он говорит: «Кто первый прибежит и переоденется, тот и выйдет на поле». Он мастер подобных штук был. Психологически хорошо разгружал.

    — Были еще тренеры калибра Малофеева?

    — Таких нет. У каждого своя специфика. У Тарханова, например, бразильская система. Он любит такой футбол. Все тренрировки с мячом. Кроссов нет! Самый большой — 10 минут. Правда, трехразовые тренировки выматывали так, что после них ничего не хотелось.

    — Сейчас главный бич молодых футбоилстов интернет…

    — Вот-вот. Постоянно с этим сталкиваюсь. На тренировку приходят и в телефон. Для них футбол не на первом месте.

    — А в ваше время мешал алкоголь…

    Пива попить мог. Тарханов, кстати, никогда против этого не был. Даже отправлял помощников за пивом команде после игр

    — У меня никогда с ним проблем не было. Пива попить мог. Тарханов, кстати, никогда против этого не был. Даже отправлял помощников за пивом команде после игр. Но я без перебора. Тренировки из-за этого не пропускал. Только если по травме.

    — Вы любили поговорить и поспорить с судьями.

    — Да, бывало. Настрадался от них. Играл за «Ростельмаш» и меня в Москве удаляют. Дают пять игр. Причем ни за что. Камольцев ударил, я подтолкнул, а он упал и заорал, как резаный. А они дружат с Орловским. Он когда приезжал сюда, я ему говорил: «Коля, ну ты падаешь, конечно!» Смеялись с меня в команде. Больше всех Прудиус. Ходил и подкалывал: «О, сколько ты денег потерял». Я говорю: «Подожди». И через две игры ему пять дают. Дима Лоськов смеялся и его потом тоже дисквалифицировали:).

    — Сильно все было завязано на деньгах?

    — Премиальные были больше, чем зарплата. В Ростове, например, за победу дома давали две тысячи долларов, а на выезде — четыре. А, бывало, могли и двойные дать. Так что играли за премиальные.

    — С возрастом желание поспорить с судьями никуда не пропало?

    — Нет. Я всегда с ними спорю. Понятно, что каждый человек ошибиться может, но, когда видно, что специально… Они просто не умеют судить. Раньше ведь были судьи: Знайдинский, Жук, Ясинский. А сейчас не так много толковых. Пошли эти молодые ребята, которые и в футбол толком не играли.

    — В одном интервью вы говорили, что больше трех лет на одном месте — много.

    — Ну, я по себе сужу. У меня просто так получалось. Приедается все. Хотя Тарханов предлагал в ЦСКА остаться, но не захотел. При этом я не люблю переезжать с места на место. Просто появлялась чуйка — пора уходить.

    — Довольны карьерой?

    Стал мастером спорта, выиграл чемпионат Беларуси, поиграл в Лиге Чемпионов, Кубке УЕФА

    — Да. Стал мастером спорта, выиграл чемпионат Беларуси, поиграл в Лиге Чемпионов, Кубке УЕФА.

    — Поменяли бы что-нибудь?

    — Эх, взять бы все и повторно переиграть:).

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.