Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «MRFC — бренд, который будет всегда»

    Goals.by — самый справедливый портал байнета. После откровенного разговора с «правым» «Динамо», слово было предоставлено «левому» «Партизану». Лидер движения Андрей по полочкам разложил историю создания фансектора. Признался в антирасистских взглядах движа. Не обошел стороной болезненную тему белорусской милиции. Рассказал, как обстоят дела с созданием нового клуба, а также отметил памятные моменты своего фанатизма.

    Фанаты попытаются заявить
    Фанаты попытаются заявить "Партизан" во вторую лигу
    X_0f7709c0Фанаты попытаются заявить «Партизан» во вторую лигу vk.com

    Goals.by — самый справедливый портал байнета. После откровенного разговора с «правым» «Динамо», слово было предоставлено «левому» «Партизану». Лидер движения Андрей по полочкам разложил историю создания фансектора. Признался в антирасистских взглядах движа. Не обошел стороной болезненную тему белорусской милиции. Рассказал, как обстоят дела с созданием нового клуба, а также отметил памятные моменты своего фанатизма.

    — Для начала стандартные вопросы. Сколько вас на секторе? Какая организация?

    — Организация, конечно, есть. За перформанс во время матчей отвечают люди из группировки Rebel Ultras. Что касается количества, то в прошлом году на секторе в среднем было от двухсот до трехсот человек. По нашим меркам цифра очень низкая. Команда все-таки играла в первой лиге. Некоторые просто перестали ходить на матчи, некоторые решили посещать центральную трибуну. А максимальную аудиторию мы имели в 2010 году на дерби. Нас собиралось 600 человек.

    

    — Расскажи про историю создания движа.

    — Мы с друзьями затеяли все в 2003 году. Вначале на игры ходили по 15-20 человек. Но с каждым годом нас становилось все больше. Все это благодаря нашим грамотным ходам в плане развития движа. Нашим коньком считается отличие от всех других фандвижей страны. Мы придерживаемся антирасистских взглядов. Это привлекает молодежь, людей из хардкор-тусовок, панков, неформалов. На каждый матч приходят новые люди, которым поддержка клуба интереснее, чем политические игры. И это радует.

    — Давай отметим вехи в истории. 2003 год — начало…

    Сейчас, учитывая ситуацию в стране, околофутболом мало кто занимается плотно

    — Нашим подъемом был период с 2006-го по 2009-й год. Тогда мы активно участвовали в околофутболе, организовывали красивое ультрас-шоу. В 2008-м мы были лучшими в этом плане. Мало кто мог выйти и подраться с нами. Мы никому и не проигрывали. Но сейчас, учитывая ситуацию в стране, околофутболом мало кто занимается плотно. В тюрьму никто не хочет:).

    — Сколько на секторе ОФщиков?

    — На важные матчи мы могли собрать состав из 120 человек, которые занимаются спортом и понимают, зачем это делают.

    — Сектор рос стремительно. Тяжело было привлекать людей? Какие шаги делались?

    — Мы готовы принимать на сектор всех людей, у которых здравое мышление. У которых нет мешанины в голове и которые не поддерживают «правых» идей. На своем секторе мы никогда не будем терпеть криков: «Зиг хайль». У нас никогда не будет никакой нацистской пропаганды. Это и привлекает молодежь. Адекватной молодежи, которой не нравится засилье «правых» на трибунах, у нас много. Есть люди, которые считают, что правильно вывешивать портрет Рудольфа Гесса, но есть и те, которые понимают, что это все не должно быть связано с футболом.

    

    — Антирасизм должен вообще являться нормальной человеческой позицией, — вмешался в беседу друг Андрея Влад.

    — Представитель «Динамо» говорил, мол, ваш движ создавался как антидинамовский, и до футбола вам не было никакого дела…

    — А вы спросите у него, как он связывает свои правые взгляды с околофутбольной деятельностью? У них, получается, изначально был фанатизм, а потом все перешло в правое течение, а у нас все наоборот. Вообще, глупо говорить, будто для нас клуб ничего не значит. Если бы было так, мы бы давно этим перестали заниматься. Многие мои жизненные принципы связаны с «Партизаном».

    — Давай про отношения с другими фанатами поговорим…

    Например, драться с „Неманом“ смешно. Там есть пять человек старше 20 лет

    — Наш основной враг — «Динамо». Все годы деремся. Все остальные клубы, пожалуй, кроме Бреста, — довольно слабенький уровень. Что-то серьезное в свое время нам могли противопоставить фанаты «Белшины», «Днепра» и «Гомеля». Но сейчас это не наш уровень. Мы его уже давно прошли. Правда, война у нас практически со всеми клубами Беларуси. Но, например, драться с «Неманом» смешно. Там есть пять человек старше 20 лет. Драться с заведомо более слабым соперником неправильно.

    — А друзья?

    — «Руденск», «Городея», «Белкард» и команда из чемпионата Брестской области «Линко» из Ивацевич. Также наши люди есть и в Лиде, и в Орше, и в Березе. Когда мы приезжаем в какой-то город, к нам на секторе присоединяются местные поклонники нашего клуба, неважно, проходит матч в Борисове или Сморгони…

    — Слышал, что частенько на вашем секторе присутствовали люди из Москвы. С кем еще налажены международные отношения?

    — В Москве есть около 50 человек, которые поддерживают нашу команду и приезжают на ее матчи. Бывали на секторе люди из «Санкт-Паули», варшавской «Полонии», дюссельдорфской «Фортуны». У нас налажены связи со многими антифашистскими клубами Европы. И они довольно активны. Люди интересуются, чем они могут помочь в сложившейся ситуации. Это радует.

    — Вы одни, а кругом все правые. Не давит?

    — У одной хардкор-группы есть песня: «Один против всех, неравный бой. Единственный способ остаться собой». Абсолютно не давит. Это стимул двигаться дальше. И это никак не делает нас слабее.  

    — МТЗ является тем движением, — снова попросил слово Влад, — вокруг которого консолидируются люди с определенными идеями. Сейчас модно быть футбольным хулиганом и модно быть «правым». Но мода проходит быстро. А у нас не так. За счет этого мы гораздо сильнее.

    — Часто доводилось читать о взаимных нечестностях со сторон «Партизана» и «Динамо» в околофутболе. В результате случались городские пересечения. Ярчайшие происходили в 2009 году.

    Cлучились две крупные драки с „Динамо“. Возле Дома милосердия и на станции метро «Могилевская»

    — Тогда случились две крупные драки с «Динамо». Возле Дома милосердия и на станции метро «Могилевская», в которых мы победили. При этом посторонние люди никак не пострадали, хотя и видели все. Их здоровью ничего не угрожало. Бывают ситуации, когда страдает транспорт: личный или общественный. Это, конечно, никак не красит околофутбольщиков, но эмоции иногда зашкаливают.

    — Но ведь бывают случаи нападения на обычных фанатов и болельщиков…

    — Понимаешь, адекватных людей хватает в обоих движах. Но ведь существуют и неадекватные. У нас есть Клуб Болельщиков «12 игрок». Они не хулиганы. Они просто поддерживают клуб, и на ОФ им пофиг. Но ведь нашлись люди в стане «Динамо», которые специально пытались их накрыть. Это неправильно. Нужно ж уметь различать. В «Динамо» много взрослых людей, которые давно болеют за этот клуб. Это не значит, что их всех надо бить. Многие приходят на футбол с детьми. И им все равно, кто сильнее в околофутболе, кто «правый», а кто — нет. Уверен, у большинства фанатов «Динамо» должно быть такое же мнение о многих болельщиках нашего клуба.

    — Какое твое отношение к этому КБ?

    — Мы тесно общаемся. Ребята постоянно с нами отправляются на выезды. Нам нечего делить. Стараемся координировать действия. Когда мы поем песню, они подпевают.

    ***

    — Проблемы с милицией из-за красно-белых цветов клуба возникают часто?

    Когда приезжаешь в какую-нибудь деревню, каждый норовит спросить: «Вы оппозиция?»

    — В Минске был один случай. У нас спросили — мы ответили. И больше никаких вопросов по поводу оппозиции нет. Но когда приезжаешь в какую-нибудь деревню, каждый норовит спросить: «Вы оппозиция?». А бывает и такое: разворачиваешь баннер, на нем написано «You’ll Never Walk Alone». А сотрудник милиции не может перевести, потому что не знает языка.

     

    — Парни из Б-12 часто с такой проблемой сталкиваются…

    — Не знаю, как складываются дела у парней из Б-12. Мы, когда есть возможность, всегда приходим и поддерживаем сборную. Собираемся своей компанией, идем на один из секторов. Почему не с ними? Просто мы не дружим с некоторыми фанатами, которые входят в Б-12: «Динамо», «Минск». Мы не хотим стоять с ними рядом, а они — с нами. Просто я не считаю нужным, ругаться на почве сборной.

    — Кстати, о «Минске».

    — У них слабый движ. Но есть свои соперники, с которыми они дерутся. Раньше на секторе «Минска» висел имперский флаг, кельтский крест — нацистский символ. Но сейчас тем, кто стоит у руля движа, эти взгляды побоку. Конечно, они, скорее, ближе к «правым», чем к нам. Но не радикально настроены.

    — Вернемся к милиции. Проблемы возникают часто?

    — Возникают, но, скорее, из-за недопонимания. Футбол — это эмоциональное зрелище. Ты кричишь, и мат — составляющая часть этого. И, конечно, это не нравится милиции. Но почему такое отношение только к фанатам, а обычным кузьмичам из центра все позволено? Я приезжаю на выезд в Сморгонь, и там же, кроме матов, с трибун ничего не слышно! В Солигорске в туалеты все проходят мимо гостевого сектора, и каждому надо сказать матом, показать средний палец, а то и вовсе кинуть чем-либо. И милицией это расценивается как нормальный поступок. Когда нас приезжает человек 15, то милиционеры частенько хамят и придираются, но как только нас 150, как было в Витебске, сразу начинают нормально разговаривать и искать компромисс.

    

    — Ты тоже считаешь, что в Витебске самые неадекватные милиционеры?

    Если ты носишь погоны, это не дает тебе права травить газом всех подряд

    — Они везде есть. Не хочется говорить о «Динамо», но действия милиции по отношению к ним в Бобруйске — это абсурдное и нечеловеческое поведение. Если ты носишь погоны, это не дает тебе права травить газом всех подряд. Выведи после игры одного человека и разъясни ему все. Частенько бывает, приезжаем в город, нас встречают, проводят до стадиона, а бывает, просто разворачивают еще на подъезде. В Гродно, бывало, только с поезда сходили, а нас лицом в асфальт. Приехали болельщики, надо всех задержать. Я даже не могу вспомнить город, где бы у нас не возникало проблем с милицией.

    — Вспомни самый необычный выезд.

    — В 2005 году МТЗ играл в Теплице. Мы туда намеревались поехать впятером. Договорили с клубом, должны были лететь вместе. Но нам за несколько часов до вылета сказали, что мест в самолете нет. Видимо, завод посадил туда своих работяг-лентяев. Мы пробиваем, что в этот день идет автобус в Прагу. Едем. Оттуда — в Теплице. После футбола возвращаемся в Прагу. Три дня тусуемся там с друзьями. И потом оказывается, что на пятерых у нас два доллара. Выходим на трассу — и двое суток автостопом до Минска.

    ***

    — Клуб переименовали в «Партизан», а баннеры, речевки остались про МТЗ-РИПО. Это принципиально?

    — МТЗ-РИПО — это наша история, наши традиции. MRFC — наш бренд, который будет всегда. Мы не забываем нашу историю и традиции, которые делаем сами.

    — А какие-то шаги предпринимали, чтобы клуб не переименовывали?

    — Делали акцию протеста, собирали подписи. Писали в клуб, разговаривали с Румбутисом. Но жирную точку во всем этом поставил Романов. Сначала переименовал клуб, а после забил на него болт…

    — Вы были довольны тем, как осуществлялось взаимоотношение клуб — сектор?

    — Клубу можно высказать большой респект. В период становления движа руководство помогало нам и с финансами, и с баннерами, и с выездами. Хочется сказать спасибо Михаилу Юфереву (гендиректор клуба до Румбутиса — Goals.by), который для нас сделал очень многое. Помню, перед финалом Кубка приходим к нему: «Палыч, у нас не хватает денег. Может, клуб нам что-нибудь купит по безналу? Хотя бы бумагу». Он достает деньги из своего кармана и дает нам.

    — А как с Румбутисом?

    — Он сейчас нам помогает с реорганизацией. Да и раньше всегда помогал и финансово, и советом каким-то. Всем, чем мог.

    — Как будет называться новый клуб?

    — «Партизан-Минск».

    — Почему не МТЗ?

    — Зарегистрировать аббревиатуру у нас бы не получилось, как и старое имя — «Трактор» — тоже. Ну, и решили остановиться на этом варианте. Да и зачем второй раз радикально что-то менять?

    — На какой стадии находится проект?

    На днях будет зарегистрировано наше Общественное Объединение. Скоро будет готов сайт клуба. Но мы решили делать не футбольный клуб, а спортивный

    — На днях будет зарегистрировано наше Общественное Объединение. Скоро будет готов сайт клуба. Но мы решили делать не футбольный клуб, а спортивный. Возможно, наряду с футболом будем активно развивать иные виды спорта. Если насобираем денег на регистрацию, то попробуем заявиться во вторую лигу. Но надо найти спонсоров. Мы будем признательны любой помощи. Кстати, Румбутис за приемлемую цену предоставил на территории «Stadium» офис, снабдил оргтехникой, мебелью. За это ему спасибо.

    — Напрашиваются аналогии с «Торпедо».

    — Там инициатива исходит от парочки людей, а остальным абсолютно все равно. Торпедовскую молодежь ничего, кроме лосин, модных кроссовок, баек-ниндзя и алкоголя, не интересует. Все держится на двух-трех людях.

    ***

    — Первая лига. Было…

    — Интересно. Я для себя открыл порядка восьми новых стадионов, где не был раньше. Понравилась поддержка у «Слуцка». Маленький город, где многие болеют за «Шахтер», а этим парням пофиг. У «Белкарда» очень сильный и многочисленный движ. Мозырь не понравился. Грубая милиция, неадекватные фанаты времен конца 90-х, когда была мода на берцы, камуфляжные штаны и бритые головы. Там это до сих пор есть. А еще знаешь, что поразило? Куда бы мы ни приехали, нас встречали, как в «вышке». Везде ОМОН.

    — Мозыряне просто верны традициям:), — заметил Влад.

    — Матч, который прочно запал в память?

    — Хорошо помню 2005-й год, когда выиграли Кубок. Я не скрывал слез. Это была настоящая радость. Впереди — Европа. Молодой клуб — и такие результаты.

    — Ты стоял у истоков фанатизма МТЗ, а до этого футбол был в твоей жизни?

    — В детстве занимался хоккеем и таэквондо. И футбол особо не был интересен. Когда стал постарше, мои политические взгляды мешали мне поддерживать «Торпедо» или «Динамо», а ходить на футбол хотелось. Возраст такой был: 16-17 лет. А МТЗ тогда без фанатов был… А что вышло — видим сейчас.

     

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.