Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Слушаю тяжеленькое»

    «Неман» отыграл матч первого тура в Хойниках, и на обратном пути Дмитрий Коваленок заезжает в Минск. Совсем на чуть-чуть — проведать родителей. А заодно пообщаться с Goals.by, ведь об интервью мы договаривались в течение пары месяцев. Погода резко портится, спрятавшись в кафе, наша компания греется кофе и рассказами одного из самых возрастных нападающих лиги о швейцарской юности, «Дариде» времен Людаса Румбутиса, скриме солиста Bring Me The Horizon и романах Фредерика Бегбедера.

    Дмитрий Коваленок гордится
    Дмитрий Коваленок гордится "Неманом", за которым наблюдал на протяжении карьеры, и надеется, что в Гродно его будут вспоминать и после ее окончания.
    Dima%20kovalenok%20(zhilcova)Дмитрий Коваленок гордится «Неманом», за которым наблюдал на протяжении карьеры, и надеется, что в Гродно его будут вспоминать и после ее окончания.   Анастасия Жильцова

    «Неман» отыграл матч первого тура в Хойниках, и на обратном пути Дмитрий Коваленок заезжает в Минск. Совсем на чуть-чуть — проведать родителей. А заодно пообщаться с Goals.by — об интервью мы договаривались в течение пары месяцев. Погода резко портится, спрятавшись в кафе, наша компания греется кофе и рассказами одного из самых возрастных нападающих лиги о швейцарской юности, «Дариде» времен Людаса Румбутиса, скриме солиста Bring Me The Horizon и романах Фредерика Бегбедера.

    Встряска, «Неман», профсоюз

    — Межсезонье у вас получилось нервным. Новый контракт с «Неманом» был подписан на самом флажке…

    — В психологическом плане я пережил один из самых трудных периодов карьеры. Некоторые вещи были для меня не совсем понятны. Благо, остался в «Немане», чем я очень доволен. Заодно, кстати, получил хорошую встряску. Может, она даже была мне необходима, чтобы не монотонно и не по накатанной завершить карьеру, а взорваться напоследок. Не говорю, будто каждый игрок в своей жизни должен оказаться в подобной ситуации — не дай Бог. Просто заканчивать нужно не когда тебя провожают и просят, а когда ты сам чувствуешь и понимаешь, что пора… Не считаю себя законченным футболистом — хватает амбиций, думаю, соответствую спортивным критериям. Потому было бы обидно закончить прошедшей зимой. Все-таки от предложений из первой лиги я бы отказался.

    — «Некоторые вещи были для меня не совсем понятны». Поясните, пожалуйста.

    — Было непонятно...

    — Ну, ведь вам вряд ли улыбалось оказаться в ситуации Израилова и Козака.

    — Белшиновский случай — это вообще что-то из рамок вон выходящее! Уже  много говорено о порядочности, и я соглашусь со сказанным. Просто в нашей стране футболисты никак не защищены. Шаг вправо, шаг влево — расстрел. И ничего с этим поделать нельзя. Может, руководители просто не понимают, что большинство игроков футболом живут. Дилетантов или тех, кто просто хочет заработать денег, у нас очень мало. Тем более, особо в нашем футболе и не заработаешь… Я уже и не говорю о контрактах — во всей Беларуси они просто смешные. С этим я столкнулся в «Дариде».

    — В каком плане смешные?

    — Если футболиста захотят отчислить/убрать/уничтожить, желание будет осуществлено с легкостью.

    — В 2011-м чемпионат Испании начался позже из-за забастовки профсоюза футболистов. Есть смысл говорить о создании подобной организации в нашей стране?

    Почему нельзя было принять еще одно волевое решение, чтобы, к примеру, вернуть в высшую лигу „Днепр“?

    — Это не про нас. Может, когда-то мы и придем к профсоюзу. Просто в Беларуси спорт — это детище государства. Я понимаю — сложная экономическая ситуация со всеми вытекающими. Понимаю, что руководители при любых условиях хотят добиться высокого результата. И все равно считаю, что должна присутствовать какая-то порядочность. Да и в футболе должны работать люди, которые всем сердцем переживают за этот вид спорта — а соответственно, за клуб, за игроков, за результат… У нас же многое зависит от волевых решений. Вот руководители волевым решением установили зарплатный потолок. Никто ведь не консультируется по этому поводу в ФИФА или УЕФА. Так почему нельзя было принять еще одно волевое решение, чтобы, к примеру, вернуть в высшую лигу «Днепр»? Я думаю, никто не был бы против. Но это наши реалии, в которых мы должны жить… Не говорю, будто все совсем плохо — подвижки есть. Надеюсь, со временем все недоработки будут устранены.

    — Недавно за вас вступился болельщик, пристыдив руководство, мол, как это вы Коваленка еще не подписали за неделю до чемпионата.

    — Неожиданно все получилось, если честно. Хотя ситуация была немного иной. На встрече с болельщиками мужчина поднялся и спросил: «У всех ли подписаны контракты?» Ну, а дальше речь зашла обо мне… Понимаете, ситуация неоднозначная. Лично для меня оставаться в «Немане» из руководительского чувства жалости или за былые заслуги — по меньшей мере, глупо.

    Рындюк, Женева, аграрии

    — Говорят, пару детских лет вы провели в Швейцарии. Как жилось за границей?

    Всегда неравнодушно смотрел в сторону Европы

    — Нет — детство у меня вышло белорусским. Начал заниматься футболом в «Тракторе» — жил недалеко. И, наверное, лет в 10-11 меня забрали в «Смену». Играли в одной команде вместе с Колей Рындюком. Оба под десятыми номерами :). Все хотели играть с этими цифрами на спине. Вот нам с Колей и набили одинаковые номера, чтобы не обижались. На первенстве города это не запрещалось. А уже потом случилась Швейцария. Я уехал в 18 лет — вернулся в 20. Всегда неравнодушно смотрел в сторону Европы. Раз уж представилась возможность поехать в Швейцарию, решил ею воспользоваться. Сперва тренировался для себя. Потом начал играть в Женеве за команду второй лиги. А через полгода перешел в «Серветт». Годик попылил за дубль. И понял, что Швейцария — это не совсем мое. Люди другие, уклад жизненный — тоже. Мы там по-любому чужие. К тому же я человек впечатлительный, вот все это и свалилось в кучу. Может, возраст был такой, может, просто людей, которые могли бы помочь профессиональным советом, рядом не оказалось. В общем, уехал в Беларусь.

    — У вас в Швейцарии работали родители?

    — Отец работал водителем у посла… Вряд ли я о чем-то теперь жалею. Все же в «Немане» у меня выдался хороший карьерный отрезок. Просто чем старше становлюсь, тем больше понимаю, что дело было не в стране, а во мне. До сих пор временами во снах вижу Швейцарию. Даже примета у меня есть. Если снится Швейцария, значит, все будет хорошо. Вот сегодня ночью прилетал в аэропорт :). Два с половиной года там провел. Французский язык выучил, даже приехав в Минск, поступал в иняз… Просто психологическая нестабильность вернула меня в Беларусь. Вообще, она не дает мне раскрыться на сто процентов. Слишком я эмоциональный, чтобы быть стабильным. Но если бы молодость знала, а старость могла…

    — Возвращаться домой после раннего отъезда за границу — это уже своеобразный тренд в белорусском футболе…      

    — Я не вижу ничего плохого в переезде за границу. Лучше жалеть о сделанном, чем о несделанном. К тому же всех равнять под мою гребенку неправильно. Да и молодежь уже изменилась. Сейчас к ребятам по-другому относятся — их как-то лелеют, обхаживают. Не было такого, как в наше время…

    — Тапком по жопе?

    — Не то, что тапком! Уносили так, что страшно вспомнить.

    — И все-таки вспомните.

    — В 2001 году перешел в «Неман». Был немолодым уже, но статус новичка сказывался. А защитниками у нас тогда играли Мирошкин, Ковалевич, Радуха (Олег Радушко — Goals.by) и Кривонос.

    — Брутальная компания…

    Защитники так и должны играть, чтобы их боялись. А нападающим остается только быстрее принимать решения

    — Да. И вот мы играли на тренировке два в два. Думаю: «Уйду я от Ковы, пойду к Мирону. Он все же капитан. По-другому, наверное, к партнерам относится». Не то, чтобы я боялся Ковалевича — просто решил попробовать. В итоге пытался обыграть Мирона, так он мне вкрутил шип в ногу. Не со зла — в игровом моменте. Дикая боль — Серега подходит ко мне, хлопает по плечу: «Димуль, нормально-нормально, давай подымайся». И тренировка продолжилась. Я три дня на ногу стать не мог. Гетра к ране постоянно приклеивалась. Вот такая тренировка… Тогда сделал для себя вывод: защитники так и должны играть, чтобы их боялись. А нападающим остается только быстрее принимать решения. В общем, во всем можно отыскать плюс.

    — В иняз вы все-таки не поступили…

    — В школе французский я не изучал — нам преподавали немецкий. Перед поступлением прошел соответствующие курсы. Все было идеально. Но грамматика меня подвела. За два с половиной года подтянуть ее было невозможно. А вот чтение, перевод и аудирование мне дались легко.

    — По итогу все-таки получили высшее образование?

    — Получаю — сейчас учусь на пятом курсе Гродненского государственного аграрного университета.

    — А какая специальность?

    У нас кто в стране хорошо живет? Аграрии и спортсмены :)

    — Сейчас название у профессии более благозвучное. Раньше было — зооинженер, теперь — биотехнолог. После получения диплома можно пойти работать ветеринаром, можно — директором колхоза. У нас кто в стране хорошо живет? Аграрии и спортсмены :). Не говорю, будто аграрная специальность — это мое. Но высшее образование лишним не бывает. К тому же при желании можно получить вторую «вышку».

    Николас, «Дарида», Солодовников

    — Карьеру вы начинали в «Динамо». Что у вас не получилось в Минске?

    — Первый блин комом, как говорится. «Динамо» я воспринимаю как свою отправную точку в высшей лиге. Провел неполных восемь матчей. Оно и понятно — команда была достаточно сыгранная. А у меня, наверное, не получилось влиться как должно. Я вообще очень зависим от коллектива. Комфорт стоит на первом месте. Если у меня нет никаких трудностей вне поля, тогда и о результатах можно говорить.

    — Чем запомнился период выступления в «Дариде»?

    С появлением Шабуни в „Дариде“ разрушилось все, что было нажито непосильным трудом

    — Наши отношения с «Даридой» закончились долгими разбирательствами с привлечением АБФФ. Очень плохо все вышло. Ругались, помню, с Шабуней… С появлением этого человека в «Дариде» разрушилось все, что было нажито непосильным трудом. Не знаю, где он сейчас и чем занимается. Да это и не важно. Просто такие люди не должны заниматься футболом. Это мое глубочайшее убеждение.

    — А что касается вашей травмы?

    — После первого круга у нас с Николасом Сеолином случились одинаковые повреждения. Просто обойма «Дариды» была малочисленной — играли 11-12 футболистов. Тяжелые матчи, отсутствующие условия для тренировок — вот с интервалом в неделю у нас с бразильцем и полетели паховые кольца. Доигрывали чемпионат на уколах. Сделают инъекцию — ты вроде три дня нормально тренируешься, а в день игры с кровати встать не можешь… Хотя первый круг мы отыграли здорово, шли в лидерах.

    — БАТЭ даже обыграли…

    — Да. У меня тогда вообще была сложная жизненная ситуация — в семейном плане. И в «Дариду» я попал случайно. Просто вдруг позвонил Румбутис. Атмосфера в команде мне очень понравилась — Людас Ионович проделал большую работу в этом отношении. Я достаточно сложный человек, чтобы меня принять таким, какой я есть, — вот и вливаюсь не во все коллективы. Просто женское начало сказывается — могу капризничать, обижаться. Понимаю, это мои личные проблемы, но в 34 года с ними сложно бороться… В общем, меня по-хорошему удивили команда и игра, которую мы показывали.

    — С кем из тренеров вам работалось удобнее всего?

    Солодовников — именно тот человек, который эмоционально очень схож со мной

    — Знаете… Наличие Солодовникова в «Немане» мотивировало остаться в клубе. Я и Дмитранице говорил об этом при наших встречах. Да, были трения и недопонимания между нами с Сергеем Витальевичем. Но Солодовников — именно тот человек, который эмоционально очень схож со мной. Я умею его понимать. А Сергей Витальевич способен извлекать из меня необходимые ресурсы для успешной игры. Если я эмоционально подготовлен к игре, все другие изъяны автоматически нивелируются.

    — На первой тренировке после возвращения в «Неман» Сергей Витальевич сломал себе ключицу. Это ведь тоже его как-то характеризует?

    — Он просто показал нам, как нужно отбирать мяч :). «Так не вбегают в игрока, чтобы отобрать мяч. Вот как надо бежать!» — и бух! В бампах был, поле скользкое — вот и упал. Но он быстро подскочил — а рука не двигается. Сразу позвали доктора, отвезли Солодовникова в больницу. Но это его натура. Своей работе Сергей Витальевич отдается на полную катушку.

    Кова, «собака», Тара

    — Сможете составить dream team из игроков, с которыми пересекались за время карьеры? Вы в этой команде, понятное дело, играете в нападении.

    — Давайте попробуем.

    Александр Сулима — для «Немана» Саша однозначно номер один.

    Игорь Ковалевич — Кову по-любому нужно ставить справа в защиту.

    Дмитрий Ровнейко — это сейчас у Димы есть определенные проблемы со здоровьем, но в лучшие свои годы он был крут. В моей команде Ровнейко будет играть центральным защитником.

    Считаю, Рыбак сейчас — один из сильнейших игроков своего амплуа в лиге

    Павел Рыбак — в последнее время часто сталкиваемся с Пашей на тренировках. Очень сложный защитник, постоянно хоть на полтона, но быстрее тебя. Вроде уже готов пробить головой, но тут появляется он. Считаю, Рыбак сейчас — один из сильнейших игроков своего амплуа в лиге. А у нас Паша сыграет слева. Обойдемся тремя защитниками.

    Алексей Сучков — это сейчас Сучок играет в защите. Но мне он был очень интересен как полузащитник. В нашей команде Леха будет играть левого хава.

    Дмитрий Борисейко — Диму, наверное, в серединку определим.

    Иван Денисевич — Ваня хорош в созидании, когда есть подстраховка. Под него нужна «собака» — цепкий разрушитель.

    Виталий Таращик — вот Тара и будет страховать Денисевича с Борисейко.

    Виталий Надиевский — у них с Сучковым получился классный тандем на бровке, может, лучший в истории «Немана». Ребята друг на друга никогда не обижались, взаимопонимание было на очень высоком уровне. Но в моей команде Надик будет правым полузащитником.

    Сергей Давыдов — настоящая звезда «Немана» начала века. Я его чуть застал в 2001-м.

    Lacrimosa, скрим, Бегбедер

    — Вы упомянули любителя группы Nirvana Виталия Надиевского. У вас ведь примерно те же музыкальные предпочтения?

    Nirvana и Metallica — это классика. Группы, которые уважаются по умолчанию

    — Я слушаю тяжеленькое. Те же Nirvana и Metallica — это классика. Группы, которые уважаются по умолчанию. Это даже не обсуждается. Но я стараюсь слушать группы с молодой энергетикой. Мне нужна эмоциональность теперешнего дня. Вот такая музыка мне нравится.

    — И что вы сейчас слушаете?

    — В принципе, я консервативен — не люблю эти смешные mp3-винегреты по 150 треков на диске. Предпочитаю слушать все альбомно. Считаю себя фанатом Lacrimosa. Только нужно понимать, у меня нет никаких внешних атрибутов типа напульсников или чего-то такого.

    — А еще?

    — Bring Me The Horizon.

    — Это те английские ребята, солист у которых практикует дикий скриминг?

    — Да, но мне нравится. Ведь очень важно, как ты слушаешь музыку. У меня дома японский аппарат Technics. Спокойненько одеваю ушки — и слушаю качественный диск, а не MP3 со 150 песнями. А что касается скрима, так это ведь чистая эмоция. А эмоции, считаю, — нормальное проявления для каждого человека. Иногда ведь хочется взорвать все вокруг себя. Вот музыка и дает выход.

    — Какие еще у вас предпочтения?

    — Bullet For My Valentine, Marilyn Manson. Помимо того, что музыка должна быть качественной, она должна оказывать позитивно-действенный эффект. Как-то вдохновлять. Иногда мне нравится послушать ту же готику. Вот многие говорят, что это музыка, от которой хочется умереть. А я ее воспринимаю по-другому. Просто люблю погружаться в эти дебри. Может, здравомыслящему человеку с какой-то житейской логикой это и не свойственно. А мне интересно.

    — А что по поводу книг?

    — Стараюсь читать. Правда, сейчас уже довольно долго читаю «Французский роман» Бегбедера. Не потому, что ленюсь, — предыдущую книгу этого же автора «Любовь живет три года» тоже читал долго. Объем небольшой, но я постоянно возвращаюсь на две-три страницы назад. Такая у меня манера чтения… А вообще книги Бегбедера очень нравятся — близки по духу и по восприятию жизни.

    Семенов, Месси, Марадона

    — О чем жалеете?

    — … Какого-то одного глобального сожаления нет. Понятное дело, присутствуют мелкие сожаленьица. Вот постоянно жалею об упущенных моментах во время матчей. Но если ко всему философски относиться, жить легче. Я вообще придерживаюсь распространенного мнения: «Все, что ни делается, то к лучшему». Не говорю о втором месте в 2002-м, о прошлогоднем финале Кубка. Ведь об этом можно быстро забыть, выиграв трофей уже этой весной.

    — За что стыдно?

    — Знаете, я с ребятами шучу, мол, даже если я не прав, то я прав. Всегда могу себя оправдать. Вот с Сашей Семеновым много общаемся, он тоже подискутировать любит. Я ему говорю: «Саша, не надо, все равно я окажусь правым». Это мое упрямство. Хотя, в принципе, не думаю, что у меня есть глобальные поводы для стыда.

    — Чем гордитесь?

    Горжусь «Неманом», за которым я наблюдал на протяжении своей карьеры

    — Что касается футбола, горжусь «Неманом», за которым я наблюдал на протяжении своей карьеры. Для меня это команда, которую я буду всегда вспоминать, в которой, надеюсь, будут вспоминать меня. Пускай плохим словом, пускай хорошим. Для меня гордость играть в «Немане».

    — Считаете себя хорошим футболистом?

    — Относительно… Вот некоторые специалисты даже Месси не считают хорошим игроком, мол, ему хавы очень серьезно помогают. Кто-то и Марадону не считал великим футболистом. Так что все относительно. Тем футбол и хорош —конкретных критериев оценки класса не существует.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы