Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Чем ближе к политике, тем ближе к тюрьме»

    Фансектор могилевского «Днепра» на распутье. Состав одного из самых многочисленных и интересных движей страны может значительно уменьшиться. Из-за вылета команды в первую лигу, ясное дело. Что думает об этом «руководство» сектора? Какие взаимоотношения у «речных» с клубом и милицией? Как обстоят дела с околофутболом, и чем он отличается от футбольного хулиганизма? Какое отношение у ребят к прозвищу «речные свиньи»? Об этом Goals.by рассказал один из лидеров могилевских фанатов Артем.

    На численность фансектора
    На численность фансектора "Днепра" может повлиять вылет в первую лигу
    Photo_10На численность фансектора «Днепра» может повлиять вылет в первую лигу Фото из личного архива собеседника

    Фансектор могилевского «Днепра» на распутье. Состав одного из самых многочисленных и интересных движей страны может значительно уменьшиться. Из-за вылета команды в первую лигу, ясное дело. Что думает об этом «руководство» сектора? Какие взаимоотношения у «речных» с клубом и милицией? Как обстоят дела с околофутболом, и чем он отличается от футбольного хулиганизма? Какое отношение у ребят к прозвищу «речные свиньи»? Об этом Goals.by рассказал один из лидеров могилевских фанатов Артем.

    — Какие изменения могут произойти на секторе в связи с вылетом «Днепра» в первую лигу?

    — Сейчас пока сложно сказать. Не знаю, как себя поведет основная масса молодежи, приток которой наблюдался в последние пару лет. Будем прилагать усилия, чтобы сохранить как количество, так и качество. Это простые болельщики могут приходить или уходить, а фанат не имеет права на предательство — и должен находиться с клубом и в первой, и во второй лиге.

    — А чего ожидаете?

    — Мнения у нас разделились. Кто-то за то, чтобы сохранить нынешнюю массовость. А кто-то, наоборот, выступает под девизом: «Лучше меньше, зато качественнее». Но надеюсь, все останется на уровне прошлого года.

    — Каков этот уровень?

    — За последние лет пять наблюдали неплохой приток. Дома собирали человек под 300. В Бобруйск вывозили около двухсот. Делали новые баннеры, двуручники, растяжки. В целом, можно отметить прогресс.

    — И с чем был связан упадок?

    — Были люди, которые жили воспоминаниями о начале двухтысячных. Они сами уже не хотели ничего делать в силу возраста, а заодно и мешали перспективной молодежи развиваться. Сейчас они отошли. Также поспособствовала «бронза-2009» и удачное выступление в Лиге Европы. Молодежь потянулась.

    — С какого года ведет свою историю фанатское движение Могилева?

    — Первые выезды начали пробиваться еще в середине восьмидесятых. В Брест («Днепр» выступал в первой лиге чемпионата СССР — Goals.by) выехало порядка 20 человек. Движение набирало обороты, но с развалом СССР наступило мертвое время. Заботы были совсем другие. Реанимироваться все начало в году 97-м. Потом был год чемпионства. Подъем. А затем, в 2003-м, снова начался спад. Когда мое поколение пришло, вообще ничего не было. Приходилось все начинать с нуля. Если один микроавтобус на выезд собирали — было хорошо. И так вот, потихоньку, дошли до того, что сейчас имеем.

    — Какие количественные рекорды случались на секторе?

    — Рекорд датирован началом двухтысячных. На игру в Болбасово — там свои матчи «Витебск» проводил — приехало свыше трехсот человек. Старики рассказывали, что и по 500 человек собиралось на секторе, но в новой истории наш максимум исчислялся тремя сотнями. Да и 200 человек на выезде — это успех. Вы учтите, что это не организованный выезд, как на финал Кубка между «Гомелем» и «Неманом», когда собирали всех. Это конкретно люди, которых никто не организовывал, и которые сами приехали.

    — Вы пришли на сектор в середине нулевых годов. Стало быть, величия не застали?

    — Ну, почему? На футбол я начал ходить как раз в чемпионском году :).

    — Я имел в виду фанатизм.

    — Все было, как и везде. Хаотично и неорганизованно. Нас даже называли «синий» движ. Правда, такое про каждый движ того времени можно было сказать. Люди ехали на выезд напиться и подраться. А футбол уже на остаток. Потом все начало приобретать более организованный вид. Да и поопасней все раньше было. Можно было получить и пряжкой по голове, и арматурой. Сейчас такого уже нет. Мои самые первые выезды были, пожалуй, лучшими и наиболее интересными.

    — Куда ездили?

    — На минские «Динамо» и «Торпедо», на «Белшину». Тогда у нас в стране был классический футбольный хулиганизм, а не теперешний околофутбол. Электрички, встречи поездов… Не было никаких социальных сетей, мобильных телефонов. Идешь по городу и не знаешь, откуда на тебя нападут. Это классика. Люди, которые давно ездят, со мной согласятся. Те времена — лучшие в белорусском фан-движении.

    — Деление на блоки застали?

    — Да, но не имел никакого влияния и не мог решать никакие вопросы. У «Динамо» и «Днепра» были самые сильные фанатские группировки. Кстати, до середины девяностых у нас с ними были хорошие отношения. Пока кто-то не накосячил. Деление было территориальным. Единственное, «Шахтер» к нам отошел — отчего-то не нашлось им там места. Сейчас всего этого уже нет. И мы, наверное, единственный клуб, у которого в стране столько врагов. Дружим только с «Гомелем» и нейтральны с Солигорском. Хотя «гомеля» дружат и с «Нафтаном», и с «Неманом». Но, думаю, это не надолго. И они сделают свой выбор в пользу нас :).

    — Читал у вас на гесте, Речица что-то предлагает.

    — Да, но это все будет смотреться на месте. Адекватный человек из движа предложил. Но в такие места можно приехать — и тебе гопники пробьют голову. Поэтому в каждый город будем выезжать очень серьезно. Надо везде держать ухо востро. Думаю, в первой лиге мы будем на ведущих ролях, и оппоненты из «вышки» про нас не забудут и попытаются пересечься.

    — Кстати, а на каком уровне ОФ сейчас?

    — Раньше был футбольный хулиганизм, но режим, который у нас сейчас в стране, и социальные сети практически убили его. Околофутбол — это совсем другое. В каждой фирме есть люди, которые не знают, в какой форме играет команда, но на ОФ акцию их всегда возьмут.

    — И какова численность ОФщиков в «Днепре»?

    — У нас такого нет деления. Споукмен, барабанщик могут спокойно участвовать. Вообще сейчас еще стало модно быть хулиганом. Купили с друзьями лосины и белые кроссовки, назвались «Потрошителями» и пошли по району. Мы такие вещи стараемся пресекать на корню. Сейчас у нас в  ОФ единственная сила — группировки «Mad city» и «Fighters firm». Вместе это около 50 человек. 40 из них постоянно на секторе.

    ***

    — Клуб как-то помогает?

    — У нас сейчас такая чехарда с генеральными директорами… Наверно, даже в «Динамо», тренеры реже меняются :). Со Стрельцовым, например, было очень трудно вообще о чем-то договориться. Фанаты «Динамо» за пару лет его уже практически возненавидели. Сентюров — отдельная тема. Он бизнесмен, и его главная цель была — заработать денег. Его обещания не выполнялись. Никто нам не помогал. Если у игроков были задолженности, то какая нам помощь?

    — Хотя бы помещение давали для хранения своего инвентаря?

    — У нас, независимо от клуба, сложились хорошие отношения с директором стадиона «Спартак» Валерием Черновым. Большое спасибо ему. Помогает и с пропусками, и всегда можно что-то оставить. И даже, если возникают спорные ситуации с милицией, нам проще к нему обратиться за помощью.

    — Со Стрельцовым часто доводилось встречаться?

    — Как обычно, перед сезоном были встречи. Но заканчивались они только обещаниями. Сейчас вот назначили главным бывшего директора «БПС-Банка». Я против подобных шагов. Клубом должен управлять человек, разбирающийся в футболе. Как банкир может управлять футбольными делами? Надеюсь, что все будет нормально, правда, с трудом верится.

    ***

    — Милиция — отдельная тема?

    — Да, как и у других движей страны. Может, они в будни и смотрят за порядком и спасают жизни, но на футбольных выходных реально становятся беспредельщиками. Таких сейчас даже среди «бандитов» нет. Ни за что могут ударить, увезти на сутки. И самое главное — им за это ничего не бывает. Безнаказанность. За свои годы в футболе такой ситуации, которая наблюдалась в прошлом сезоне и начале этого, я не видел. Наш сектор охраняют солдаты внутренних войск. Мы с ОМОНом меньше сталкиваемся. Но, представьте, собирается 100 человек. И еще 50 будет милиционеров тройным кольцом. А на выезде каждый себя считает большим начальником. Особенно при сопровождении. Подсаживаются в микроавтобусы. Человек заплатил деньги. Куда ты лезешь? Был у нас случай. Залезает в автобус, начинает там права свои качать. Мы ему: «Стойте. Человек за место деньги заплатил». Он в ответ: «Мы вас сейчас развернем — поедете домой». А одна высокопоставленная шишка вообще заявила: «Чтобы на каждый выезд в «микроне» одно место оставляли сотруднику милиции. И пофиг, кто за него платить будет. А иначе я пробью по своим каналам, и вас ни один ИП возить не будет». Вот как с такими разговаривать можно?

    — Оставляете место?

    — Нет, конечно. Ругаемся постоянно. Это же идиотская ситуация. Человек платит свои деньги, а в туалет сможет выйти не когда захочет сам, а когда захочет сотрудник ОМОНа. Или когда ему насвай сплюнуть надо будет.

    А вспомни самый неприятный выезд?

    — В 2010 году в Бобруйске людей били просто так. Один парень даже получил сотрясение мозга. Лежал в больнице потом. После этого мы бойкотировали домашний матч с «Неманом». Это случайно совпало со всебелорусской акцией фанатов. А еще в Борисове в 2009 году вообще не попали на стадион. Целым автобусом час пролежали мордой в пол. И, конечно, никто ничего не объясняет. Как это прапорщик в красной шапке нам будет что-то объяснять?

    — Ретиков, который динамовцев газом поливал, в Могилеве ведь служит?

    — Да. Конечно, видел его. Не первый год ходим и всех знаем. Но, к счастью, не пересекались. Мне вообще сложно понять их отношение. Зажег, к примеру, Сережа файер. Выведи Сережу. Зачем при этом бить Петю и Сашу? Да и сколько читал Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс нашей страны, видел там штрафы, лишения свободы, другие виды наказаний. Но не видел, чтобы было написано, что можно бить людей. Может, я не тот кодекс читал?

    ***

    — Фашизм, нацизм. Каких взглядов придерживается ваш сектор?

    — Когда в движение приходили нынешние лидеры сектора, в фанатизме была мода на берцы, белые шнурки и бритую голову. Конечно, у них остались определенные взгляды, но ничего такого организованного на секторе нет. Футбол должен быть вне политики. Политика — это дерьмо. Чем ближе к ней, тем ближе к тюрьме. Хотя, всех мы контролировать не можем. Не исключено, что кто-то выходит на акции. Но это сугубо личное. Ни свастики, ни кельтских крестов мы не допустим на секторе. Это не потому, что мы аполитичны или «левые». Мы реально понимаем, что если позволим кому-то пронести свастику, то это поставит крест на развитии движа. Милиция задушит.

    — А как ты относишься к подобному проявлению у других клубов.

    — Когда минчане вывесили Гесса, их сразу все нарекли фашистами. А ведь фанаты с этим баннером три КПП прошли! Зачем там стоят эти люди? В Борисове цифры были. Но пока пресса не раздула, большая часть на стадионе даже не знала, что это и что означают. Положено по закону штраф — дайте. Зачем шуметь? Сама пресса популяризировала Гесса и эти цифры больше, чем те парни, которые их вывесили.

    — У движа прозвище «речные свиньи». Так?

    — Да, но тех людей, которые заряжали раньше «Кто мы? - Свиньи!», уже не осталось почти. Теперешние группировки не имеют отношения к этому прозвищу, но это наша история. И мы обязаны ее уважать. И не отказываемся от имени. Можем нарисовать какой-то двуручник с хрюшкой.

    — А откуда пошло?

    — Была группировка «River lions» — речные львы. А свиньями их стали называть из-за алкоголя. Но раньше было такое время, что всю страну можно было назвать свиньями.

    — Что ж у нас за зверинец такой: свиньи, олени, кроты.

    — А у новополоцких вообще крысы! Так получилось. Не нашему поколению судить и что-то менять. Когда мы пришли, нас уже так называли.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы