Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Ходасевич предложил стать экспертом»

    Главный путешественник белорусского футбола вновь вернулся домой, временно прописавшись в «Сморгони». Клубе скромном даже по меркам нынешней первой лиги. Травмированный ахилл, неподписанный контракт с «Белшиной», магнитики на холодильник, майка Пессотто, попытки стать болельщиком минского «Динамо», латвийский блог и экономическое образование — об этом и многом другом Николай Рындюк рассказал в большом интервью для Goals.by.

    Николай Рындюк планирует вернуться в высшую лигу летом
    Николай Рындюк планирует вернуться в высшую лигу летом
    RindiukphotoНиколай Рындюк планирует вернуться в высшую лигу летом  Анастасия Жильцова 

    Главный путешественник белорусского футбола вновь вернулся домой, временно прописавшись в «Сморгони». Клубе скромном даже по меркам нынешней первой лиги. Травмированный ахилл, неподписанный контракт с «Белшиной», магнитики на холодильник, майка Пессотто, попытки стать болельщиком минского «Динамо», латвийский блог и экономическое образование — об этом и многом другом Николай Рындюк рассказал в большом интервью для Goals.by. 

    —  Почти год назад в интервью нашему сайту вы отшучивались, что если не найдете себе клуб, то на крайний случай пойдете играть в первую лигу. Выходит, крайний случай произошел?

    Наверное, так и есть. Хотя в то же время мой переход в «Сморгонь» — попросту следствие не самого удачного стечения обстоятельств. В феврале пришлось лечь под нож хирурга. Восстановление затянулось. Начал тренироваться только в конце апреля. Все команды высшей лиги уже были укомплектованы. Шансов трудоустроиться в элитном дивизионе не было, пусть я и опытный футболист… Но расстраиваться не собираюсь, надеюсь, что в первой лиге надолго не задержусь.

    То есть клуб из Сморгони — этакое временное пристанище?

    Футбол — штука непредсказуемая. Может, уже завтра завершу карьеру, а может, переживу вторую молодость

    — Надеюсь, что да. Правда, футбол — штука непредсказуемая. Может, уже завтра завершу карьеру, а может, переживу вторую молодость. Пока в планах набрать оптимальную форму и уже летом перейти в какой-нибудь клуб высшей лиги. Или вернуться в чемпионат Узбекистана. Тем более, амбиций и мастерства у меня хватает.

    — Давайте вернемся к межсезонью, во время которого серьезный интерес к вам проявляла «Белшина». Почему все-таки не оказались в Бобруйске?

    — Мы достигли устной договоренности, но потом я уехал на просмотр в Узбекистан. Там и повредил ахилл на искусственных промерзших полях. Нужно было делать операцию. Понятно, что в сложившейся ситуации контракт мне бы никто не предложил.

    — Расскажите, как случилось ваше повреждение?

    У меня воспалился ахилл, из-за чего не мог полноценно тренироваться на жестком покрытии. Две-три недели пытался работать, чувствуя дискомфорт. Но потом понял, что нужно хирургическое вмешательство. Мне уже предлагали договор, оставалось только поставить подпись. Однако организм не обманешь…

    Сами решили оперироваться или послушали советов врачей?

    — После неудачного просмотра вернулся в Беларусь. Понимал, что нужно подлечиться. Пошел к докторам, они сказали: «Нужна операция». В итоге все прошло успешно. Врачи прогнозировали, что уже через полтора-два месяца смогу тренироваться. Но мне понадобилось чуть больше времени.

    — Традиционный вопрос: кто вам оплачивал операцию?

    — Контракта у меня ни с кем не было, поэтому за все платил сам. Сколько денег выложил, не скажу. Секрет фирмы :).

    — В целом, что касается ваших травм, припомните самую серьезную?

    — Много было повреждений: и мениск подчищали, и паховые кольца резали. Большой спорт — это не физкультура.

    — Почему по итогу выбрали именно «Сморгонь»?

    Первоначально хотел играть в СКВИЧе

    Здесь есть все, чтобы я набрал нужные кондиции. Клуб располагает хорошими натуральными полями, чего нет у того же СКВИЧа, к примеру. Первоначально хотел играть именно в минской команде. Но, взвесив все «за» и «против», решил, что лучше не заниматься на искусственном покрытии. Тем более, после операции на ахилле. Важным фактором оказалось знакомство с главным тренером «Сморгони», которое сразу же избавило нас от разного рода недопониманий.

    — Самый важный вопрос — как в клубе обстоят дела с финансами? Ведь в прошлом году не все было ладно?

    — Меня этот вопрос не очень сильно волнует. А ребята получают зарплату вовремя.

    — Вы сильно потеряли в деньгах, вернувшись в Беларусь из Узбекистана?

    — Провокационный вопрос… Скажу так, за деньги, которые сейчас получаю в «Сморгони», последний раз играл в 17 лет :).

    — Расскажите, как вы обустроились на новом месте. Как живется в провинциальном городке?

    — Нынешний период чем-то похож на солигорский. Приезжаешь на неделю в город, работаешь. Вот такой режим. Живу на базе. Потренировался, покушал, поспал. Тур проходит в субботу, в воскресенье выходной. Ничего нового для меня в этом нет.

    Не утомляют постоянные разъезды?

    Так до Минска всего 120 километров. Сел в машину — и через час уже на месте. После Узбекистана, где можно 600-800 километров накручивать во время выезда — это вообще цветочки. 

    — Почему пока не сыграли ни одного матча за новый клуб?

    Совсем недавно решил все дела в федерации. Официально заявился

    Уже говорил, что долго восстанавливался после травмы. Вот только совсем недавно решил все дела в федерации. Официально заявился. Надеюсь, что дебютирую за свой новый клуб в ближайшей игре.

    ***
    — Вы гражданин мира — поиграли в Турции, Китае, России, Узбекистане… Магнитиков дома, наверное, много…

    — :). Есть, конечно, магнитики, но я не сильный фанат этого дела.

    — А что тогда коллекционируете?

    — Собирал футбольные майки. Правда, давно моя коллекция не обновлялась. Сейчас остыл к этому делу.

    — Какими экспонатами можете похвастаться?

    — Храню футболку, в которой дебютировал за сборную. Тогда играли с израильтянами. Я даже забил. Есть майки сборных Шотландии, Австрии, Италии. Из макаронников с Пессотто футболками обменивался. Коллекция хранится на даче у отца.

    — Все в том же интервью нашему сайту вы подробно рассказали о «Машъале» — вашем первом узбекистанском клубе. А что скажете о втором — «Динамо» из Самарканда?

    В «Динамо» было лучше в бытовом плане. Все-таки Самарканд — город покрупнее. Но в «Машъале» на голову была выше структура клуба, организация. И там, и там было по-своему хорошо. Не могу ничего плохого сказать о клубах, за которые выступал в Узбекистане.

    — Вы много где поиграли. Наверное, и баек тоже много насобирали… Может, расскажете хоть одну?

    — Дело было в Китае. Начал забивать, команда набирала очки. Коллектив меня уже принял. Решили китайцы сделать мне сюрприз — удивить деликатесом. Собачатину не предлагали, хотя случалось и такое. Но не будем отвлекаться. Значит, отвели они меня в очень дорогой ресторан. Там при тебе убивают животное и готовят. В итоге повара раздробили череп обезьянки и предложили мне попробовать ее мозги. Все это, конечно, было интересно, но я мозги есть не стал.

    — Китайцы не обиделись?

    — Обиделись. С их стороны это было очень затратно, ведь обезьянка стоила тысячу долларов. Вообще там едят все и всех. Черепаху пробовал, но обезьяну не смог.

    — Каков уровень тамошнего футбола?

    — Их высшая лига на голову сильнее белорусской. Игроки замечательно подготовлены технически. Не будем забывать, что страна большая, и конкуренция среди футболистов очень серьезная. Клубы приглашают только тех легионеров, которые играют за сборные своих стран. В Азии есть свои международные турниры. Аналоги наших Лиги чемпионов и Лиги Европы. Китай играл на чемпионате мира. Поэтому внутреннее первенство там более чем достойное.

    — О китайском футболе поговорили, давайте теперь о людях.

    Их много, постоянная суета, паника. Огромное количество населения в стране — и китайцы понимают, что если ты не будешь работать, твое место займет кто-то другой. Довелось много раз бывать на тамошних спортивных базах. Увидел, как готовят китайских олимпийских чемпионов. Жесткая дисциплина, строгий порядок. Для них тренер — будто Бог.

    — Пробовали учить китайский язык?

    — Даже и не пытался. Знаю какие-то базовые слова, не более того. У них четыре тональности, в каждой ударение ставится по-своему — ужас! Были забавные ситуации, когда просишь что-то одно, а тебе приносят совершенно другое. И все потому, что ты неправильно поставил ударение.

    — А вообще вы владеете каким-нибудь иностранным языком?

    Сносно разговариваю по-английски. Хотя никогда его не изучал. В школе мне преподавали немецкий

    — Сносно разговариваю по-английски. Хотя никогда его не изучал. В школе мне преподавали немецкий. Но из-за того, что много путешествовал, выучил язык родоначальников футбола. Начинал с «yes» и «no», много слушал, пытался что-то запомнить, практиковался в языковой среде. Так что теперь в англоговорящей стране не потеряюсь.

    ***

    Когда вы играли в Латвии, то вели блог. Можно сказать, что во время латвийского этапа карьеры внимание к вам было повышенным?

    — Можно. Один сайт предложил стать блоггером — я согласился. С успехом писал посты. Люди интересовались моей персоной, спрашивали мое мнение. Тогда и команда у нас была перспективная, и я хорошо играл. Если бы не финансовый кризис, может, до сих пор был бы в Латвии.

    — Как чисто технически проходила подготовка каждого поста блога? Слабо верится, что вы сами писали тексты...

    — Я сам создавал все записи, их никто не редактировал. Иногда созванивался с журналистами, чтобы уточнить тему того или иного поста. Но чтобы кто-то писал текст за меня — такого не было. Всегда умел выражать свои мысли и в школе учился неплохо :).

    — По приезде в Беларусь не хотите заняться этим же делом?

    — Если кто-то предложит, то почему бы и нет? Правда, думаю, у нас в стране достаточно более популярных и перспективных футболистов, чем я. Они могут рассказать много интересного, если, конечно, захотят.

    — Вообще активничаете в интернете?

    Достаточно много провожу времени в сети

    — Достаточно много провожу времени в сети. Читаю в основном спортивные ресурсы: Goals.by, «Прессбол», Football.by, «Спорт-эспресс». Tut.by часто просматриваю. Так что в курсе всех новостей.

    ***

    — Вы выступали во всех грандах белорусского футбола. С каким клубом связаны самые теплые воспоминания?

    — Конечно, с БАТЭ. Я находился в этом клубе с момента начала его существование. Помню, как мы выходили из второй лиги в первую, из первой в высшую. Мой трансфер был одним из первых, которые осуществил Анатолий Капский. Остальные клубы в моей карьере были промежуточным этапом. О них я не могу сказать ничего плохого, но Борисов — это что-то большее…

    — То есть глупо спрашивать, какой команде симпатизируете в нынешнем чемпионате страны?

    — Разумеется, поддерживаю БАТЭ. Пытался как-то поболеть за «Динамо», но что-то у них не получается. Много друзей симпатизируют минчанам. Однако белорусское «класико» расставило всех на свои места.

    — Что скажете о нынешнем чемпионате высшей лиги, в котором играют 11 команд?

    Очень мало команд для вышки. Понятно, что руководствовались спортивным принципом, но нужно было сохранять двенадцатый клуб. В идеале же в элитном дивизионе должно быть 16 дружин. Все кричат, что нужно давать шанс молодежи. Так пускай будет больше команд в высшей лиге, там бы перспективные ребята и обкатывались.

    — В первой лиге, как и в высшей, нечетный состав участников…

    — Это проблема региона, который представляет команда. Почему она снимается с чемпионата? Не нужен вам клуб — раньше нужно было об этом думать. Взялся за гуж — не говори, что не дюж. Мы, белорусы, до последнего надеемся, что все будет хорошо. Но так бывает очень редко.
    — Сморгонь — середняк первой лиги, как многие считают. Или вам кажется, что команда способна зацепиться за вышку?

    Перед нами никто не ставил такой задачи. Нужно реально смотреть на вещи. О какой «элите» можно говорить?! Кто будет выходить в высшую лигу за три копейки?! Пусть «Днепр», СКВИЧ, «Городея» борются. Мы же будем портить этим командам нервы.

    ***

    — Как бывший игрок БАТЭ, что скажете об инциденте в Гомеле?

    То, что говорят о Баге, на него не похоже

    Я в тот день не был на стадионе, поэтому не могу сказать, что там на самом деле произошло. Хорошо знаю Лешу Багу, вместе играли в БАТЭ и в Латвии чуть позже. То, что говорят о Леше, на него не похоже. Бага всегда был спокойным.

    — Что скажете о поведении Артема Концевого?

    — Я видел видео, на котором запечатлены его жесты. Ничего похабного в них не увидел. Да, было какое-то движение руками, но его можно трактовать по-разному.

    — Как-то вы сказали, что переход в клуб уровня «Городеи» — это «еще полгода поиграть и пора заканчивать». Сейчас над расставанием со спортом не задумываетесь?

    — Хочется максимально оттянуть момент завершения карьеры. Сейчас идет третья неделя после того, как я приступил к тренировкам. Никаких проблем со здоровьем нет. Если возникнут какие-то трудности, мучить себя, тренеров и болельщиков не буду. У меня есть три месяца, чтобы определиться, кем я буду в ближайшем будущем.

    — Вы подали документы на прохождение тренерских курсов. Как решились на это?

    Еще два года назад поступил в институт переквалификации кадров, с успехом его закончил

    — У меня есть экономическое образование. Еще два года назад поступил в институт переквалификации кадров, с успехом его закончил. Зимой из-за операции не знал, буду ли играть. Нужно было задумываться о будущем, вот и записался на эти курсы.

    — И как проходит обучение?

    Со мной в группе много ребят, которых знал еще до поступления. Вижу, как люди плавно заканчивают игровые карьеры и переходят на другие должности. Всю свою жизнь я провел в футболе, хотелось бы в нем и остаться. Не важно, в каком качестве: второго тренера, селекционера, менеджера… Главное быть вместе с игрой.

    — Может, в спортивные аналитики рванете?

    Почему бы и нет. Коля Ходасевич пригласил как-то на свою передачу. Ему понравилось, как я выражаю свои мысли. Может, я что-нибудь комментировать буду. Коля предложил стать футбольным экспертом. Почему бы и нет? 

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.