Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Дела сердечные

    14 апреля текущего года прямо на поле остановилось сердце полузащитника «Ливорно» Пьермарио Морозини… Потерявшим сознание Фабрису Муамба из «Болтона» и Марко Поманте из «Ночерины», благо, повезло больше. Вообще же за последние 12 лет на поле скончался 31 футболист. Ужаснувшись подобным показателям, корреспондент Goals.by решил поинтересоваться, как обстоят дела с обеспечением здоровья игроков в нашей стране.

    Проблемы с сердцем занимают первое место при недопуске игроков к футболу
    Проблемы с сердцем занимают первое место при недопуске игроков к футболу
    Rewalls.com-21545Проблемы с сердцем занимают первое место при недопуске игроков к футболу rewalls.com

    14 апреля текущего года прямо на поле остановилось сердце полузащитника «Ливорно» Пьермарио Морозини… Потерявшим сознание Фабрису Муамба из «Болтона» и Марко Поманте из «Ночерины», благо, повезло больше. Вообще же за последние 12 лет на поле скончался 31 футболист. Ужаснувшись подобным показателям, корреспондент Goals.by решил поинтересоваться, как обстоят дела с обеспечением здоровья игроков в нашей стране.

    «Игроков с плоскостопием в «Динамо» не возьмут»

    В первую очередь интерес вызвало медицинское обеспечение футбольных клубов. Как проходят осмотр? Что делают врачи в случае выявления заболевания и как контролирует состояние здоровья игроков федерация футбола Беларуси? Об этом Goals.by рассказал врач основного состава минского «Динамо» Руслан Пантелей.

    — Мы в «Динамо» проводим комплексный медицинский осмотр футболистов. Игрок сдает все возможные анализы. Начиная от общего анализа крови и заканчивая биохимическим. Обходит всех профильных специалистов, проходит процедуру УЗИ органов брюшной полости, щитовидной железы, головы, сердца. Последнюю проводим каждый год. Во-первых, такова рекомендация УЕФА, а, во-вторых, нагрузки и экология до добра порой не доводят. И когда спортсмен разбирается со всеми этими делами, отправляется на тестирование. Там снова проводится обследование сердца. Причем при практически максимальных нагрузках. Что называется, на пределе. Но исключительно на этом не зацикливаемся. Игроков с плоскостопием второй степени в «Динамо» тоже не возьмут.

    — А есть какие-то рекомендации от федерации, к примеру, планка показателей, не позволяющих играть?

    «Федерация не очень активно принимает участие в медицинской жизни клубов»

    — Скажу честно, федерация не очень активно принимает участие в медицинской жизни клубов. Хотя иногда устраивает проверки. Но не совсем понятно, зачем. Чиновники просят карточки игроков. Правда, получается, смотрит их человек без медицинского образования. И что он разберет в терминах или показателях? В клубах медицинские службы имеют разные подходы. Вот и выходит, что парень, не заигравший в «Динамо», потом всплывает в другом клубе.

    — Подобное происходит оттого, что в «Динамо» один уровень «годности», а в других клубах немного иной?

    — У нас нельзя играть, просто потому что нельзя. Случись беда — ответственность ляжет на тех медиков, которые давали допуск футболисту. Нам руководство сказало: «Пустите на поле больного — будете отвечать». Но такого общего документа с большим количеством прописанных в нем пунктов, который бы регламентировал допуск футболистов, пока не существует. Сейчас мы руководствуемся приказом «О призыве в армию», разработанным совместно Минобороны и Минздравом Беларуси.

    — А когда что-то находите, как действуете?

    — Пока, тьфу-тьфу, у игроков «Динамо» ничего такого не было. Это я про тех ребят, которые выступают за команду и проходят регулярные осмотры. А в случаях с игроками, приезжающими на просмотр… Предположим, определили у спортсмена брадикардию (разновидность нарушения синусового ритма — Goals.by). Проводим холтер-мониторинг. В течение суток снимаем показатели, смотрим, как меняется сердечный ритм. Если ночью есть паузы порядка трех секунд, значит, этот человек в футбол играть не будет. Выносится консультативное заключение, в котором все объясняется, указывается диагноз и прочее. И не важно, что он, например, классный футболист. Лучше не допустить парня к выступлениям, чем потом разбираться с плачевными последствиями. Вы же следите за последними мировыми делами. Падают…

    — И кому идет эта бумага? В федерацию?

    — Нет. Она в клубе остается. Можем еще спортсмену выдать копию.

    — То есть, информации о том, что какой-то игрок «забракован», федерация не имеет?

    — Нет. Федерация алгоритмов действий на такие случаи не предоставляла.

    — Давайте еще вспомним случай с Русланом Пименовым, которому запретили играть, а он, по слухам, привез из Москвы медицинский дозвол.

    — Про него могу сказать следующее. Его диагноз был выявлен еще в «Локомотиве». У Руслана при нагрузках резко подскакивал пульс. Сделали обследование и операцию. После случившегося ни один врач не возьмет на себя ответственность за такого футболиста.

    — Так он же играл.

    «Я был против того, чтобы Пименов даже тренировался. И каждый выход Руслана на поле проходил «под напряжением»

    — Выходил на поле, пока делали обследование и ждали результатов. Я был против, чтобы он даже тренировался. И каждый выход Пименова на поле проходил «под напряжением». А что касается справок и медицинских заключений из других стран, так у нас они не действуют. Все обследования проходятся повторно. Даже если игрок только вчера прошел его в другой стране, сегодня снова будет проходить. В Беларуси есть все для того, чтобы оценить состояние здоровья спортсмена.

    — А клубные врачи проходят какую-то переаттестацию?

    — Это зависит от клуба. Мы каждый год отправляемся на курсы повышения квалификации. Сами мониторим, выбираем те, которые нам интересны. Также стараемся отслеживать и посещать международные курсы и семинары.

    — А экзамены на профпригодность федерация устраивает?

    — Нет, такого нет.

    «Не все сердечные пороки мешают заниматься спортом»

    Проблемы с сердцем могут проявляться уже в детстве и подростковом возрасте. О том, как обстоит дело с обнаружением сердечных пороков в столь нежном периоде, рассказала врач футбольного клуба «Минск» Екатерина Платонова.

    — По медицинским показаниям чаще всего отсев детей происходит из-за патологии сердечно-сосудистой системы и системы опорно-двигательного аппарата. Но проблемы с сердцем занимают первое место. Это и различные пороки, и изменения в миокарде.

    — Как выявляются патологии?

    «При поступлении ребенка в футбольную школу собирается анамнез, делается выписка из его амбулаторной карты в поликлинике»

    — При поступлении ребенка в футбольную школу собирается анамнез, делается выписка из его амбулаторной карты в поликлинике. Выписываем все данные. А когда мальчишка прозанимается более двух лет, проводим углубленный осмотр. Делаем УЗИ сердца, ЭКГ и так далее.

    — А раньше?

    — Хорошо, если УЗИ сделают раньше. Просто, когда ребенок занимается в группе начальной подготовки, ему достаточно только справки из поликлиники. И лишь потом, когда игрок выходит на другой уровень, осуществляется осмотр. Проводим его каждые полгода. А вообще, не все сердечные пороки мешают заниматься спортом.

    — И при каком пороке сердца можно играть в футбол?

    — Существует перечень заболеваний, которые препятствуют занятию профессиональным спортом. Среди них некоторые сердечные пороки, нарушения ритма сердца, бронхиальные астмы. Например, с пороком митрального клапана первой степени допустимо, но «на тоненького». А вот с таким же пороком, но второй степени, уже нет.

    — Этот перечень большой?

    — Да, по каждой системе человеческого организма свои заболевания.

    — Сердечника тяжело распознать?

    «У нас просто многие ребята недообследованы. Если визуально ребенок здоров, то никто и не будет этого делать»

    — Нелегко. У нас просто многие ребята недообследованы. Если визуально ребенок здоров, то никто и не будет этого делать. На начальном этапе — первые два года — об этом должны позаботиться родители.

    — А вы в школе много отсеваете детей из-за сердечных проблем?

    — Не очень. Но когда ребята растут, могут вылезать болячки. К счастью, они не являются врожденными патологиями. Нарушение ритма сердца, например. Это приобретенное, и мы пытаемся лечить.

    «Проверять уровень докторов федерация не должна»

    Понятное дело, требовалось выслушать представителя федерации футбола. На официальном сайте АБФФ в два клика был найден медицинский комитет. Но его председатель, а по совместительству и директор Республиканского центра спортивной медицины (РЦСМ), Евгений Лосицкий, сославшись на острую занятость, перенаправил нас к своему заместителю Олегу Савчуку. И заверил, что Олег Александрович обстоятельно ответит на все вопросы. Не обманул.

    — Олег Александрович, какие требования по здоровью футболистов есть со стороны федерации?

    — Есть требования УЕФА, которые обязывают обледоваться раз в год. Наше же Министерство спорта и туризма определило, что сборная должна проходить медосмотры два раза в год. Мы их проходим в РЦСМ. Вообще, все футболисты осматриваются в клубах, и если ребят допустили там, они годны и для сборной. Получается небольшое дублирование, но что поделаешь.

    — А федерация этот процесс как-то контролирует?

    — Сборные команды — да. Все результаты обследований доносятся доктору, который докладывает тренеру. И если у футболиста что-то найдут, об этом сообщается и в клуб.

    — Так, а федерация?

    — А тренер сборной это и есть федерация. Каждый отвечает за свой возраст.

    — А клубный контроль?

    «АБФФ не может давать допуск или, наоборот, запрещать человеку играть. Федерация только получает данные, но не влияет на процесс»

    — Клубы определяют заявку на чемпионат. И если командный доктор поставил свою печать, значит, допуск получен. И вот через эту заявку федерация и получает информацию о здоровье. Но АБФФ не может давать допуск или, наоборот, запрещать человеку играть. Федерация только получает данные, но не влияет на процесс.

    — А если одна команда запрещает играть тому или иному футболисту, впоследствии он может выступать в другой?

    — Теоретически может. Но ведь там его тоже обследуют и, если найдут противопоказания, запретят играть.

    — Но ведь были примеры с Вискушенко и Хачатуряном.

    — Хачатуряном я как раз и занимался. Случай был сложный. Пришлось консультироваться на высшем уровне. В результате ему дали допуск. И видите, Андрей играет.

    — То есть федерация повлиять ни на что не может?

    — А как может она повлиять, если там не врачи работают?

    — Ну, хоть проверку квалификации докторов клубов может инициировать?

    — А как?

    — Нанять врачей, например, и с их помощью провести проверку.

    «Функцию проверки уровня докторов федерация выполнять не должна»

    — Во всех клубах, когда врачей берут на работу, требуют диплом. К тому же они постоянно проходят курсы повышения квалификации. Функцию проверки уровня докторов федерация выполнять не должна.

    После этой беседы захотелось выяснить, что же входит в компетенцию медицинского комитета, если федерация ничего толком не решает. Оказалось, все очень просто.

    — Комитетом осуществляется медицинское обеспечение национальных команд всех возрастов и уровней. А под медицинским обеспечением понимается большой круг обязанностей, — сказал Евгений Лосицкий.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.