Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «В России получал в пять раз больше»

    Встретившись с корреспондентом Goals.by, Виктор Борель рассказал, почему временно передвигается на общественном транспорте. Вспомнил большую часть своей карьеры. Поведал о дружбе с Андреем Юсипцом и штрафах, которые выписывал Валерий Яночкин. Признался, что когда-то напрочь отмел вариант перехода в первую лигу и закончил карьеру. А также не без приятности отметил, что Бореля по сей день помнят болельщики, а греческие и турецкие клубы жаждут видеть в своих рядах.

    Виктору Борелю всегда хотелось закончить карьеру именно в
    Виктору Борелю всегда хотелось закончить карьеру именно в "Гомеле".
    _1Виктору Борелю всегда хотелось закончить карьеру именно в «Гомеле». Мария Амелина

    Встретившись с корреспондентом Goals.by, Виктор Борель рассказал, почему временно передвигается на общественном транспорте. Вспомнил большую часть своей карьеры. Поведал о дружбе с Андреем Юсипцом и штрафах, которые выписывал Валерий Яночкин. Признался, что когда-то напрочь отмел вариант перехода в первую лигу и закончил карьеру. А также не без приятности отметил, что Бореля по сей день помнят болельщики, а греческие и турецкие клубы жаждут видеть в своих рядах.

    — Добрый день, Виктор. Вы пешочком?

    — Машина на ремонте. Случай был месяц назад. Ужинали с семьей. Сын спрашивает: папа, а что у нас за пожар во дворе? Я смотрю, а там соседская машина горит и моя рядышком уже начинает. У меня Volkswagen Passat B6, только пригнали в прошлом году. Паника была страшная. Похватали покрывала, воду, побежали вниз. Я взял ключи, меня люди отгоняли — машина уже хорошо так горела. Я рискнул прыгнуть в нее, отогнал, а потом потушили. Это сейчас смешно, а тогда… За 38 лет такого адреналина у меня не было.

    — Почему рассмеялись, когда услышали название рубрики?

    — Потому что если вспомнить свою карьеру, где много всего было, то действительно есть о чем поговорить. Вот иногда спрашивают: а чтобы вы поменяли, если бы вернуть время назад? А ничего бы не менял. Были поступки, когда ссорился с болельщиками, потом извинялся. Я доволен своей карьерой, доволен завоеванными наградами, доволен командами, где играл, доволен, что познакомился со многими замечательными людьми. Но самое главное для меня — признание болельщиков. Что может быть ценнее? Меня никто из них не забывает. Могут подойти на улице, поинтересоваться. Помню, когда «Гомель» выиграл серебряные медали, меня вызвали на сцену и от болельщиков подарили майку с надписью «Борель на все 100».  

    — Курите?

    — Это я уже после окончания карьеры футболиста начал. А так у меня проблем с нарушением режима не было никогда. Да, можно было сходить в выходные покушать, повеселиться, но не более. В команде всякое бывало. И не только в нашей, наверное, у всех. Тут все зависит от человека, уровня его профессионализма. Мы можем обмануть любого в этой жизни, но футбол мы не обманем — он свое возьмет. Все эти нарушения обязательно стрельнут. Я много раз такое видел. Тот, кто себя бережет, профессионально относится — чего-то достигает. А если в молодом возрасте посматриваешь на различные гуляния, то процент того, что ты добьешься чего-то, крайне низок. 

    — Виктор, вспомните момент, когда отчетливо поняли, что с карьерой игрока нужно заканчивать?

    — Это произошло, когда я в последний раз пришел в «Гомель» (в 32 года). Прошел небольшую предсезонную подготовку у Анатолия Ивановича Юревича. И в один из дней он вызвал меня к себе в кабинет и так издалека начал говорить. В итоге предложил закончить игровую карьеру и перейти на тренерскую работу. 

    — Обидно? 

    — Хотелось еще играть, радовать болельщиков, получать удовольствие. Сказали подумать денек. Я все взвесил, вспомнил о травмах. Хотим мы этого или нет, но возраст берет свое. Принял тогда решение и сейчас не жалею. Рад, что судьба распорядилась так, что я остался в Гомеле.

    — Было ощущение, что есть силы продержаться еще сезон?

    — Я начинал карьеру в Гомеле, и у меня было четкое осознание того, что заканчивать нужно в своем родном городе, в команде, которая тебя воспитала. И когда было предложено стать тренером, сразу возникли мысли поиграть. Был еще вариант пойти в первую лигу под определенную задачу. Я тогда четко понял, что лучше заканчивать с футболом, чем идти во второй дивизион.

    — Сейчас первая лига очень популярна среди футболистов, чья карьера близится к закату. Многие игроки с именем хватаются за нее, как за последний шанс. Осуждаете? 

    — Нет! Если есть силы и желание, если не насытился, играя, то почему бы и нет? Это право каждого. Но я считаю, что лучше набраться смелости, мужества и уходить. Не жалею, что так сложилось. 

    — Не жалеете, но, наверное, часто вспоминаете те славные времена, когда Виктор Борель «пылил» за «Гомель» так, что от одной фамилии страшно становилось? 

    — Конечно, это все просто так не выбросить из головы. В мои времена люди шли на футбол, чтобы посмотреть на личности. Они ведь действительно были: с харизмой, желанием, со спортивной злостью в глазах. Да и сейчас тоже часто смотрят на отдельных игроков. В этом году таких достаточно и в «Гомеле», и в других командах.

    ***

    — Чем запомнился легионерский этап карьеры?

    — Мой первый заграничный опыт - «Металлург-Кузбасс» из Новокузнецка. Я тогда ушел из «Гомеля» и сразу поехал с новой командой на сборы в Турцию. Первый раз в жизни такое видел: за все время просеялось порядка 75-ти футболистов! Казалось, что я попал в какой-то зверинец. Каждый боролся, хотел отстоять свое место. Но со временем, когда прошли сборы и были отобраны двадцать человек, это была самая дружная команда. Этот период в «Кузбассе» дал мне очень большой опыт и как игроку, и как человеку.

    — Как игралось?

    — Команда у нас была очень сильная. Мы долгое время шли на первом месте, но попали в непростую ситуацию — за первый круг высмоктали весь бюджет. Если бы нам поставили задачу попасть в высшую лигу, мы бы это спокойно сделали. Но нам сказали, что никому не нужно место в «пятерке». Главное — не вылететь. Я вообще не понимал, что происходило. Тренер был амбициозный, но ему раз-другой намекнули. Однако в ближайших двух домашних играх мы обыграли лидеров. После этого он пришел в раздевалку и сказал: «Ребята, извините, я команду покидаю». Все понимали. Тут же начался отток футболистов, которых он приглашал. Задача занять 13-е место оказалась благополучно выполнена :).  

    — А зарплата?

    — Если в «Гомеле» я на тот момент получал 500 долларов, то в России в 5 раз больше.

    — Остались контакты, друзья с того времени?

    — Там было много хороших ребят. Не было «звезд», но был коллектив. Была идея, амбиции. Остались и знакомые, и контакты в Новокузнецке. Но многие уже ушли из футбола.

    — Как семья переживала вашу отлучку?

    — Я ей очень благодарен. У меня трое детей. На последнем сборе в Турции созвонился с женой и говорю: приеду в Новокузнецк, освоюсь, а потом и вы приезжайте. Потому что я только на карте видел этот город. Старшему сыну было четыре года, а младшему — восемь месяцев. На следующий день мой отец привозит мою жену с маленькими детьми в Москву, и она летит со мной :). Было тяжело сразу, но жена очень сильно поддерживала. Я не понимаю, как она одна справлялась со всем. Даже если сейчас взять. Я могу признаться, что больше уделяю времени команде «Гомель» (1995 г.р), а не семье.

    ***

    — Дети занимаются футболом? 

    — Старший сын увлекается историей, ездит на экскурсии, ему все это интересно. Младший занимается футболом, просто бредит им. А как оно будет дальше, покажет время. Дочка же занимается спортивной гимнастикой. 

    — Кто ваш самый близкий друг из тех, с кем играли вместе в Беларуси?

    — Как известно, друзей много не бывает. Не хочу кого-то обидеть, но самый хороший товарищ — Андрей Юсипец. Играли вместе, работаем сейчас в структуре «Гомеля».

    — Может, вспомните случай-другой интересный, связанный с вами и Юсипцом. Например, когда выручали друг друга, вместе переживали сложные времена? 

    — Перед перерывом в Новокузнецке моя семья уехала в Гомель, а у меня еще два тура на выезде было, с «Кубанью» и «Анжи». Прилетев в Москву, я первым делом помчался не в Гомель, а в Минск к Андрею в больницу. Он играл за «Ведрич» и получил страшный перелом. Приехал к нему и был в шоке — человек лежит весь в гипсе, нога в подвешенном состоянии.

     

    — В те времена футбол был интереснее?

    — Он был совсем другой. Мой отец приходил на матч за полчаса до начала, еще на старенький наш стадион. И уже тогда негде было сесть, а вмещала арена порядка десяти тысяч, вроде. Это говорит о том, что людям нравился футбол. Сейчас преимущественно от обороны команды играют, на результат. Тогда было меньше тактики, больше индивидуальных действий. Сейчас и в Европе, и в Беларуси футбол стал намного быстрее, команднее. Но все равно есть игроки, которые решают. Даже в «Реале» или «Барселоне» вроде бы полный состав звезд, а «божат» Роналду и Месси.

    — Болеете за кого-то из них? 

    — В испанском чемпионате за мадридский «Реал». А вообще за «МЮ».

    ***

    — Вспомните матч, который стоит перед глазами, словно это было вчера?

    — Особняком стоят те матчи, когда на 90-й минуте забивал победные голы. Эти эмоции болельщиков нельзя ни с чем сравнить. А самый особенный поединок — финал Кубка Беларуси-2002 против БАТЭ. В первом тайме борисовчане нас переиграли объективно, но потом мы провели две удачные контратаки и выиграли ту встречу. А вообще матчи с БАТЭ всегда выделялись. После нашей победы в финале Пунтус сказал газете «Футбол Гомельщины», если, мол, «Гомель» выиграл по праву, то пусть приедет в Борисов и докажет. А нам как раз через тур нужно было снова с ними играть. Пришлось приехать и доказать :). Я в финале забил и отдал. В Борисове забил Дима Корсаков. Но это еще не все. Когда во втором круге БАТЭ приехал в Гомель, мы снова выиграли, только в этот раз забил я.

    Как не вспомнить матч против финского ХИКа, где я тоже отличился? И, конечно же, игру с «Шальке-04». Атмосфера сумасшедшая, даже не на стадионе, а в городе в целом. Выход на их арену — это эмоции на всю жизнь. Мы в Германии проиграли первый тайм всего 0:1. Тогда командой руководил Подпалый, и перед матчем на установке говорил: играйте, получайте удовольствие, не прижимайтесь к воротам, покажите себя, вам нечего терять. Помню, посмотрел на табло — прошло всего-то две с половиной минуты, а мы уже прибиты к своим воротам :).

    — А самый памятный гол?

    — Ой, голов ярких было очень много. Самые ценные — это те, когда спасались, вырывались матчи.

    — Бывает, что пересматриваете видео с собой в главной роли? 

    — Честно, года три ничего вообще не смотрел. И вот не так давно сын взял диски, я тоже посидел, вспомнил — ностальгия очень сильная. Это все остается, никуда не уйдет, но пускай лучше дети наши смотрят.

    — Перед отъездом в Россию вы выжигали газон в «Гомеле» дотла, а вернувшись на Родину, перешили в «Шахтер». Не очень понятно.

    — Кто-то хотел меня видеть в той команде, кто-то, наоборот, был против. В этот момент, когда из-за неопределенности было тяжело, позвонил Вергейчик. Мы стали чемпионами, выиграли кубок, одолев «Гомель» - я остался доволен. Очень благодарен Юрию Васильевичу, но в подсознании хотел вернуться именно в «Гомель». 

    — Всегда сами принимали все решения или был главный советчик?

    — Я мог поинтересоваться, но последнее слово всегда оставлял за собой. Когда впервые уходил из «Гомеля» в минское «Динамо», меня многие отговаривали. Но я хотел поиграть со «звездными» Хацкевичем, Белькевичем, Качурой.

    —  А сейчас кого назовете самым ярким белорусским игроком? 

    — Прежде всего, это Саша Кульчий. Человек столько лет предан футболу! А вообще у нас много хороших футболистов. Но нашему менталитету не хватает чего-то. Помню, читал интервью Джанлуки Виалли, и у него спросили: почему русские игроки приезжают в клубы звездами, но не остаются ими? А ведь это так и есть, даже сегодня. И он тогда ответил: у вас совершенно другой менталитет. Если я заработал миллион, то хочу заработать второй. А когда русский заработал миллион-два, у него все несется вниз.

    ***

    — Тяжело было убивать в себе футболиста?

    — Очень тяжело. Но в моем понимании это нужно делать.

    — Наверняка бывали моменты, когда хотелось выйти и показать, как должны играть нападающие? 

    — Так оно сразу и было :). А сейчас, даже работая с семнадцатилетними пацанами, я им говорю: вы не думайте, что тренер поможет вам, выйдет и забьет. Он может вам помочь, пока вы не вышли на поле. Единственное, чего я требую от ребят, — это строгость в обороне. А в атаке пусть импровизируют. 

    — А вам тренеры сильно помогали? 

    — Каждому специалисту я очень благодарен. Хотя в бытность игроком этого не было. Кого-то выделять не хочу. Меня и воспитывали, и ругали. Помню, как Кузнецов после игры с «Торпедо», где мы проиграли 0:4, сказал команде: ребятки, ничего страшного. А потом повернулся ко мне и... я так огреб, словно один проиграл тот матч. Он поговорил со мной на повышенных тонах, и это подействовало. В восьми следующих турах я забил 12 мячей. 

    Помню еще один случай. У Гены Близнюка была свадьба, после сезона уже. Кузнецов меня подозвал и говорит: «Ну что, Витя, поедешь на просмотр в ЦСКА? Я говорю: подколоть меня решили? В ответ услышал несколько фраз в жесткой форме. И он тогда не шутил — интерес на самом деле был, но я уехал на сборы с «Гомелем». Меня многие тренеры терпели, иногда показывал свое «я». Но если ты это делаешь, то выходи с этим «я» и забивай, доказывай правоту. У меня так и происходило.

    — А еще были забавные случаи? 

    — Расскажу, но без фамилий. Некоторые наши игроки однажды хорошенько погуляли. А главным тренером был Валерий Потапович Яночкин. Собрал всех и начинает выступление: я больше терпеть этого не буду и не могу. С сегодняшнего дня за первое нарушение — штраф 100 долларов, за второе 200, за третье 300. А за четвертое, уж простите… Все думают, что сейчас про отчисление скажет. А он такой с улыбкой: а за четвертое — 400 долларов :).

    — Как вы проводите свободное время в кругу семьи?

    — Знаешь, мне стыдно. Вот ты спросил, а я понимаю, что даже в парк со своими детьми не ходил. Если есть свободное время, то проводим его преимущественно дома.

    — Играете в футбольные симуляторы?

    — Я — нет. Дети играют.

    — А я большой поклонник симуляторов. Причем, очень старых версий. Так вот, в одном «Football Manager» начинал играть за «Гомель». Виктор Борель у меня забивал по 25-28 мячей за сезон. А потом греческие и турецкие клубы начинали на вас охоту. И мне ни разу не удалось вас удержать! Были ли реально предложения из Греции, например, или это просто глупости? :) 

    — Вроде ничего не было такого. Но мне чертовски приятно, что на меня есть спрос, даже когда закончил карьеру :).

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.