Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Гопники есть везде»

    Любовь к истории, отсутствие предрассудков, оршанские драки район на район, лень, Виталий Володенков в сельпошном пиджаке на голое тело, новополоцкий «Silent Hill», вопросительные интонации Анатолия Капского и газетофил Юрий Цыгалко. За несколько дней до нереализованного пенальти во встрече со «Славией» и послематчевых откровений Сергея Балановича Дмитрий Комаровский в течение без малого часа отвечал на вопросы Никиты Мелкозерова.

    Дмитрий Комаровский уверяет, что
    Дмитрий Комаровский уверяет, что "Шахтер" пытается стать лучше БАТЭ.
    _1Дмитрий Комаровский уверяет, что «Шахтер» пытается стать лучше БАТЭ. Анастасия Жильцова

    Любовь к истории, отсутствие предрассудков, оршанские драки район на район, лень, Виталий Володенков в сельпошном пиджаке на голое тело, новополоцкий «Silent Hill», вопросительные интонации Анатолия Капского и газетофил Юрий Цыгалко. За несколько дней до нереализованного пенальти во встрече со «Славией» и послематчевых откровений Сергея Балановича Дмитрий Комаровский в течение без малого часа отвечал на вопросы Никиты Мелкозерова.

    «Раньше ели какую-то ерунду»

    — Как там Юрий Васильевич поживает?

    — Вообще лучше всех! :) Как обычно. Полностью занят клубом. Вот сейчас какие-то бумаги подписывает на строительство полей — работает. Как бы кто к Вергейчику ни относился, но для «Шахтера» Юрий Васильевич — фигура знаковая. Может, порой он и резко выступает, что кого-то нервирует. Однако я уважаю нашего директора. Человек на самом деле трудится. Тем более нужно делать сноску на наши условия. «Шахтер» все-таки провинциальный клуб. Раскрутить такой проект тяжело. Может, чего-то очень значимого в последние годы команда не добилась, нет резкого скачка в развитии, но ведь все равно мало-помалу прогрессирует. Взять ту же инфраструктуру. Недавно клубу отдали старую базу на реконструкцию. А когда я только пришел в «Шахтер», жили с ребятами в гостинице «Алеся».

    — Сейчас, получается, на базе?

    — Да. Хотя после переезда некоторые трудности все равно остались. Пока не стал функционировать пищеблок, ездили питаться в «Алесю». А там вообще ужасно кормили. При этом клуб тратил на питание какие-то нереальные деньги. Стали просматривать документы, так там такие суммы были прописаны, что в Минске можно каждый день питаться. А ели мы какую-то ерунду.

    — Какую?

    — Ну, вот смотри. В любой центральной гостинице практически любого города каждые пятницу-субботу проводятся свадебные банкеты. После торжеств ведь что-то из еды остается. Зачем выкидывать? Вот и перерабатывают. Везде так делается. А сейчас на базе питание мне очень нравится. Все идеально, я считаю.

    — И что футболистам нужно есть?

    Помню, куда ни приедешь с „молодежкой“, везде шведские столы. Так Курненин нас все одергивал: «Не набирайте, не набирайте» :)

    — Говорят, макароны и курицу :). Мне, если честно, без разницы. Лишь бы пища была хорошо приготовлена. Те же пирожные я не очень люблю, потому ограничивать себя не приходится. Только в день игры стараюсь есть поменьше. Еще Юрий Анатольевич Курненин говорил нам, что еда за несколько часов до матча все равно не дает нужной энергии организму. Помню, куда ни приедешь с «молодежкой», везде шведские столы. Так Курненин нас все одергивал: «Не набирайте, не набирайте» :). Хотя все-таки нужно чем-то перекусить в день матча — просто чтобы не чувствовать себя голодным.

    — То есть Никита Букаткин, выпивая два «Берна» и съедая «Сникерс» в день матча, все делает правильно?

    — Не, ну, я так не смогу. Мне по-любому нужно съесть хотя бы какие-то макароны, просто чтобы голодным себя не чувствовать. А «Берн» и «Сникерс»… Ну, не знаю. Это Никитина фишка.

    «Малый» вообще прикольный»

    — У тебя есть какие-то предыгровые заморочки?

    Главное — умеешь ты играть или нет? Готов ты или нет? А предрассудки надо выбрасывать из головы

    — Раньше были. Забьешь в каком-нибудь матче или сыграешь хорошо и потом начинаешь пытаться прожить следующий предыгровой день также, как и предыдущий. А по итогу ничего не выходит. Сейчас уже не обращаю ни на что внимания. Просто понимаю: все это ерунда. Главное — умеешь ты играть или нет? Готов ты или нет? А предрассудки надо выбрасывать из головы.

    — Надевать гетры именно с правой ноги…

    — Ярко выраженной рабочей ноги у меня нет. Потому на это я никогда не обращал внимания. Хотя порой… Не то, что смешно… Просто интересно наблюдать, как ребята заморачиваются по поводу ноги, с которой нужно ступить на газон, или как крестятся. В некоторых случаях это показуха. Хотя кому-то ритуалы, наверное, действительно нужны. Не знаю… Я не вижу связи между старательным выполнением предматчевых процедур и последующей успешной игрой.

    — Ты не крестишься перед выходом на поле?

    — Не крещусь. Но я верю в Бога. Так что определенные ритуалы перед игрой выполняю. Но не перед непосредственным выходом на поле, когда уже ничего не поменяешь.

    — Можешь вспомнить самого замороченного игрока, которого довелось встретить за время карьеры?

    — Могу вспомнить самого не замороченного.

    — И кто он?

    — Виталий Володенков. «Малый» вообще прикольный. Когда мы с Виталиком познакомились, выступая в «Нафтане», ему было уже 32, наверное. Или 33. Конечно, Володенков расстраивался, когда не играл. Но почти всегда выглядел бодро. Человеку, вроде, и за 30, но порой он устраивал настолько детские приколы, что вся команда ложилась :).

    — Например?

    — Ну, допустим, однажды Виталя раньше всех пришел в раздевалку после тренировки. Нашел где-то здоровый камень и положил в ближайшую сумку. Чуть закамуфлировал и сделал вид, что не при делах. Мы тогда в общаге все жили. Обладатель этой самой сумки тащил свой багаж и не понимал, чего же ему так тяжело. А потом сильно удивился, когда обнаружил камень. Всей командой, помню, пришли посмотреть на эту находку.

    — А еще?

    Руководители хотели, чтобы команда поехала за границу при параде. Правда, костюмы получились... Сельпо, в общем

    — Перед поездкой в Гент нам выдавали цивильные костюмы. Руководители хотели, чтобы команда поехала за границу при параде. Правда, костюмы получились такие… Как тебе объяснить?... Сельпо, в общем. Ну, Виталя и начал веселиться. Просто это надо было видеть :). Заходит Володенков — на нем помятые спортивные штаны, туфли и пиджак от этих наших костюмов на голое тело. Стоит, улыбается :). А мы смеемся над ним.

    — Помнится, в Бельгию делегация «Нафтана» все же полетела без обновки.

    — Да. Ну, куда в таком виде лететь? В делегации хватало заводских работников, спонсоры какие-то — много, в общем, людей, которых я впервые в жизни увидел. Приземлились в Бельгии, ждем паспортного контроля. Саня Дегтерев спрашивает у Подлипского: «Данилыч, а вы чего в костюме не полетели, который нам пошили? :)» Леонид Данилыч в ответ: «Я что, дурак?!» А рядом стоит мужик из заводского руководства в одном из этих сельпошных костюмов. Данилыч поворачивается и мужчину так по-доброму по плечу хлопает: «Ничего-ничего. Ты не переживай. Тебя тут никто не знает — прилетел-улетел». :) А вообще, у меня воспоминания о «Нафтане» остались очень хорошие. Очень рад, что команда снова взяла Кубок.

    — Чем еще вспоминается новополоцкий период?

    — Много всего случилось. Баек хватает. Помнится, все время, когда я ехал из Орши или из Могилева в Новополоцк, пропадала погода. Везде солнце светит, а над Новополоцком туча. Как в «Silent Hill» :). Или, наоборот, — везде дождь, а в Новополоцке такое пекло, что из машины выйти нельзя. А так, нормальный город. Ничего дикого там не происходило. Тем более, человек ко всему привыкает.

    «Заключенные из окон полотенцами машут»

    — Расскажи о родном для тебя Болбасово. Что это за место?

    — Военный городок. У меня там раньше папа служил.

    — А папа — прапорщик.

    — Да. Потом, получив квартиру в Орше, переехали. Отец уволился из армии, пошел работать на завод. Если честно, я не особо разбираюсь… В центре Болбасово стоит самолет. Помню, детьми лазали по нему. Школу еще помню хорошо. Идти от дома нужно было километра три через сад какой-то. До второго класса я и прожил в Болбасово.

    — Потом была Орша, про которую говорят: «Два вокзала, четыре тюрьмы»…

    — По-моему, три. А сейчас — и вовсе две. Когда на поезде едешь, тебе заключенные из окон полотенцами машут :). В Орше я прожил до восьмого класса. Дискотеки мне были не интересны, в кинотеатры тоже не ходил, в какие-то кафе — тем более: денег не было. Я тогда думал: «Город и город». Хотя сейчас, перебравшись в Минск, понимаю, что инфраструктурно Орша слабо развивается. Хотя вот стадион построили.

    — Говорят, неплохой.

    — Правда, поле не очень. Отец недавно ходил на «Витебск» смотреть, рассказывал.

    — И все же наличие в столь маленьком городе трех тюрем накладывало свой отпечаток?

    — Нет. Я же говорю — ко всему привыкаешь. Да, на улицах периодически происходили какие-то разборки. Но я ни в чем таком не участвовал, потому как был все время занят. До СДЮШОР надо было постоянно ездить километров пять. Школа — путь в СДЮШОР — обратная дорога — потом еще во дворе чуть времени погулять — и спать. А так, да — драк было достаточно. Раньше и район на район сходились. Пару таких боев я видел.

    — Знакомая уроженка Орши рассказывала, что в городе много гопников. Правда?

    — Не сталкивался, если честно. Но, думаю, гопники есть везде.

    — Как ты к гопникам относишься?

    Как к гопникам может относиться нормальный человек? Есть и есть. Надо обходить их стороной

    — Ну, а как к ним может относиться нормальный человек? Есть гопники — и есть. Надо обходить их стороной.

    — Если определять гопника, то кто это, по-твоему?

    — Для меня это люди, которые подходят к тебе на улице, клянчат денег. В общем, люди, которые хотят нажиться за твой счет, не прилагая никаких усилий.

    «Просыпаешься, а тебе все так лень»

    — Что спровоцировало твой переезд в Минск?

    — Квартира в Могилеве у меня до сих пор есть. А переехал… Пока снимаю тут квартиру. Да и Солигорск ближе. От Могилева — 260 километров. От Минска — 130. Потихоньку привыкаю к столице.

    — Но ведь не только из-за близости Солигорска ты двинул в столицу?

    — В Могилеве уже чуть поднадоело. Постоянно одни и те же места. А в Минске развеяться можно даже простой прогулкой.

    — Как ты проводишь свое свободное время?

    — Я вообще ленивый :). Если есть свободное время, обычно провожу его или с девушкой, или за общением с Антоном Матвеенко. То есть досуг очень простой. Вроде сидишь в будний день и думаешь: «Ну, вот на выходных надо будет сходить туда, туда и туда». А в результате просыпаешься, а тебе все так лень. По итогу выбираешься из квартиры только к вечеру.

    — Что тебе интересно, кроме футбола?

    Стараюсь что-то читать о белорусской истории. Но почему-то российская мне интереснее

    — История. Российская. Правда, снова-таки я ленюсь. Что-то помечаю периодически. Книг-то много. Но с большего они пролеживают на полках. Так получается, порой времени не хватает. А бывает, забываешь о книге. Стараюсь что-то читать о белорусской истории. Но почему-то российская мне интереснее. Хотя, некоторые говорят, что ее придумали.

    — А нашу придумали?

    — Не знаю.

    — Как ты в школе учился?

    — Хорошо.

    — И какой у тебя аттестат.

    — Ну, я же учился только до восьмого класса.

    — ?

    — По итогу заканчивал вечернюю школу. В Борисове. В восьмом классе перешел в БАТЭ. Подписал профессиональный контракт, нужно было тренироваться каждый день. Потому и попал в вечернюю школу.

    — И как это?

    — Никак. Я только числился, несколько раз за год приходил, сдавал все предметы кучей. Ну, и в результате отучился 12 классов.

    — А высшее образование?

    — В БГУФКе пятый курс заканчиваю по специальности «Менеджер спорта и туризма».

    «Капский спросил: «А куда ты пойдешь?»

    — Говорят, с БАТЭ вы расстались не очень хорошо.

    В Борисове я получал 100 долларов. В Москве — намного больше. В десятки раз больше

    — На тот момент действительно не очень хорошо. Получилось так: мне уже исполнилось 18. Шел последний год контракта с БАТЭ… В основном составе я не играл. Это сейчас мне понятно, что все было нормально — в столь нежном возрасте далеко не всем удается закрепиться в «старте». А тогда я психанул… Юрий Иосифович Пунтус покидал команду, оставляя свое место Криушенко. Было командное собрание. Капский с каждым из нас общался на предмет продления контракта. Когда до меня дошла очередь, я сказал, что больше в БАТЭ быть не хочу. Анатолий Анатольевич спросил: «А куда ты пойдешь?» — «А я не знаю. Куда-нибудь пойду». И на самом деле уходил в никуда. Естественно, борисовской стороне мое поведение не понравилось — ведь в полном смысле футбольное образование я получил именно в БАТЭ. Сейчас понимаю, что тот вопрос можно было решить по-другому. Но как случилось, так случилось. Ни о чем не жалею. Мне повезло — удалось приглянуться московскому «Торпедо».

    — Наверное, контраст заработных плат был очень ярким.

    — Ну, да… В Борисове я получал 100 долларов. В Москве — намного больше. В десятки раз больше. Честно, я тогда деньги не считал. Мне и ста баксов хватало. А московской зарплаты было с головой. «Ну, есть и есть», — думалось тогда. Деньги в голове не сидели. Помню, очень хотелось играть. А меня все не выпускали. Хотя сейчас понимаю, что был намного слабее конкурентов. Просто проявлялся юношеский максимализм.

    — Получая изначально x, а впоследствии 10x, очень легко слететь с катушек…

    — Мне деньги не ударили в голову. Тогда я откладывал большую часть зарплаты. Что-то отвозил родителям.

    — История с непролонгированным контрактом как-то повлияла на твое отношение к БАТЭ?

    — Сначала мне вообще было все равно. А сейчас, наверное, испытываю к БАТЭ уважение. Борисовчане достойно представляют страну в Европе. Команды хорошие на «Динамо» привозят. Народу нравится, все смотрят.

    «Цыгалко читает все газеты»

    — Что говорит Вергейчик, когда ты каждый год приходишь в конце межсезонки и подписываешь новый контракт?

    Глядя на турнирную таблицу, понимаешь, что БАТЭ играет феноменально

    — Говорит: «Будем бороться!» В Еврокубках надо выиграть хоть что-то… А то совсем какая-то беда в международных соревнованиях. Сами понимаем, надо нарушать традицию. Честно, на Лигу Европы в клубе большие надежды. А чемпионат… Глядя на турнирную таблицу, понимаешь, что БАТЭ играет феноменально. Та же борисовская серия из 11 побед кряду…

    — БАТЭ играет феноменально? Или соперники «забили» на попытки составить реальную конкуренцию борисовской команде?

    — Может быть, и так. Но факт есть факт. БАТЭ уверенно идет по турнирной дистанции. Знаешь, многие проигрывают Борисову еще до начала матча. Но команда Гончаренко, надо отдать ей должное, пользуется нерешительностью оппонентов. Может, это и не победы на классе или мастерстве. Но за счет, наверное, психологии результат приходит… Правда, не все проигрывают загодя. «Динамо» себе такого никогда не позволит. «Шахтер» — тоже. Вообще, я считаю, что «Динамо» не то что должен конкурировать с БАТЭ, а превосходить борисовский клуб. По всем аспектам: по инфраструктуре, по традициям… Что до «Шахтера», так просто случаются моменты, когда не можем дожать борисовчан. А шансы-то есть.

    — «Шахтер» называют безвольной командой. Что скажешь по этому поводу?

    — Скажу, что форумов не читаю — там пишут люди, которым больше негде самоутвердиться. А что до безвольной… Так при этом команда два года становилась второй. Да и сейчас претендует на пьедестал. Только этот дебильный календарь не позволяет понять, кто там сколько сыграл и у кого какие шансы. Но «Шахтер» пытается стать лучше БАТЭ. Правда, не всегда получается. Хотя в нынешнем сезоне еще ничего не потеряно.

    — Ты продолжаешь удивляться решениям федерации?

    — Нет, ничему уже не удивляюсь. Все могу понять. В том числе, и способность дать объяснение даже самым невероятным вещам. 

    — Гостевые ты не читаешь, а СМИ?

    — После чемпионата Европы 2009-го года как-то перестал реагировать на все внешние раздражители. Тогда и закончил читать. Не говорю, что полностью забросил газеты. Нет. Порой Юра Цыгалко что-нибудь приносит. Очень веселый парень, он-то все газеты читает: и «Комсомолку», и «СБ», и «Спортивную панораму». Знает все свои серии, прочие статистические моменты :). Правда, плохое старается не читать. И о себе, и партнерах. Ну, и правильно — не стоит концентрироваться на негативе.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.