Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Режим «кидалово»

    Самир Насри отказался от послематчевых комментариев и попутно оскорбил журналиста. Инцидент стали рассматривать на самом высоком уровне. Полузащитнику грозит двухлетняя дисквалификация, во время которой он будет лишен возможности выступать за сборную Франции. В Беларуси бы такое быстро забылось. Впечатлившись французским прецедентом, самый производительный интервьюер спортивной журналистики нашей страны Андрей Глузд вспомнил несколько историй из собственной практики.

    Наладить отношения с журналистами получается далеко не у всех футболистов
    Наладить отношения с журналистами получается далеко не у всех футболистов
    Dsc1155Наладить отношения с журналистами получается далеко не у всех футболистов Иван Уральский

    Самир Насри отказался от послематчевых комментариев и попутно оскорбил журналиста. Инцидент стали рассматривать на самом высоком уровне. Полузащитнику грозит двухлетняя дисквалификация, во время которой он будет лишен возможности выступать за сборную Франции. В Беларуси бы такое быстро забылось. Впечатлившись французским прецедентом, самый производительный интервьюер спортивной журналистики нашей страны Андрей Глузд вспомнил несколько историй из собственной практики.

    Едва ли не каждый журналист может рассказать парочку историй о том, как собеседники его кидали и как приходилось выслушивать нелицеприятные слова в свой адрес. Пускай ты даже не виноват, но все равно получишь «по самое не балуй». И аргументы у всех всегда одинаковы: «Работаешь в издании, которое когда-то обо мне написало плохо». Или вот самое абсурдное: «Все вы, журналисты, на одно лицо: продажные сволочи, ищущие собственную выгоду в скандальных материалах». А ты внимательно слушаешь, по возможности пытаясь переубедить собеседника. Иногда получается, иногда — нет. Смог уговорить — написал интервью и забыл об инциденте. Не удалось — тоже забыл. В лучшем случае перевариваешь информацию и идешь дальше. В худшем — срываешься на родных и близких. Обычно в качестве громоотвода выступает моя девушка. Вот кому действительно не повезло.

    Конечно, спортсменов можно понять —  у них же эмоции. Они — люди ранимые. А мы с вами кто? Чурбаны бесчувственные? Иногда мне самому хочется забыть о том, что я журналист. Да и послать собеседника на три веселых буквы. Хотя понимаю: зачем самому становиться быдлом? О таких «героях» даже говорить не стоит. Лучше расскажу о «кидалах».

    Просто расскажу парочку историй, чтобы была понятна другая сторона футбола наших небожителей

    Идея написать подобный материал назревала давно. Но все время брал самоотвод: «Не хочу, не буду, давайте в другой раз». И вот недавно пообщался с Виктором Леоненко, который в резкой форме раскритиковал «звездных» футболистов сборной Украины и «великих» игроков России. Слова Виктора Евгеньевича побудили к действию: «Все идет к тому, что журналисты скоро будут гонять футболистов. Оно как в Европе: отказался от интервью — тебе все вспомнят, и даже школьные годы. И нам нужно к этому идти, а то футболисты стали немного наглыми. Например, легко могут послать куда подальше». Нет, гонять никого не собираюсь, а вспоминать «чернуху» — тем более. Просто расскажу парочку историй, чтобы была понятна другая сторона футбола наших небожителей.

    Недавний матч сборной Беларуси против Литвы ровным счетом ничем не запомнился. Все уныло и буднично до одури. Эмоции появились после посещения микст-зоны. Попытался пообщаться с Юрием Жевновым, из чего получился следующий диалог. На несколько минут я себя даже холуем почувствовал.

    — Я никому не даю интервью.

    — Это всего лишь комментарий.

    — Нет.

    — Когда заговорите?

    — Нескоро

    — Сориентируйте хотя бы по срокам.

    — Ты узнаешь.

    — Юрий, я вам дважды звонил, и вы сказали, что пообщаемся позже. Еще добавили, что взяли паузу в общении с прессой. Хотя ваши интервью появляются на страницах российских СМИ.

    — Я же тебе сказал — не общаюсь.

    А тут «всего-навсего» сборная Беларуси, куда приезжаешь пару раз в год. Карьера и деньги — там, а здесь — хобби

    Несколькими месяцами ранее в телефонном разговоре попытался выяснить у Жевнова, почему тот игнорирует белорусские медиа. Говорил ведь, будто отдыхает от журналистов, а сам раздает российским коллегам интервью. В ответ услышал «Я перед тобой должен отчитываться?» Хотя чего объяснять, когда и так все понятно. Играет ведь в «Зените», значит, местной прессе отказывать нельзя. Россияне долго разбираться не будут и создадут такой пиар, что потом еще придется долго оправдываться и отмываться. А тут «всего-навсего» сборная Беларуси, куда приезжаешь пару раз в год. Карьера и деньги — там, а здесь — хобби. Тут еще коллеги открыли глаза на молчаливость Жевнова: «Удивляешься? Юра давно уже поймал «звездочку».

    Если опытные игроки подвластны «звездопаду», то что уже говорить о молодом и неокрепшем организме. Эпопея с Александром Перепечко продолжается еще с молодежного чемпионата Европы, когда того неожиданно вызвали в расположение сборной вместо травмированного Владимира Юрченко. Александр попросил повременить с интервью, а когда выйдет на поле, то обязательно ответит на все вопросы. Сейчас я лишь вспоминаю СМС-переписку и смеюсь: «Позвони завтра… Ничего не обещаю… Андрюха, извини… Без обид…» Когда Перепечко покидал минское «Динамо», переходя в «Белшину», переписка продолжилась, но в ней практически ничего не изменилось: «Андрюха, извини… Без обид…» Сразу подумал, будто во мне проблема. Выходит, нет. Перед отъездом олимпийской сборной в Тулон Никита Мелкозеров договорился на созвон по поводу интервью с Александром. После этого полузащитник «Белшины» на связь больше не выходил.

    Алексей Янушкевич — тот еще оригинал. Тогда еще журналист Goals.by Андрей Макаров договорился с защитником «Шахтера» на встречу. Вместе с фотографом ждал солигорчанина в кафе, а тот просто не явился. Более того, даже не предупредил. И на телефонные звонки не отвечал. Человек просто «забил болт» и не нашел в себе смелости извиниться! А зачем? Подумаешь, прогулялись, проветрились. И так должны гордиться, что ждали самого Алексея Янушкевича!..

    Игорь Шитов никогда не отличался обязательностью. В последний момент у него частенько возникают какие-то проблемы

    Игорь Шитов никогда не отличался обязательностью. В последний момент у него частенько возникают какие-то проблемы. Помню, нужно было получить небольшой комментарий по предстоящему матчу сборной. Пять минут по телефону — не больше. Шитов захотел встретиться лично. Хорошо хоть живу недалеко от гостиницы, где расположилась националка. Приезжаю заранее и вижу, как Игорь направляется в сторону своей машины. Мол, срочные дела и все такое. Времени совсем нет. А неужели так сложно позвонить? Или проще сэкономить пару копеек на телефоне, но заставить человека кататься по городу? Если я ничего не путаю, то футболисты хорошо зарабатывают. Но это еще полбеды — пережили. Прокатиться утром следующего дня в знакомом направление — это всегда пожалуйста.

    Когда в чемпионате России была пауза, Шитов проводил свободное время с семьей. На интервью согласился сразу. Я тогда его предупредил: «Вопросы будут касаться «Динамо» и твоего игрового времени в команде». Нормально так пообщались в течение получаса. Потом еще часа четыре снимал наш разговор с диктофона. До появления интервью на сайте Игорь попросил выслать материал на вычитку. Мол, справится быстро. В итоге вдумчиво читал свои слова полдня. А потом и вовсе ошарашил: «Никуда это не пойдет». Оказалось, что интервью помогала вычитывать супруга Шитова, у которой по ответам мужа сложилось впечатление, будто тот завершает карьеру. Вдобавок Игорь еще обвинил, будто я вопросы задавал «неправильные». Когда отвечал на них, то они почему-то были правильными. Но вдруг все изменилось. Чтобы хоть как-то выкрутиться из ситуации, Шитов предложил пообщаться в следующий раз, когда будет более удачный, позитивный момент. Элементарного «извини» так и не услышал.

    Александр Гутор — лучший футболист Беларуси 2011-го. Три года назад, до матча с «Левски», когда БАТЭ вершил историю, выйдя в групповой раунд Лиги чемпионов, о молодом голкипере мало кто знал. Дублер, да и только. И вот Веремко пропускал матч из-за дисквалификации, место в воротах должен был занять таинственный Гутор. Получил от редакции задание взять интервью. В основном с этой целью и отправился в Борисов. Побывал на пресс-конференции тренера гостей, послушал предматчевые рассуждения Гончаренко, посмотрел на тренировку БАТЭ и «Левски», дождался, когда футболисты пройдут процедуру очищения в раздевалке. Александр очистился одним из последних. Улыбаясь, в просьбе об интервью отказал. Мол, после игры. Рассказ о том, что я приехал из Минска только ради него, голкипера не тронул. В итоге на последнюю электричку из Борисова опоздал. А на последние деньги заранее был приобретен уже никому не нужный билет. Ночь пришлось провести на вокзале. К утру силы стали покидать. Благо машинист электрички сжалился и за час до отправления пустил меня в вагон поспать.

    В феврале прошлого года свершился исторический момент. Удалось-таки уломать Гутора на эксклюзивное интервью

    Через пару дней вернулся в Борисов. После победного матча вновь повторил попытку пообщаться с Гутором. Александр, мило улыбаясь, снова пошел в отказ. Не тронула его и моя история о ночлежке на вокзале: «Извини. Когда чего-то добьюсь, тогда и поговорим». Шли годы. Периодически напоминал голкиперу БАТЭ о том нашем разговоре: «Саша, уже можно?». Итог, равно как и улыбка, остался прежним. Поменялась лишь причина отказа: «Не хочу спугнуть фарт. Давай в конце сезона». Кормежка виртуальными завтраками продолжалась. И вот в феврале прошлого года свершился исторический момент. Удалось-таки уломать на эксклюзивное интервью. Хотя разговор вполне мог не состояться.

    В то время я лежал в больнице. Таблетки, уколы, капельницы и все в этом роде. Незапланированный отпуск затянулся. Чтобы не сойти с ума от безделья, решил сделать интервью с Гутором. Долго раскручивал собеседника, вспоминая его обещания и гостеприимство борисовского вокзала. Александр вроде как не устоял, но попросил перенести разговор на вечер. Однако в назначенный час на связь так и не вышел. Затем вышел, но попросил перенести интервью «немного на попозже». Долгожданный звонок раздался ближе к полуночи. Первая же фраза Александра оказалось феноменальной: «Извини, посовещался с родителями и решил пока не давать интервью». Последующий эмоциональный монолог в моем исполнении возымел эффект, и беседа все же состоялась.

    Игра «поймай Гутора» имела продолжение. После успешного выступления молодежной сборной на Евро спрос на голкипера вырос. Чтобы не повторять слова о серьезных соперниках и коллективном духе команды, предложил Александру семейное интервью с его братом. Договорились о дате и времени. Кстати, маленькая ремарка: в тот день шел ливень, и мне пришлось немного промокнуть. Но не отменять ведь встречу из-за погодных условий? Приезжаю и слышу прекрасные слова: «Извини! Оказывается, тем, кто из «олимпийки», пока нельзя общаться с прессой. Забыл я». Хитрый прием — «поговорим сейчас, а интервью опубликую, когда снимут запрет» — результата не принес. Александр захотел остаться честным по отношению к самому себе. Наверное, получилось. Зато Гутор пообещал: «Даю слово, что скоро обязательно встретимся. Даже сам приеду туда, куда скажешь». «Не подведешь?» — дай, думаю, переспрошу. Борисовчанин настаивал на своем: «Я держу слово».

    В моих Турец-Боярах даже малышня знает: дал слово — держи. В противном случае начистят физиономию!

    Знаете, больше всего бесит, когда говорят: «Обязательно пообщаемся, но не сегодня. Даю слово». А потом кидают. Не понимаю такого. Ну, вот такой я непонятливый парень из «вёскі». В моих Турец-Боярах даже малышня знает: дал слово — держи. В противном случае начистят физиономию. Но это ведь футболисты! Они, как говорят некоторые тренеры, хуже детей!

    С Гутором мы так и не встретились. Слово оказалось хлипким. Неоднократно Александром переигрывались условия. В конечном итоге предложил совместное интервью со своей девушкой. Должны были встретиться. Моя же девушка в этот момент истерила: «Ты же обещал, что сегодня сходим в кинотеатр! Мне надоело сидеть дома! Что за работа у тебя такая!» Но что уж тут. Целый день Гутор не отвечал на телефонные звонки, а вечером объявился: «Извини. Решили, что пока нам рано давать интервью. Давай в другой раз». В общем, и материал, и кинотеатр пролетели, как фанера над Парижем. Зато вечером моей девушкой был организован скандал. Я ведь дома остался. И как тут объяснить, что это у них, футболистов, есть личная жизнь. А у нас, журналистов, всего-навсего ненормированный рабочий день с ненормированной рабочей неделей…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.