Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Ведьмак

    Леонид Мацкевич провожает из большого футбола Хуана Верона, оруженосца Диего Марадоны, лучшего игрока Серии А времен ее расцвета и человека, от решения которого зависел образ футбольного мира.

    В карьере Верона было немало яркого.
    В карьере Верона было немало яркого.
    _1В карьере Верона было немало яркого. Getty Images

    Леонид Мацкевич провожает из большого футбола Хуана Верона, оруженосца Диего Марадоны, лучшего игрока Серии А времен ее расцвета и человека, от решения которого зависел образ футбольного мира.

    Нет сомнения в том, что в начале августа большинство подташнивает от одного упоминания слова «трансфер». Однако без него в данном случае не обойтись. Увы или к счастью, — в зависимости от того, в какие тона окрашены наши воспоминания. С футболистом Вероном это понятие давно стало единым целым. Мы можем попытаться нарисовать портрет человека, порассуждать о ставших фирменным знаком радиоуправляемых передачах или воспользоваться предлогом и поностальгировать о временах величия кальчо, — к футболисту с такой фамилией это будет иметь весьма косвенное отношение.

    Поэтому стисните зубы, заткните нос прищепкой и попытайтесь вспомнить чемоданчик с долларами из фильмов братьев Коэн. Или евро — тогда эта валюта только появилась в обращении. Чуть больше десяти лет назад трансфер Хуана Себастьяна Верона оценивался в такой символический чемоданчик. Любой желающий мог приехать с ним на виллу Сержио Краньотти и забрать лучшего полузащитника Cерии А в свою команду.   

    Вот она, та главная развилка из любимой игры профессиональных историков в условное наклонение.

    Итак, попробуем представить, как бы сейчас выглядел общепринятый образ футбольного мира, если бы на месте Алекса Фергюсона оказался, допустим, безумный президент «Барселоны» Жоан Гаспар? Вот он спускается по трапу самолета во Фьюмичино с тем самым золотым контейнером, в котором перевозил через границу Рикельме, Савиолу и Овермарса. Возможно ведь минутное озарение, в ходе которого было бы решено просто заменить сходящего лидера своей полузащиты на наиболее близкий из существовавших на тот момент аналогов. Гвардиолу на Верона. И яхту на сдачу.

    Взглянем на футбольный глобус. Стала бы Бразилия чемпионом мира через год, если бы она была обречена на встречу с Аргентиной? Той Аргентиной, которая не замечала соперников по ходу отборочного турнира. Чем бы закончилось второе пришествие Луи ван Гала в Каталонию, окажись в его распоряжении поливалентный Верон, а не годный лишь для атакующей фазы Рикельме? А если бы к услугам Луи не понадобилось прибегать, нашел бы осташийся в президентском кресле Гаспар общий язык с Роналдиньо? Ведь бразилец, как известно, уже готов был покорять Манчестер.

    И наконец, кто знает, раздавил бы редкую волосатую бабочку знаменитый шотландский энтомолог? Лысую, во всяком случае, он не заметил.

    Что нужно помнить

    Роль оруженосца Марадоны («Бока Хуниорс», 1996)

    «Носач Билардо наконец-то смог построить команду: Наварро Монтойя в воротах, Гамбоа — либеро, Фаббри и рыжий Макалистер — стопперы, Басуальдо и Кили Гонсалес — фланговые игроки, Каррисо — в центре поля, Верон — тут и там, Каниджа и Чами, белый и черный, — в атаке. Я? Я там, где это было нужно», — о первых самостоятельныхшагах Верона в большом футболе Диего упоминает лишь мимоходом. Тут — таскал рояль за постаревшим богом, там — сопровождал его на ежевечернем променаде по злачным местам Буэнос-Айреса.

    Тренерский калейдоскоп («Сампдория», 1996-98)

    Пройдя полугодовой обряд инициации, Верон перебрался в сильнейший клубный чемпионат мира. Первый сезон ушел на то, чтобы убедитьконсервативного Свена-Йорана Эрикссона в своих организаторских способностях и отобрать у Синиши Михайловича статус штатного исполнителя стандартных положений. Второй — чтобы заговорить на языке футбола с Луисом Сесаром Менотти и научиться ускользать от шпионов Вуядина Бошкова. В плане интенсивности и разнообразия усвоенных уроков выпускникам той «Сампдории» не было равных в Европе.

    Скудетто-2000 («Лацио», 1999-01)

    «Все дороги ведут в Рим», — любимый способ Верона отделываться от надоедливых журналистов и в то же время абсолютно точный ответ на большинство задаваемых ими вопросов. Лучший гол, матч, сезон, партнеры. Тут не может быть иного мнения: пик карьеры аргентинца совпал с появлением на олимпийской арене Вечного города одной из самых ярких европейских команд последних десятилетий. Краньотти с Эрикссоном в течение нескольких лет по кирпичику строили «Лацио», начиная с генуэзского фундамента и доброй трети стартового состава сборной Аргентины и заканчивая пока еще здоровым Марсело Саласом. Верон стал последним и самым дорогим украшением готовой команды. Идеальные условия для смены кандидатского статуса на полноценную корочку лучшего игрока серии А.

    Кульминацией двух главных сезонов в истории клуба считается римскоедерби, состоявшееся за несколько туров до празднованияскудетто. С победным голом Верона, конечно.

    Триумфальное возвращение домой («Эстудиантес», 2006)

    И вновь Карлос Билардо. На этот раз в качестве старого шамана, пробудившего от десятилетий летаргического сна футбольную Ла-Плату и отошедшего в тень, уступив дорогу честолюбию и азарту молодости. Верону и Симеоне. Первый вернулся в родной клуб, отказавшись от миллионов Моратти, второй поднялся с колен после дебютного столкновения с ветряными мельницами тренерской профессии. «Эстудиантес» долго обретал очертания чемпионской команды параллельно с набиравшим форму Вероном. Поэтому практически весь турнир «львы» были вынуждены довольствоваться ролью преследователя действующего чемпиона, скрасив досуг исторической победой в городском дерби.

    На финише случилось чудо: за 2 тура «Бока» Рикардо Лавольпе, имевшая к тому моменту преимущество в 6 очков, бросила играть в футбол. Состоялся незабываемый золотой матч, как две капли воды похожий на происходившее по ходу чемпионата: стартовый шок в виде быстрого гола Палермо был вычеркнут из памяти разыгравшимся после перерыва Вероном. Дваконтрольных выстрела, и первый за 23 года чемпионский кубок отправился в Ла-Плату.

    Копа Либертадорес («Эстудиантес», 2009)

    Исполнения второго обязательного пункта домашней программы — победы в континентальном турнире — пришлось ждать несколько дольше. Симеоне уже во всю катался на американских горках в столичных футбольных клубах, а Верон раз за разом пытался воскресить в партнерах по «Эстудиантесу» историческую память о временах молодости своего отца. Удалось лишь с четвертой попытки. Юбилейный, пятидесятый по счету, розыгрыш Кубка Либертадорес начался для аргентинцев заупокой — с разгрома в Белу-Оризонти и вынужденной смены главного тренера. Команду по протекции старшего Верона возглавил Алехандро Сабелла. К всеобщему удивлению, задуманная на семейном совете рокировка прошла настолько успешно, что “Эстудиантес” заканчивал сезон на том же самом бразильском стадионе под градом поздравительных конфетти. Без малого 40 лет прошло с тех пор, как “львы” последний раз примеряли свою корону.

    О чем можно забыть

    Переезд в Англию (МЮ и «Челси», 2001-2004)

    Не дожидаясь вердикта гражданской юстиции по поводу фальшиого итальянского паспорта, главная звезда “Лацио” была продана за астрономические 28 миллионов фунтов. Так Верон очутился в составе МЮ и даже заслужил звание лучшего игрока месяца на старте сезона 2001-2002. Скорее по инерции, на римском багаже уверенности в своих силах.

    С приближением “боксин дэй” стало понятно, что игравший на непривычной позиции под нападающими Верон не в состоянии выдерживать игрового ритма английского чемпионата. Команда Алекса Фергюсона еле доползла до финиша третьей — худшее место с момента образования премьер-лиги. А звездный новичок был заклеймен прессой главным виновником безтитульного сезона. Но это был лишь первый шаг в пропасть.

    Добило Верона “гениальное” тренерское решение. Измотанный чемпионатом мира-2002 центральный полузащитник был отправлен на правый фланг донашивать бутсы попавшего в немилость Бекхема. По общему признанию дейстующих лиц, это была точка невозврата: спасти английский этап карьеры не могло ни завоевание чемпионского титула, ни командировка в “Челси”. 

    Чемпионат мира в Японии (сборная Аргентины, 2002)

    Попытка отвлечься от клубных неудач в сборной, подходившей к азиатскому чемпионату мира в качестве главного фаворита, провалилась с еще большим треском . Подготовка к турниру началась для Верона на похоронах лучшего друга, а закончилась мини-рецидивом недолеченной травмы. Но Бьелса делал на него ставку, и место в стартовом составе не подвергалось ни малейшему сомнению. Поражение от Англии, ничья со Швецией. И вновь Верон всенародно признан главнымвиновникомфиаско. Ему вменялись в вину и тридцать английскихсребреников, и отсутствиепатриотизма, и даже коварная многоходовка по отлучению от команды молодого Рикельме.

    Роль оруженосца Марадоны-2 (сборная Аргентины, 2010)

    Помпезная реабилитация была приурочена к матчам сборной в ЮАР. За несколько месяцев до старта чемпионата мира Верон был неожиданно воскрешен Марадоной и официально назначен божественной десницей на футбольном поле. Вполне в духе Диего, продолжавшего воспринимать 35-летнего ветерана в качестве своего карманного “фигаро”. Верон должен был быстро уладить главные “тут и там”: организовать игру в полузащите и выступить в качестве умудренного жизненным опытом наставника для впадающего в прострацию Месси. Но в самый ответственный момент божество дало обратный ход, лишив Верона столь долгожданной попытки.

    Слова

    «Хуан Себастьян Верон. Один из лучших футболистов из числа тех, что есть у нас сейчас в Аргентине. У него великолепное видение поля и отменные личные качества. Несколько раз он садился в лужу, делая глупые заявления обо мне, и эта проблема все еще висит в воздухе». (Диего Марадона, 2000)

    «Верон играл у меня в течение нескольких лет в «Сампдории» и «Лацио». Это совершенный футболист: оборона, атака, пас, свободные удары. Кроме того, он очень силен физически. Один из лучших полузащитников, которых вы только можете найти в современном футболе. Его переход несомненно повысит уровень игры в премьер-лиге». (Свен-Йоран Эрикссон, 2001)

    «Верон — лучший футболист мира на сегодняшний день. Он может закрыть любую позицию в полузащите, великолепно бьет по воротам даже с 40 метров. Угловые, штрафные — настоящий мастер стандартных положений. Главное, что все это останется при нем и в «Манчестер Юнайтед», и в «Спортиво Коко». (Карлос Билардо, 2001)

    «Моя вера в Верона незыблема. Это большой игрок, и я сделал все возможное и даже невозможное, чтобы он предстал полным величия, смирения и силы. Но мы не смогли подвести его к турниру в наилучшем состоянии». (Марсело Бьелса, на пресс-конференции после чемпионата мира, 2002)

    «Он невероятно крут, а вы кучка чёртовых идиотов». (сэр Алекс Фергюсон, в ответ на непрекращающуюся критику в адрес Верона, 2002)

    «Настоящий «крак», своего рода доминанта в истории «Эстудиантеса». Причем, в этом вопросе нет разногласия между нами, членами клуба, и людьми со стороны. Верон относится к тому типу футболистов, которые могут подойти к тренеру и высказать недовольство тем, во что играет команда. И ты доверяешь ему, потому что знаешь, что с ним на поле все будет совсем иначе». (Алехандро Сабелла, 2010)

    «Верон — это наш Хави. Я хочу, чтобы он управлял командой, говорил им на языке футбола, что нужно делать на каждом этапе матча. Его работа — отдавать приказы». (Диего Марадона, комментируя возвращение Верона в национальную сборную, 2010)

    Автопортрет

    «Я уверен, что об этом мало кому известно, но мой дядя играл за «Шеффилд Юнайтед». В юности он был партнером отца по «Эстудиантесу», и тот познакомил его с сестрой моей мамы. Они поженились и уже на закате его футбольной карьеры провели 2 года в Англии. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в детстве я мечтал играть именно в Шеффилде».

    «Меня нельзя назвать ни «билардиста», ни «меноттиста». От Менотти я почерпнул метафизическую идею единства футболиста с мячом. Его тренировки — это непрекращающийся и чрезвычайно увлекательный разговор о футболе, который призван поддерживать особую коммуникацию внутри команды. Билардо научил меня работать на футбольном поле, привил интерес к тактике и оборонительным аспектам игры.»

    «Никогда не думал, что проживу столько лет в Европе. Особенно тяжело пришлось в первые шесть месяцев, когда, оставшись в одиночестве, я даже просил президента «Боки» выкупить меня обратно. С другой стороны, это очень обогатило меня в личном плане: я изучил языки, много путешествовал, знакомился с чужой культурой и интересными людьми. Это исключительный опыт».

    «В Италии ты вынужден весь день думать о футболе, в Англии — посвящаешь этому лишь свое рабочее время. Можно сказать, что я сформировался под воздействием итальянской школы. «Эстудиантес» Руссо, «Бока» Билардо, отъезд в Италию. Я привык к ежедневным тактическим занятиям и тяжелой работе. Приехав в Манчестер, я как бы остался без фундаментальной составляющей моей профессии. Вместо тренировок я вынужден был проводить тысячи безликих матчей.»

    «Ультраправые болельщики «Лацио» потребовали, чтобы я свел татуировку Че Гевары, но я не придал этому особого значения. За что и поплатился в конце сезона, когда, празднуя победу в чемпионате, неосознанно поцеловал свою руку. Обструкция была сравнима с той, которую я пережил в Аргентине в 2002 году.»

    «В истории «Эстудиантеса» было лишь 2 успешных периода, которые принято связывать с именами Освальдо Субельдии в 60-е и Карлоса Билардо в 80-е. Как известно, мой отец также имел непосредственное отношение к обеим этим командам. Во многом поэтому необычайно приятно, что мое возвращение в клуб совпало с началом еще одного подобного цикла. Можно даже сказать, что это главное достижение в моей футбольной карьере.»

    Видео

    Все 22 гола Верона в кальчо:

    Стоп-кадр

    2000 год, Лига чемпионов. Полузащитник «Лацио» Хуан Верон против нынешнего тренера «Челси» Роберто Ди Маттео.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.