Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «В основе «Динамо» получал 100 долларов»

    Павел Шишея отыграл в юношеских сборных Беларуси всех возрастов и дебютировал в первой команде минского «Динамо» очень рано — в 17 лет. А потом пропал. Три года вратарь провел без футбола и вот недавно, став игроком СКВИЧа, вышел на замену играть в поле. В беседе с корреспондентом Goals.by эксцентричный голкипер вспомнил обо всем этом подробнее.

    Павел Шишея еще хочет заявить о себе
    Павел Шишея еще хочет заявить о себе
    Img_3807Павел Шишея еще хочет заявить о себе Надежда Бужан

    Павел Шишея отыграл в юношеских сборных Беларуси всех возрастов и дебютировал в первой команде минского «Динамо» очень рано — в 17 лет. А потом пропал. Три года вратарь провел без футбола и вот недавно, став игроком СКВИЧа, вышел на замену играть в поле. В беседе с корреспондентом Goals.by эксцентричный голкипер вспомнил обо всем этом подробнее.

    «Вышел в поле — через час обо мне в интернете уже все написали»

    — Как так получилось, что вы, вратарь, вышли на замену играть в поле?

    — На самом деле, ничего особенного. Многие ребята были на травмах, и на выезд в Полоцк отправились всего 16 игроков. Правила в первой лиге позволяют делать пять замен, нас столько и было. Меня даже изначально заявили полевым игроком, но если бы форс-мажор случился, мог бы выйти на профильную позицию. Признаться, появиться на поле на 90-й минуте и потянуть время может любой.

    — И на какую позицию вас выпустили?

    — Под нападающими. Я же заменил Дениса Сащеко, в его амплуа и стал играть. Моя замена не была рассчитана на усиление.

    — Устали?

    — В воротах за весь матч не убивал столько сил, как за те четыре минуты. Даже до мяча дотронулся. Мы тогда в оборону отошли всей командой. Я только бегал и встречал атаки — вот вся моя задача. Счет 3:1 нас устраивал.

    — Так, может, в поле насовсем?

    — Поздно уже, мне скоро 25 лет. Не время что-то менять. Разве что на любительском уровне можно покатать мяч.

    — Партнеры наверняка шутили потом.

    — Конечно! Основные шутки начались, когда в автобусе из Полоцка ехали, дорога ведь длинная. Говорили, что вот три года играл в первой лиге, никто не знал. А тут вышел в поле — через час обо мне в интернете уже все написали.

    «Переодевались натурально в вагончике»

    — Ваша история, наверное, не единственный трэш первой лиги…

    — Прежде всего, очень много игр на искусственном поле. Это беда! Осенью так, наверное, и лучше. Не хочется там грязь месить. Даже в «вышке» это проблема для натуральных газонов. Получается, что СКВИЧ дома все встречи проводит на синтетике, и где-то у команд семи то же самое. Из 30 матчей 22 мы играем на искусственном поле. Правда, для нашей команды так, возможно, и лучше. Мы ведь в основном созидаем. Так что поле должно быть ровное, чтобы мяч не скакал. Ноги потерпят.

    — Это понятно. Но бывают проблемы и круче. Раздевалки, к примеру.

    — Чтобы прям ужас, то нет. Но вот Слуцк меня просто удивляет. Построили отличный стадион, шикарное поле, а раздевалок нет. Мы переодевались натурально в вагончике, а мыться ездили совсем в другое место. Хотя я видел, что возле стадиона здание строится. Думаю, скоро все будет нормально. Надо признать, что и в высшей лиге условия не самые лучшие. Но вот в первой, что плохо, даже не пытаются ничего менять. Три года играю — все на том же уровне.

    — Что нужно изменить в первую очередь?

    — Отношение. Хороший пример — «Гомель». Было видно, что команда стремится выйти в первый дивизион. И гомельчане все для этого делали. Результат, кстати, пришел быстро. Они уже после первого круга практически обеспечили себе выход. Остальные играли только за второе место. В этом же сезоне четыре очка отделяют первое место от пятого. Команды равные стали.

    — СКВИЧ тренирует Сергей Боровский — знаменитый тактик. Вратарей он тоже мучает?

    — Во время «предсезонки» больше подключался к нам. Часто показывал хорошие видеонарезки действий топ-вратарей. К примеру, демонстрировал, что при этой ситуации голкипер стоит на ленточке и отбивает, а уже другой вратарь вышел из ворот и пропустил. Но подобные занятия отнюдь не дотошные, вполне нормальные. Сильно Сергей Владимирович не нагружает. Мяч ведь мы ловить умеем. А так у нас есть опытный вратарь Макавчик. Виталий много поиграл на хорошем уровне, знает, как грамотно вести тренировочный процесс, поэтому он у нас за тренера, но активно играющего. Боровский занимается только полевыми. Правда, иногда вратарь становится защитником, так что мы тоже вникаем в суть теоретических занятий.

    — Зарплата у вас достойная?

    — Вполне. Для первой лиги хорошая. Меня все устраивает.

    — После футбола сразу нужно будет идти работать?

    — Думаю, и в половине клубов «вышки» надо сразу устраиваться на работу. Нельзя заработать у нас в футболе столько, чтобы обеспечить себе старость.

    — Играть в СКВИЧе — это то, о чем вы мечтали?

    — Пока я себя успокаиваю, что мне еще 25 лет. Есть время проявить себя. Многие ведь говорят, что для вратаря это не возраст. Всегда привожу в пример Диканя. Человек только в 30 лет заиграл на самом высоком уровне. До этого были только непонятные клубы Украины. Это меня тешит. Тем более, я играл в высшей лиге, знаю, что это такое. Так, может, и успокоился бы. Но пока не могу, хочу вернуться, куда-то попасть. Обидно, что три года оставался вне футбола.

    «Не могу сказать: «Здравствуйте, я Павел Шишея. Возьмите меня!»

    — Вот мы и подобрались к самому интересному. В 19 лет по информации СМИ вы решили завершить карьеру. С чего вдруг?

    — Ой, это больная тема… Основной команде «Динамо» я оказался не нужен, меня выставили на трансфер. Отправили в дубль. Два дня потренировался, но и вторые номера в итоге уехали на сбор. Так вот мне даже работать было не с кем. Предложили только заниматься с 14-летними ребятами. Это был для меня уже не уровень. Вот и все.

    — Так почему не уйти было тогда в аренду или найти нового работодателя? Когда в профайле есть упоминание о минском «Динамо», проблем вроде как возникнуть не должно.

    — Начнем по порядку. Я посчитал, что зарплата у меня на тот момент была 100 долларов, а я уже играл в главной команде «Динамо». Мне еще тренер Рябоконь сказал, что вот у меня желания тренироваться нет. Даю слабину. Я ему прямо ответил, что люди в дубле зарабатывают в пять раз больше меня. Может, где-то и не дорабатывал, но... Правда, были премиальные 50 долларов за победу. Что-то собирал. Но это же смешно, когда твоя месячная зарплата только в два раза больше суммы, которую можно получить за одну игру. После того как ушел, многие говорили, мол, хоть денег в «Динамо» заработал. Ага…

    — Почему все так нелепо вышло?

    — В 15 лет я, будучи учеником детской школы, подписал контракт. Еще при помощи родителей. Соглашение действовало до 18 лет. А когда я пришел в клуб в 18 с половиной с этим вопросом, мне сказали, что этот контракт рассчитан еще на пять лет.

    — Неужели «Динамо» не захотело перезаключить с вами контракт, зная, что вы такой перспективный? Вы же в «основе» играли.

    — Я этот вопрос, естественно, поднимал. Пришел к генеральному директору, был им тогда еще Геннадий Алексейчиков. Он обещал, что если останусь в команде, пройду с ней все сборы, условия будут пересматриваться. Но когда мы приехали с одного такого сбора, Алексейчикова почему-то сняли. Генеральный поменялся. Новый сказал, что он меня не знает, ему нужно время. А тут Лесько начал набирать обороты. Понял, что на меня уже никто не рассчитывает. Я решил уйти. Сказал просто, что не хочу больше в футбол играть. В ответ: хочешь — уходи.

    — Даже если так. Без команды уже на тот момент вы не должны были остаться.

    — Я тоже так подумал. Но тогда я все нюансы не уточнил, поступил сгоряча. Никто не подсказал. Правда, нашелся потом вариант. Когда «Минск» тренировал Яромко, он хотел меня взять в команду, такого молодого и перспективного. А тут выскочила такая норма, как компенсация за молодого игрока. В футболе до 23 лет, если куда-то переходишь, это обязательно учитывается. Хотя из «Динамо» меня как бы уволили. А сумма компенсации была приличная. Яромко сказал, что за третьего вратаря такие деньги платить никто не будет. Все. Я на полгода остался без футбола.

    — Это же не вариант.

    — Сейчас понимаю это. Глупо как-то ушел, больше предложений не возникло. У меня и агентов никогда никаких не было. Я не такой человек, чтобы прийти в клуб и сказать: «Здравствуйте, я Павел Шишея. Возьмите меня». Жалел потом. Теперь бы уже стучался во все двери, потому что тогда целый сезон пропустил. Разве что выиграл чемпионат Минской области в составе «Медпрепаратов» из Несвижа. Уровень другой. Это полевому можно просто форму поддерживать. А нам, вратарям, нужно, чтобы соперник был достойный. Так и год прошел.

    — Так, а вы не пробовали к юристу обращаться?

    — Признаться, телефон у меня тогда не обрывался. Нужно было конкретный вариант рассматривать, его не было. Меня постепенно забывали.

    — Что дальше?

    — Ходил на разные футболы, встречал знакомых. Получилось устроиться в «Городею», когда она еще во второй лиге выступала. Полгода был первым вратарем, а после прихода Варивончика потерял это место. А кататься в запасе по всей Беларуси у меня желания не было. Снова остался без футбола. Только потом возник хороший вариант со СКВИЧом, прошел всю «предсезонку», меня даже в основу наигрывали. Но тут случилась проблема.

    — «Динамо»?

    — Ага. По истечении контракта с клубом должно было пройти 30 месяцев, чтобы я без проблем подписал соглашение с другой командой. А у меня оставалось всего два месяца. Но когда позвонил в «Динамо» и попросил разрешения, мне отказали.

    — Почему?

    — «Напакостить» хотели. Сам до сих пор не понимаю, чем я работников клуба не устроил. Хотя была у них одна претензия — мой лишний вес. По закону должно быть так. Если ты, допустим, ростом190 см, должен весить80 кг, то есть -10. У меня было -2. Но я могу привести уйму примеров, когда у отличных вратарей все наоборот. Тот же Сергей Веремко — вратарь-машина. А Перуцци? У него вообще +15. Да и лишний вес можно согнать за пару недель усиленных тренировок.

    — В любом случае это не причина, чтобы не дать вам разрешение играть за СКВИЧ.

    — Мне сказали, что не могут. Без комментариев. Пришлось опять ждать полгода. Просто тренировался со СКВИЧом без официальных матчей. Терпел. И потом уже, наконец-то, подписал контракт с футбольным клубом.

    — Могу представить ваши ощущения.

    — Я был безумно счастлив. Три года был вне футбола. В это время читал все газеты, смотрел все программы. Помню, ждешь этого «Столичного футбола» и смотришь, как твои партнеры по юношеской сборной играют на самом высоком уровне. Там Кисляк, Путило, Мартынович. Было очень тяжело. И потом, когда я впервые сел с командой СКВИЧ в автобус и поехал на выезд, это были непередаваемые ощущения. Так ждал этой атмосферы. Мне вообще деньги не были нужны тогда, только игра.

    — Так, может, вы сами виноваты во всей этой катавасии? «Звездняк», к примеру, подхватили.

    — Конечно, было приятно. Сам я с юго-запада, там много фанатов «Динамо». Скажем так, на районе многие узнавали. А я еще в школе учился. Но в тот момент прекрасно понимал, что ничего не добился, чтобы тут нос задирать.

    — Одно не могу понять. Как вы зарабатывали себе на жизнь?

    — Старался футболом. Тут сыграю, там, что-то оплачивалось. Как-то перебивался. Пытался автобизнесом заняться, но душа не лежала. Все мысли были направлены на то, как бы вернуться в футбол. Я ведь даже эти полгода в СКВИЧе без зарплаты провел. Но тренироваться нужно было, а сил на что-то другое больше не оставалось.

    — Как минимум интересная у вас выходит жизнь. Это интервью — одно из подтверждений, что вратари — это особые люди.

    — Я не могу оценить свою манеру поведения. Это надо делать человеку со стороны. Меня лично обижает, когда говорят, что вратари какие-то такие, потому что часто головой о штангу бьются. Я скажу, защитники чаще это делают и сотрясений бывает больше. А вратари — нормальные люди.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.