Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Миллионами никогда не ворочал»

    Недавно Алексей Белоусов завершил футбольную карьеру. Бутсы на гвоздь защитник повесил неожиданно тихо. Нынче Алексей ведет административные дела в молодежной сборной страны. В беседе с корреспондентом Goals.by экс-игрок признался, что быстро осваивает новую должность, рассказал про веселые тренировки в «Нафтане», темные дела в «Витебске», возможности уехать в Россию и белорусские зарплаты.

    Алексей Белоусов не жалеет о своей игровой карьере
    Алексей Белоусов не жалеет о своей игровой карьере
    BelousovАлексей Белоусов не жалеет о своей игровой карьере Анастасия Жильцова

    Недавно Алексей Белоусов завершил футбольную карьеру. Бутсы на гвоздь защитник повесил неожиданно тихо. Нынче Алексей ведет административные дела в молодежной сборной страны. В беседе с корреспондентом Goals.by экс-игрок признался, что быстро осваивает новую должность, рассказал про веселые тренировки в «Нафтане», темные дела в «Витебске», возможности уехать в Россию и белорусские зарплаты.

    — В начале сезона вы заключили контракт со СКВИЧом, а уже летом стали администратором молодежной сборной Беларуси. Как-то резко завершили с футболом…

    — Готовил себя к тому, что нужно скоро заканчивать карьеру. Думал о переходе на новую должность несколько месяцев. Для меня это не было каким-то спонтанным решением. Алексей Вергеенко попросил меня помочь «молодежке» в административном плане. Спасибо ему за то, что я остался в футболе. Конечно, можно было поиграть еще сезон-два, но все равно пришла пора заканчивать. Когда появилась возможность попробовать себя в новой роли, тщательно взвешивал все «за» и «против». Но все-таки в глубине души понимал: «Мои лучшие годы уже позади».

    — Что входит в обязанности администратора молодежной сборной страны?

    — На мне подготовка команды к сборам. Отвечаю за экипировку, проживание и организацию тренировочного процесса.

    — Сложно было привыкнуть к новому месту работы?

    — У меня началась новая жизнь. Было тяжело к ней привыкнуть. Мне сильно помогает федерация. Там работает много моих друзей. Если чего-то не знаю, то обращаюсь к ним за советом. Семимильными шагами вникаю в процесс.

    — В работе администратора наверняка требуется много связей…

    — Конечно, однако все это приходит со временем. Когда начинал работу, не знал, с кем договариваться по гостиницам, тренировочным полям. Беру телефоны, созваниваюсь, встречаюсь с людьми. Провел несколько сборов и втянулся. Каждый день начинается с телефонных звонков и работы с документами. Без дела не сижу.

    — Вам интересна та работа, которой сейчас занимаетесь? К тренерству нет тяги?

    Кто после завершения карьеры не хочет стать тренером? Пока мне нужно адаптироваться в новой профессии. Потом уже буду думать, что делать дальше. Пока на тренерские курсы записываться не планирую. Многие люди их заканчивают. Пока тяжеловато туда попасть.

    — Ваши обязанности в «молодежке» ограничиваются только административными делами? Тренерскому штабу что-нибудь советуете?

    — У нас подобрался хороший тренерский штаб. Ребята сами справляются. В какой-то околофутбольной обстановке могу что-то подсказать тренерам. Однако у них своя работа, а у меня — своя.

    — Алексея Багу в «молодежку» на постоянную основу привлекать не планируют?

    — У Алексея контракт с БАТЭ. Алексей Вергеенко практикует помощь со стороны. Он приглашал помочь сборной Ковалевича, сейчас позвал Багу. Ничего сверхъестественного в этом нет.

    — С Игорем Ковалевичем у вас сложились отличные отношения…

    — Игорь Николаевич — очень открытый человек. Если ему что-то не нравится, он сразу говорит об этом в лицо. У Ковалевича нет никаких рамок. Считаю это правильным. По-другому человек не поймет, чего от него хотят.

    — Говорят, игроки «Нафтана» практикуют выезды на дачу к директору клуба...

    Я ни разу не бывал на даче директора. Не приглашали, а так бы поехал :). В Новополоцке мы постоянно выезжали командой на шашлыки. Это и помогало сплотить коллектив.

    — Расскажите какую-нибудь байку из новополоцкой жизни.

    — Основная часть тренировочного процесса нудная. Чтобы как-то отвлечься, часто играли двухсторонку или «пулю» на мягкие ткани. Ковалевич играл с нами. Молодые бегали против стариков. Я часто выигрывал. Очень приятно было поставить мячишечко и с семи метров расстрелять соперника. У нас была такая пословица: «Тебя никто жалеть не будет, если к стенке станешь». Все били плотно и точно. На ногах потом следы от мяча оставались.

    — Игорю Николаевичу часто доставалось?

    — Все старались попасть в тренера потому, что, я прошу прощения, у него была самая большая мишень :).

    — Как думаете, в этом году новополочане сумеют остаться в «элите»?

    — Надеюсь на это. Играл в «Нафтане» четыре года. Оставил в Новополоцке частичку себя. Сильно переживаю за этот клуб. Думаю, у ребят все будет хорошо.

    — В прошлом году «Витебску» остаться в «элите» не удалось. Два северных клуба сильно разнятся?

    — Может быть, коллектив в «Витебске» был похуже, но руководство клуба… Не хочу об этом даже говорить. Отрицательный опыт тоже важен. В «Витебске» понял, как не нужно вести себя руководству по отношению к футболистам. Теперь представляю, как нужно позиционировать себя тем, кто работает в структуре клуба.

    — Каких ошибок руководства «Витебска» никогда не допустите?

    — Я считаю, между тренерским штабом, футболистами и руководством команды должно быть налажено общение. Без него никак. Все должно строиться на доверии, ведь мы выполняем одно общее дело. Когда люди говорят одно, а делают другое — это неправильно.

    — Директор «Витебска» Виталий Столбицкий говорил, что вы пришли расторгать контракт не самым свежим…

    — Человек вправе говорить то, что он хочет. Однако слова должны подтверждаться фактами. Голословие не красит людей. Я тоже могу сказать что угодно. Это заявление стоит прочитать и выбросить.

    — Когда перешли в СКВИЧ, на игру с «Витебском» настраивались по-особенному?

    — На этот матч больше настраивался Боровский. Для него эта игра была более принципиальной, чем для меня. Понятное дело, ведь тренера уволили непонятно за что. Я настраивался на игру с «Витебском», как на встречу очередного тура.

    — Давайте разрядим обстановку. У человека, который играл в Витебске, нельзя не спросить про «Славянский базар». На концерты ходили?

    — Ни разу не был на концертах. По городу гулял, но в амфитеатр даже не тянуло.

    «Славянский базар» — значимое мероприятие для Витебска?

    — Витебск живет только этим фестивалем. Начинается «Славянский базар» — город гуляет, все улыбаются, улицы становятся чистыми. Праздник заканчивается — Витебск становится серым, все сидят по домам, начинается работа.

    — В этот фестиваль вкладывается много денег. Может, поэтому Витебску не хватает финансов на спорт?

    — Если бы в городе хотели развивать спорт — деньги бы нашли. Финансы в Витебске есть — они никуда не могут просто так исчезать. Просто их нужно привлечь к клубу. Видимо, областью руководят люди, которым спорт не интересен.

    — Не жалко тех ребят, которые остались в «Витебске» в этом году?

    — В принципе, в команде осталось не так много людей, с которыми я играл. Мне жалко, что они оказались в такой ситуации. Ведь футболисты ничего не могут изменить.

    — Как думаете, что нужно сделать клубу, чтобы вернуться в «вышку»?

    В «Витебске» все изменится, если оттуда уйдет один человек. Вы понимаете, о ком идет речь.

    — Если бы вас позвали исправлять ситуацию в «Витебске» в административном плане, согласились бы?

    — В административном — нет. Хочется, чтобы клуб вернулся в «элиту». Считаю, все команды из областных городов должны находиться на примерно одинаковом уровне.

    — По наигрышу во всех лигах чемпионата Беларуси вы один из первых. В низших дивизионах существует проблема договорных матчей?

    — Ни разу за свою карьеру не участвовал в договорняках. Как ни крути, а на футбольном поле видно, кто сдает игру. Старались это пресекать.

    — На вас выходили с предложениями сдать матч?

    — Может быть, выходили, но это было давно и неправда:). В 90-х что-то такое было…

    — Теперь давайте вспомним о «Шахтере». Игра в Солигорске была вершиной вашей карьеры?

    — Единственный раз стал чемпионом страны. До сих пор помню время, проведенное в Солигорске. Коллектив в «Шахтере» был сплоченным. Главная проблема этого клуба — болельщики. Конечно, среди них есть люди, понимающие футбол. Но основная масса — те, кто ходит на игры не поболеть за команду, а сделать ей хуже.

    — Кроме коллектива, какие еще были позитивные моменты?

    — Мы играли действительно в искренний атакующий футбол. Всем в команде хотелось и нравилось играть. На матчи мы выходили не как на работу, а как на праздник.

    — Вы говорите о замечательной атмосфере практически в каждой команде. Давайте составим хит-парад клубов, где был самый лучший коллектив.

    — На первое место хочу поставить «Белшину». Там я побыл немного — всего год. Но в команде собрался действительно классный коллектив из опытных ребят. Нам не нужно было говорить, что требуется делать. С первого дня в команде нашли с партнерами общий язык. Второе место… Даже не могу продолжать этот рейтинг. Везде были положительные и отрицательные моменты. Невозможно их разделить. В одной команде я пробыл четыре года, в другой — два, в третьей — год. Может быть, если бы в «Белшине» играл дольше, мнение о команде могло измениться. Каждый коллектив влиял на меня. В любом клубе получал неоценимый опыт.

    — Вы много поездили по Беларуси. Где понравилось жить больше всего?

    — Мне всегда нравились западные города — Брест, Гродно. Там своеобразная европейская архитектура, чистота на улицах. А вот Витебск, Могилев, Гомель — не очень нравятся. Не хочу сказать об этих местах ничего плохого. Просто мне по духу ближе Европа.

    — В бытность футболиста семью с собой по клубам не возили?

    У домашних в Минске свои дела. Тем более я каждую неделю приезжал. Конечно, родных не хватало. Хотелось осесть, спокойно жить дома. Сейчас этим и занимаюсь.

    — Не жалко, что потратили всю жизнь на то, чтобы заработать деньги на будущее, пропустив взросление детей?

    — Во-первых, денег я не заработал. Чтобы получать хорошие деньги, нужно куда-то уехать. В Беларуси невозможно было что-то заработать. Какой-то прожиточный минимум — да. Миллионами никогда не ворочал.

    — Была ли возможность попробовать свои силы за рубежом?

    — Было такое дело. Предлагали уехать в Россию.

    — В какой клуб?

    — Уже и не помню. Это было давно, когда еще за «Динамо» играл. Лично звонили и приглашали в команду. Не знаю, почему не поехал. Может, сам не захотел, может, еще были какие-то причины. Бог с ним.

    — В каком клубе у вас была самая большая зарплата?

    — Она везде была примерно на одном уровне.

    — Сколько платили?

    — Две-три тысячи долларов. В том же «Нафтане» зарплата была три тысячи. Это не такие космические деньги, как считают люди, далекие от спорта. Они просто завидуют, что не стали футболистами. Если бы они попробовали поиграть, то так бы не думали. Во-первых, футбол — это колоссальный труд. Во-вторых, век футболиста недолог — 30-35 лет. За это время хочется что-то заработать, ведь игроки больше ничего не умеют. Везет тем, кто успел параллельно получить какое-то образование. Тогда в жизни есть какие-то варианты.

    — Вы успели что-то закончить?

    — БГУФК год назад закончил. У меня отношения с учебой были не самые лучшие. Сначала поступил в один вуз, не получалось совмещать карьеру и занятия — пришлось уйти. Но через десять лет понял — нужно получать какое-то образование.

    — Каково это — учиться после десятилетнего простоя?

    — Тяжело, особенно трудно сидеть на лекциях. Одну мог выдержать, а вместо остальных уезжал домой. Когда вернулся к учебе, разучился писать. Пять минут — и рука уставала. Был не самым добросовестным студентом :).

    — Преподаватели делали скидку на то, что вы футболист?

    — У тех преподавателей, которые любят футбол, бонусы были. Остальным — без разницы. Хоть ты чемпион мира или Олимпийских игр — выучи мою дисциплину и сдай экзамен. Тогда ты будешь чемпионом мира по моему предмету.

    — Вообще, довольны своей игровой карьерой?

    — В принципе, доволен. Что сейчас говорить. Мог бы оказаться в более сильном клубе, а мог бы вообще не играть в футбол. Не пошел бы в 1993 году в «Динамо-Юни», а поступил бы в университет. Был бы каким-нибудь инженером. Мама лояльно относилась к футболу. Отец хотел, чтобы я стал инженером, поступил в политехнический. Так и было, но уже на первом курсе я понял, что играть в футбол намного интереснее, чем чертить какие-то чертежи. Поэтому бросил учебу. Ни о чем не жалею. Футбольная жизнь очень интересна. Не знаю, как сложилась бы моя судьба, если бы не занимался футболом.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.