Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Слышал, большинство гениев были левшами :)»

    Отвечая на вопросы, Ян Тигорев занимает руки своим iPhone. Будто бы так лучше думается. В словах собеседника много здорового цинизма. В улыбке порой заметен должный сарказм… Корреспонденты Goals.by побывали в лагере национальной сборной и подробно расспросили ныне самого актуального белорусского легионера о журналистских баянах, мандраже, самоанализе, Москве и маркетинге.

    Ян Тигорев признается, что с трудом привыкает к ритму московской жизни после Минска
    Ян Тигорев признается, что с трудом привыкает к ритму московской жизни после Минска
    TigorevЯн Тигорев признается, что с трудом привыкает к ритму московской жизни после Минска Надежда Бужан

    Отвечая на вопросы, Ян Тигорев занимает руки своим iPhone. Будто бы так лучше думается. В словах собеседника много здорового цинизма. В улыбке порой заметен должный сарказм… Корреспонденты Goals.by побывали в лагере национальной сборной и подробно расспросили ныне самого актуального белорусского легионера о журналистских баянах, мандраже, самоанализе, Москве и маркетинге.

    — Чтобы вкатиться в беседу, надо задать вам пару вопросов ни о чем… Допустим… Как настроение?

    — Меня всегда поражал этот вопрос :). Могу ответить банально: нормально все с настроением.

    — Что конкретно вас поражает?

    — Нет, ну, а какие есть варианты ответа на этот вопрос?

    — Допустим, «У меня плохое настроение. Приехали журналисты, и мы беседуем вместо моего тихого часа».

    — Конечно, я мог бы так ответить. Но рамки приличия не позволяют. Поэтому ответ всегда один и тот же: «Нормально :)».

    — Какие вопросы, приуроченные к сбору национальной команды, вам уже надоели?

    — Просто нужно понимать, что корреспонденты в своей общей массе задают футболистам примерно одни и те же вопросы. Это не касается только меня. То есть журналисты разные, а темы одинаковые. Вот, например, «Как настроение перед Испанией?» Я не знаю, как отвечать на такой вопрос. Ну, что значит «Как настроение?» Хорошее. Ни один уважающий себя футболист не скажет: «Я боюсь Испании». Или что-то в таком духе. Подобные вопросы, как мне кажется, предполагают ответы, которые-то и болельщикам особо не интересны. Да и игроков провоцируют на банальности. Вот и говоришь: «Нормально». Или «Отлично», «Все хорошо», «Готовимся».

    — Еще можно сказать: «Испанцы — тоже люди».

    — Да-да :). И еще: «Как вы будете к испанцам готовиться?» Ну, как… Обычно. В рабочем режиме. То есть встреча с грандами не оборачивается какими-то сверхизменениями в подготовке. По большому счету вся предыгровая работа одинакова, обыденна и банальна. И неважно — речь идет об испанцах или о грузинах. Потому ответы на вопрос «Как настроение» перед всеми матчами будут одними и теми же… Тем более, когда что-то подобное слышишь от третьего или четвертого журналиста кряду, начинаешь уже думать: «Это ведь выйдет в таком же количестве изданий… А спрашивают абсолютно идентично».

    — Самый глупый вопрос, который был задан вам во время карьеры?

    — Давайте продолжим. А я, может, потом вспомню.

    — Может, ты его задашь сегодня, — подключается к беседе самый добрый фотограф белорусской современности Надежда Бужан.

    — Меткое замечание. Да, может, так и произойдет :).

    — Вот вы отметили, что ни один уважающий себя футболист не скажет: «Я боюсь Испании». А когда у вас в последний раз случалось мандре?

    — Ну… Мандраж мандражу рознь. В принципе, перед любой игрой ощущается легкое волнение.  Это хорошо. Подобные ощущения мобилизуют. Помню, очень давно, кажется, Хацкевич интервью давал, во время которого сказал: «Нет волнения перед игрой. Уже неинтересно». В общем, у каждого футболиста на протяжении всей его карьеры вне зависимости от возраста и наигрыша есть волнение. Каждый матч — это что-то новое. А ожидание новизны оборачивается определенными эмоциями. Главное, чтобы они не переходили в мандре… Если серьезно копаться в памяти, то в последний раз я особо мандражировал примерно в 17-18-летнем возрасте. Наверное, так. Еще, может, первая игра за национальную сборную в этом плане выделилась… Может, еще что. Точно не припомню. Просто обычное волнение держится в каких-то рамках, не захлестывая.

    — Ожидание какого из последних матчей заставило вас испытать предельное волнение?

    — Скорее всего, наиболее серьезные эмоции возникли перед недавним матчем против «Спартака». То был мой дебют в официальных играх за «Локомотив». Причем после полуторагодичной паузы. Московское дерби, полный стадион — весь этот околофутбол вылился в наибольшее за последнее время волнение.

    — Как вы настраиваетесь на игры?

    — Я абсолютно не суеверный человек. Просто события игрового дня, в принципе, повторяются раз за разом. Разве что небольшие подвижки обусловлены временем начала матча. График настолько привычен, что особо уже не заморачиваешься. А настрой на игру… Это, скорее, больше связано с мыслями, которые весь день прокручиваешь в своей голове. «Как нужно играть в той ситуации?» «Что нужно в этом эпизоде?» Если осознанно занимаешься самоанализом, в игре выполняешь действия автоматически, зная, что требуется, на уровне нейронов. Потому как в течение матча времени на обдумывание не всегда хватает. И момент зачастую проигрывается, если подсознательно ты не был к нему подготовлен. Мне кажется, именно в самоанализе весь настрой и заключается.

    — Вам случалось выходить на поле разобранным?

    — Да. Были такие ситуации. И не скажу, что подобное происходило только в нежном возрасте. Случалось и в 25. Допустим, идет череда игр. Постоянно настраиваешься. И наступает такой период, когда кажется: «Проснулся, пообедал, поехал на игру, и все пойдет по накатанной». И как только этот момент происходит, сразу же все перестает получаться. А перестроиться в процессе матча достаточно сложно. Делаешь одну-две-три-четыре-пять-шесть ошибок — и пропадает уверенность. Все накладывается друг на друга, и итог выходит очень неприятным.

    — Вы можете перенастроиться после шести ошибок?

    — Ну… Скажем так, дело это не самое легкое. В матче с тем же «Спартаком» первый тайм мне абсолютно не удался. Ну, может, не абсолютно, но получилось явно не то, чего я от себя хотел. В перерыве немножко успокоился, переборол волнение. Мне кажется, получилось. Второй тайм, считаю, провел на достойном уровне.

    — Вы, вообще, самокритичный человек?

    — Да, очень. Понятное дело, вслух о своих недостатках я не говорю, возможно, только делюсь этим с агентом после матча. Однако редко происходит так, чтобы я был на сто процентов доволен своей игрой.

    — Стороннее мнение вас как-то трогает? Мнение медиа, к примеру.

    — Начнем с того, что я не очень увлекаюсь спортивной прессой, чтобы прямо анализировать каждую публикацию, в которой обозначается моя фамилия. Мнение того же агента или специалистов для меня важнее.

    — То есть такого, чтобы вы целенаправленно гуглили свою фамилию, не происходит?

    — Нет. Абсолютно. Бывает, хочется в случае сверхудачной игры под хорошее настроение почитать о себе приятные вещи…

    — И вы читаете?

    — Ну, конечно :). Все мы люди. Тоже нравится, когда обо мне говорят хорошо. Не без этого, конечно. А когда ясно, что игра 50 на 50, лучше не портить себе настроение неприятными вещами. Ты и сам все понимаешь без медийного подтверждения. Тем более указание твоих ошибок можно будет услышать и на разборе, и от близких людей. Лучше гарантировать себе спокойствие.

    — Давайте зацепимся за фразу «московское дерби». Как вам живется в российской столице?

    — «Локомотив» создал очень комфортные условия. Это касается и быта, и передвижения. Вопросов никаких не возникает. Но все-таки Москва — это Москва. Город, по отношению к которому люди делятся на три категории. Не только на белую и черную, есть и серая прослойка — я к ней и принадлежу. После того же Запорожья, Томска, Минска (особенно после Минска) привыкнуть к ритму московской жизни достаточно сложно. Хотя при условии полного бытового комфорта на некоторые минусы можно закрыть глаза. Что я и делаю.

    — Вы сами водите в Москве?

    — Да, машина есть. Я снимаю квартиру в очень удобном месте. Соседствуем в доме с шестью-семью одноклубниками. До базы — 15-20 минут езды. Поэтому если нет желания провести время в городе, пресловутые пробки я не застаю. Для жизни в Москве — это огромнейший плюс.

    — Неужели вообще ни разу не убивали время в пробке?

    — Случалось. Как только перебрался в Москву, приходилось мириться с пробками. Стадион находится в Черкизово — по расположению к базе другой конец города. На машине я добирался туда по два часа. А пригнал автомобиль как раз на праздники — 6-8-е марта. С одной из тренировок возвращался домой четыре с половиной часа. Сейчас же, проживая день в режиме дом-работа-дом, трачу на поездку до базы 15 минут. Если не придумываешь себе головняк вроде погулять по городу, то проблем не возникает.

    — Какой головняк у вас возникает в Москве?

    — Стандартный. С кем-то встретиться, куда-то заехать. Как у всех нормальных людей, порой случаются бытовые вопросы, которые нужно решать и которые требуют личного присутствия. К тому же, будучи игроком «Локомотива», клуба, у которого серьезно развита служба маркетинга, зачастую приходится ездить на какие-то съемки и другие мероприятия подобного рода.

    — Вы проводили автограф-сессию в музее «Локомотива». В каких еще акциях случилось принять участие?

    — Лично я, быть может, не так интересен болельщикам. Все же не являюсь главной звездой «Локомотива». Вот… Хотя меня привлекают к подобным акциям. Недавно снимался календарь на будущий год. Игрокам придумали профессии, абсолютно не связанные с футболом. Было достаточно интересно. Я, к примеру, оказался кораблестроителем. Не натуральных кораблей, а массивных, эффектных таких моделей. Съемка проводилась в специальной мастерской, меня одели в фартук. Антураж классный. Кто-то исполнил роль автомеханика, кто-то — стритрейсера. Считаю, болельщикам будет очень интересно.

    — Что-то еще?

    — Перед каждым матчем исполняется гимн клуба, под это дело снимаются соответствующие ролики. Футболисты произносят по фразе, по предложению. Видео выводится на большой экран. Круто получается. Снимались проморолики по привлечению болельщиков на матчи. Сычев и Павлюченко принимали участие — в Черкизовском районе ребята сидят в игровых майках на автобусной остановке. Приходит транспорт, оба заходят в салон. Люди ошарашены, конечно. А Павлюченко с Сычевым начинают бесплатно раздавать билеты и приглашения. Неожиданный ход. Очень интересный. Павлюченко сидит с бабушкой в автобусе и рассказывает ей про футбол. Все снимается на камеру. Прикольно. В этом плане «Локомотив» намного организованнее всех моих предыдущих клубов. Каждый новичок проводит автограф-сессию в музее. Общение неформальное, атмосфера теплая. Здорово.

    — На видео заметно, что вы оставляли автографы левой рукой…

    — Я действительно левша.

    — А игровая нога…

    — Правая.

    — А как так?

    — Без понятия :). С детства пошло. Меня не переучили. Моя мать — левша. Но переученная. А вот меня почему-то трогать не стали. Указкой по руке не били.

    — Существует множество стереотипов о левшах, будто люди совершенно особенные.

    — Да, я тоже слышал, что большинство гениев были левшами :). Мне приятно. При каждом удобном случае всем об этом напоминаю.

    To be continued…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.