Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Своим детям никогда ничего не запрещала»

    14 октября в Беларуси отмечался День матери. Вы не забыли поздравить своих мам? У команды Goals.by с памятью все в порядке. В канун праздника мы наведывались домой к маме Алексея и Дмитрия Бага. Надежда Михайловна с удовольствием рассказала о себе и своих детях.

    Надежде Михайловне есть отчего завидовать
    Надежде Михайловне есть отчего завидовать
    BagaНадежде Михайловне есть отчего завидовать Анастасия Жильцова

    14 октября в Беларуси отмечался День матери. Вы не забыли поздравить своих мам? У команды Goals.by с памятью все в порядке. В канун праздника мы наведывались домой к маме Алексея и Дмитрия Бага. Надежда Михайловна с удовольствием рассказала о себе и своих детях.

    Надежда Михайловна, давайте начнем издалека: как вас свела судьба с Анатолием Григорьевичем?

    — Я окончила школу в Черикове, затем педагогическое училище — и по распределению попала в Минск. В то время под Борисовом находилось много военных городков, а у меня подруга работала в Лядищах в Доме офицеров. Часто ездила к ней на танцы. Там с будущим мужем и познакомились. После свадьбы я переехала в Борисов, где мы получили квартиру рядом с городским стадионом. А вскоре родился Алешка. Кстати, тогда я работала в детскому саду от завода БАТЭ. Вот такое вот совпадение. Так что Леша с самого детства был с БАТЭ связан. Потом мужа перевели в Заслоново, где Леша окончил два класса. Затем мужа позвали в Министерство обороны, и мы переехали в Уручье. Там Леша начал заниматься футболом.

    — Тяга к футбольному мячу у старшего сына была с пеленок?

    — Почему-то, когда жили в Заслоново, он больше играл в хоккей. Как-то прихожу на хоккейную коробку, а у него шапка к голове примерзла :). Когда переехали в Минск, у Леши появился друг, который занимался футболом, он отвел его на тренировку. Сын попал в группу к Николаю Николаевичу Едалову. Нужно было с Уручья ездить на тренировки в Веснянку. Расстояния большие. В это время появился Дима — ему нужно было много внимания. Я сказала: «Сынок, мне тебя некогда провожать на тренировки и встречать с них. Может, не будешь заниматься?» Он и перестал. Через какое-то время к нам домой приходит Едалов и говорит, что Леше просто необходимо тренироваться потому, что у него хорошее будущее.

    — Младший сын, глядя на старшего, тоже к мячу потянулся?

    — Дима начал заниматься футболом раньше. До упаду бил мячом о стенку.  А когда начал заниматься в «Смене», приходил с тренировок и просто валился с ног. У него тоже был замечательный тренер — Михаил Францевич Шутович. Когда Дима был маленьким, старалась возить его на тренировки. Даже ходила на их игры. Вообще в той команде было много хороших ребят: Перепечко, Скавыш. Правда, больше никого в большом футболе и не видно. Когда ему было лет 13-14, тренер на каком-то матче в перерыве так их отругал, что они, глотая слезы, выходили на второй тайм. После этого матча на футбол больше не ходила.

    — А по телевизору смотрели игры с участием сыновей?

    — Муж смотрит игры детей, а я не могу. Ужасно переживаю. Люблю смотреть на ребят, когда играют гимны, а потом ухожу в другую комнату. Только захожу счет узнать. Особенно волнительные последние минуты. После матчей заснуть не могу или от положительных, или от отрицательных эмоций.

    — Леша в детстве увлекался хоккеем, а Дима кроме футбола чем-нибудь занимался?

    —  Ничем. Только футбол. Как-то во дворе Леше чем-то попали в глаз. Он стоит и плачет. Я ему говорю: «Ничего страшного, если зрение потеряешь, то в армию не пойдешь». Он мне сквозь слезы: «Мама, ты что? Если я зрение потеряю, то не стану футболистом!»

     

    — В детстве сыновья часто ссорились?

    — Нет, они дружат с пеленок и до сих пор. Правда, когда Диме был месяц, к нам приехало много гостей. Младшему сыну привезли много подарков. Тогда Леша обиделся: «Почему ему все, а мне ничего?» Больше между ними крупных ссор не было.  Все-таки девять лет разницы играют большую роль. Никаких проблем они мне не создавали. Жаль только, выросли быстро. Мне все завидуют белой завистью. Спрашивают, как я их воспитала. Как-то само все получилось. Своим детям я никогда ничего не запрещала. Им это было не нужно. Они все время с дома на тренировку и обратно.

    — Ребята совсем не бедокурили? Неужели ни одной любимой маминой вазы не разбили?

    — С вазой прямо в точку. Правда, не помню, кто из мальчиков ее разбил. Мячом кто-то из них в нее попал. Они сильно переживали. Я говорю, ничего страшного по сравнению с тем, что вы станете великими футболистами.

    — Думали, что сразу два сына станут футболистами?

    — Хотела, чтобы хотя бы один из них стал врачом. Люблю, когда врач мужчина. А еще когда хирург… Правда, когда они стали заниматься футболом, то была уверенность, что дети станут профессиональными спортсменами.

    — Дети с мячом не расставались?

    — Конечно, даже вот на фотографии. Здесь Леша. У нас в квартире всегда был мяч.

     

    Даже когда они болели, говорили: «Лучше мы в школу не пойдем, а тренировку пропускать нельзя».

    — Учили вас футбольным правилам?

    — Не учили. Только, когда раньше Леше звонила, спрашивала: «Сынок, когда дома будешь?» — «Через тайм. Поняла, мам?» — «Через 45 минут?» — «Молодец».

    — Большой футбол — это еще и травмы. Не боялись за здоровье сыновей?

    К счастью, у моих мальчиков страшных травм, как у Гончаренко или Родионова, не происходило. Слава Богу, к постели они прикованы не были. Все время стояли на ногах, участвовали в облегченных тренировках. Конечно, переживаю за детей, но что же делать — это футбол.

    — Кстати, как будущие звезды белорусского футбола учились в школе?

    — У Димы были проблемы с учебой. Он пропускал много занятий. Освобождения ему давали, но оценки ведь тоже нужны. Этот вопрос мы уладили. Его в школе любили. Учителя часто шли навстречу. Хотя за посещаемость ругали. Но футбол для него был всем. Не могла я Диму этого лишить. Теперь, когда встречаю кого-нибудь из учителей, они гордятся, что сын у них в школе учился. Правда, у Димы была одна грамота за учебу в третьем классе. Больше не получал :).

     

    Они у меня гуманитариями были. Математика им не давалась. Я сильно не заставляла их учиться. Принесет кто-нибудь из школы двойку, я говорю: «Не расстраивайся, папе ничего не скажем».

    — Выходит ваш муж учебу контролировал?

    — Да. Открывает дневник, а там двойка. Зовет меня, говорит: «Ты видела?». Я ему отвечаю: «Ты, уже, великий ученый. Бывает. Все равно футболистом будет».

    — Часто вас в школу вызывали?

    — Ходила только на родительские собрания. Всегда отмечали хорошее поведение сыновей.

    — Т.е. записей в дневниках не было?

    — Были. Замечания делали, что болтают на уроках и шутят много. Что про Лешу, что про Диму говорили: «У них рот никогда не закрывается». Я отшучивалась: «Так это же наследственное».

    — Ваши сыновья с самого детства часто отправлялись в различные поездки. Наверняка сложно было их отпускать…

    Конечно, тяжело было. Первое время старалась собирать их в дорогу. Потом Леша сказал: «Мама, хватит. Я сам должен знать, что и где у меня лежит». Больше за Диму почему-то переживала. Как-то в третьем классе младший поехал на турнир в Германию. Когда команда вернулась, спрашиваю у Михаила Шутовича: «Как себя сын вел?» Он говорит: «Я  там неделю не ел и не спал. Они малые и такие несобранные, что ужас!» Сейчас, когда мальчики ездят на игры, очень боюсь перелетов. Особенно после трагедии, которая произошла с хоккейным «Локомотивом». Месяц плакала по Руслану Салею. После того, как это произошло, Леше через пару дней нужно было лететь в Прагу смотреть игру для подготовки к Лиге чемпионов. Про себя думаешь: «Господи, помоги». Ничего изменить ведь нельзя — работа есть работа.

    — С друзьями детей знакомы?

    — Юра Жевнов и Саша Глеб часто у нас дома ночевали. Леша с ними начинал играть в БАТЭ. С Глебом сын в университете учился. Правда, Саша даже первый курс не закончил — уехал в Германию. Его зачетка даже где-то у нас дома валяется. Там только несколько экзаменов отмечено. Паша Шмигеро — хороший мальчик. Такой юморист. Зову его кушать: «Паш, кушать хочешь?» — «Не, не хочу. А что есть?» — «Курочка, кашка…» — «О, давайте!»

    — Сейчас сыновья часто в гости заезжают?

    — Часто. Правда, домой не заходят — у них времени мало. Я не обижаюсь. Рады, что они занимаются хорошим делом. Мне хватает их внимания.

    — Наталье Марченко сложно было вам понравиться?

    Наташу сразу полюбила. Леша с ней познакомился, когда она приехала в Беларусь из Америки. Ей еще нужно было год в США доучиться. Так они весь этот год с ней переписывались. Наташа всегда мне передавала «приветы». Таких хороших невесток, как она, не бывает. Нам очень повезло.

     

    — Расскажите про свадьбу Алексея.

    — Свадьбы не было. Сейчас расскажу, как все произошло. Мы с мужем были на даче. Звонит нам Леша и спрашивает: «Какое нам с Наташей мясо лучше купить?» — «Детки, зачем вам?» — «Мама, мы подали заявление. Приезжают Наташины родители, нужен праздничный ужин». — «Сынок, как так?» — «Мама, ты так говоришь, как будто тебе Наташа не нравится». — «Леш, я просто не ожидала». В девять утра дети расписались в Троицком предместье. Собрались мы, Наташины родители и лучший друг Леши. Вот это их свадебная фотография.

     

    — А вы хотели пышную свадьбу?

    — Разговаривала с Наташей. Она говорит: «Надежда Михайловна, а вы хотели, чтобы меня зерном обсыпали?» В душе где-то может быть и хотелось. А с другой стороны, это их дело.

    — Вы собираете вырезки из газет, где пишут про ваших сыновей?

    — Конечно, — говорит Надежда Михайловна и достает из шкафа большую охапку газетных листов.

    — Ничего себе, как много!

     

    — В прихожей у вас уйма трофеев…

     

    — Там много наград. Когда дети жили у нас, то и трофеи здесь хранились.  Когда уехали, я говорю, чтобы забирали, а они мне отвечают: «Зачем нам это все? Только пыль собирать». А мне кубки нравятся.

    — Майки, которыми футболисты обмениваются после матчей, тоже у вас хранятся?

    — На антресолях лежат майки этих нерусских :). Я больше фото своих мальчиков люблю.

     

    Эта очень нравится. Помню, БАТЭ долго не мог Кубок Беларуси выиграть. Вообще люблю фотографии своих мальчиков. Например, этой фотографии дала название «В Лондон на Олимпиаду». 

     

    — А еще я не только своих детей футболистами воспитала. Когда переехали в Минск, устроилась в детский сад, где растила детей футболистов: сыновей Володи Невинского и Виталия Рогожкина, внучку Владимира Новицкого, дочек Саши Федоровича. Жалко не успела воспитывать сына Виктора Гончаренко.   

    Егорка Невинский не хотел заниматься физкультурой. Я ему все время говорила: «Быстрее беги! Выше ноги поднимай, а то не будешь футболистом, как папа!»

    — Скоро День матери, а какой подарок от детей запомнился больше всего?

    — Самый трогательный момент, когда Леша в интервью «Прессболу» после победы молодежки над Польшей в 2003 году посвятил эту победу мне. Ради этого стоит жить. Мне тогда как раз 50 лет исполнилось.

    — Какие еще подарки запомнились?

    — Много всего они мне дарят. Из каждой поездки что-нибудь привозят. Чашки чаще всего.

     

    На каждый день рождения дарят мне охапки роз. В прошлом году Дима прямо на работу привез — было так приятно. Я говорю, чтобы не тратили деньги, а они все равно не слушаются :).

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы