Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Бесцельное существование

    Максим Березинский обозначает слабые места формулы с 12 командами, объясняет, почему невозможно оценить успешность реформы, и удивляется щедрости АБФФ, которая пренебрегает способностями такого успешного менеджера, как Анатолий Капский.

    Белорусский футбол не ставит перед собой задач. Это осложняет процесс мониторинга. Мы не видим, куда ведет нас дорога
    Белорусский футбол не ставит перед собой задач. Это осложняет процесс мониторинга. Мы не видим, куда ведет нас дорога
    IspolkomБелорусский футбол не ставит перед собой задач. Это осложняет процесс мониторинга. Мы не видим, куда ведет нас дорога Екатерина Гарбулько

    Максим Березинский обозначает слабые места формулы с 12 командами, объясняет, почему невозможно оценить успешность реформы, и удивляется щедрости АБФФ, которая пренебрегает способностями такого успешного менеджера, как Анатолий Капский.

    Тема количества команд в высшей лиге вновь становится актуальной. Вот уже третий год мы живем с урезанным чемпионатом. Сначала в нем было 12 команд, теперь вот — 11. Однако нельзя сказать, что с тех пор жить белорусский футбол стал много лучше.

    Во всяком случае, посещаемость чемпионата не выросла. В первый после сокращения год БАТЭ, минское «Динамо» и «Днепр» одновременно играли в раунде плей-офф Лиги Европы. Тогда поспешили это связать с сокращением, однако теперь мы видим, что стабильно играть в Европе способен только один клуб. И это никак не связано с сокращением.

    Уровень конкуренции если где-то и повысился, то среди команд, которые претендуют на вылет. Чемпион остался прежним. «Шахтер» и «Динамо» — неподалеку. Из новых лиц разве что «Гомель». Это клуб, который стал первой жертвой сокращения, сделал определенные выводы и вернулся в высшую лигу с новыми идеями. Однако это пример не показательный. В Гомеле доверились молодому менеджеру Евгению Поболовцу, и ставка сыграла. Команда за несколько лет вышла на лидирующие позиции по объему финансирования. Понятно, что это все те же госденьги, однако для того чтобы их получить, нужно, по крайней мере, хотеть. Однако то, что произошло в Гомеле, — не характерно в целом для Беларуси. Молодых менеджеров с тех пор не стало больше. Можно вспомнить разве что Игоря Пугача из минского «Динамо».

    В остальном водораздел ясен. Есть группа лидеров и есть группа команд, которые борются за то, чтобы не вылететь. Да, не стало откровенных аутсайдеров. Разгромные счеты вроде 0:6, 0:7 и так далее сейчас встречаются и вправду гораздо реже. Но стал ли от этого наш чемпионат сильнее? Многочисленные 0:0 и борьба на каждом участке поля — не то, за что любят футбол. К тому же практически не стало команд среднего класса.

    Уровень конкуренции если где-то и повысился, то среди команд, которые претендуют на вылет.

    Еще один минус, о котором говорят: у молодых футболистов стало меньше возможностей заявить о себе. В пример приводят молодежку Шуканова— Вергеенко. Возможно, эта команда провалилась по другим причинам, но если уважаемые специалисты говорят о проблеме, разве это не повод обсудить ее?

    Далее. Много разговоров о том, что наша небольшая страна не может содержать столько клубов. После сокращения футбол лишился определенного объема финансирования. Вы уверены, что эти деньги пошли на благие цели? Может, у вашей бабушки пенсия подросла в одночасье раза в два? Эти деньги растворились в каких-то других статьях бюджета.

    Что еще принесло сокращение? Может быть, первая лига стала интересным турниром, где у молодежи появился шанс проявить себя? Нет, турнир превратился в пристанище для заслуженных ветеранов, которые не в состоянии конкурировать за место в составе команды высшей лиги. Может быть, там куча сильных клубов, которые вот-вот будут готовы усилить высшую лигу? Нет, все ровно наоборот. Клубы не знают, как жить. Они влачат существование без всяких перспектив. И даже таких клубов ужасно мало. Частные инициативы не поощряются, условий для их развития нет. «Клеческ» уже сгинул. «Руденск» близок к этому. Клубов становится все меньше, хотя увеличить их количество — первейшее дело. Работа по реформированию низших дивизионов была провалена совершенно точно. Реформа тут не сработала, она была косметической.

    Удивительно, но человек, у которого есть такой системный подход к развитию вида спорта, сейчас никак не задействован в принятии решений в АБФФ.

    Анатолий Капский высказал здравую мысль о том, что государственной поддержкой нужно было распорядиться лучше. Придумать схему, при которой те же деньги тратились бы с большей пользой и не только на команды высшей, но и на команды первой и второй лиг. Правда, это еще более глобальный вопрос. Удивительно, но человек, у которого есть такой системный подход к развитию вида спорта, сейчас никак не задействован в принятии решений в АБФФ. Молодой менеджер Поболовец, которому удалось кое-что сделать для «Гомеля», также вне игры. Это удивительная роскошь со стороны федерации футбола. Многие организации платят огромные деньги за то, чтобы иметь возможность узнать мнение таких специалистов. АБФФ пренебрегает ей даже забесплатно. Да, Капский и Поболовец сами отказались от мест в исполкоме. Но разве не задача АБФФ сделать все, чтобы такие люди там присутствовали?

    В прошлом году тема количества команд поднималась в стенах АБФФ. Однако спор идет исключительно о цифрах. Те, кто был «за» сокращение, настаивают на том, что все дело в волшебной системе в три круга. Мол, если будет деление на шестерки — тогда заживем.  Может быть, так оно и есть. Но это снова тема для дискуссии. Текущая ситуация позволяет делать выводы. Позволяет спрогнозировать эффективность такого шага. В любом случае разговор идет не в русле того, что вот эти задачи мы выполнили, а вот эти — нет. В итоге обсуждения АБФФ о том, сколько команд должно быть в высшей лиге, — они беспредметны. Дело не в количестве, а в том, чего мы хотим добиться тем или иным решением. Вот исходя из каких критериев оценивать успешность реформы-2009, если изначально этих критериев нам никто не называл?

    Белорусский футбол не ставит перед собой задач. Это осложняет процесс мониторинга. Мы не видим, куда ведет нас дорога, по которой идем уже третий год. И не можем скорректировать маршрут, потому что конечной цели нет. Идем, чтобы идти, и убеждаем себя в том, что уровень белорусского футбола растет. БАТЭ, вон, в групповом этапе Лиги чемпионов играет.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.