Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Люблю быть стеной, которую не пройти»

    Легионер «Минска» Жан-Клод Бозга в беседе на смеси русского и английского рассказал о своей семье мира, не согласился с тем, что Беларусь беднее Румынии, вспомнил, как еще в школе ленился учить великий и могучий, предположил, что в нашей стране очень любят легкую атлетику, и пообещал совсем скоро забить свой первый гол в чемпионате.

    Жан-Клод Бозга чувствует себя в Беларуси, как в Румынии
    Жан-Клод Бозга чувствует себя в Беларуси, как в Румынии
    BozgaЖан-Клод Бозга чувствует себя в Беларуси, как в Румынии Надежда бужан

    Легионер «Минска» Жан-Клод Бозга в беседе на смеси русского и английского рассказал о своей семье мира, не согласился с тем, что Беларусь беднее Румынии, вспомнил, как еще в школе ленился учить великий и могучий, предположил, что в нашей стране очень любят легкую атлетику, и пообещал совсем скоро забить свой первый гол в чемпионате.

    — Ты один из самых загадочных легионеров в нашем футбольном первенстве — мулат из Румынии. Нужны объяснения.

    — Все очень просто. Это вполне нормальная ситуация. Моя мама из Румынии, у нее белый цвет кожи. Папа — из Африки, точнее из Конго, он черный. Я же микст, вот и получился мулат. При этом родился и вырос в Румынии, жил там, учился. Для меня именно Румыния — родина. У нас в стране много таких парней, как я.

    — Расскажи подробнее о своей семье.

    — Ой, это очень сложно. Сейчас моя мама живет и работает в Италии. Вместе с братом. Отец часто бывает в разных странах Африки, у него там бизнес, нужно часто уезжать из Румынии. А сестра с бабушкой пока находятся на родине. Я вот играю в футбол в Беларуси. Прямо семья мира. Я нормально к этому отношусь. Ведь все мы уезжаем в ту или иную страну в поисках лучшей жизни.  Значит, все мои близкие востребованы и счастливы.

    — Как развивалась твоя карьера?

    — Начал заниматься в частной школе. Но потом у нее закончились деньги. И всем футболистам пришлось искать место, где тренироваться. Мне повезло, я сразу попал в клуб «Галац». С того времени, можно сказать, и стартовала моя профессиональная карьера. Там провел пять лет. После этого меня купил «Петролул». В Беларуси должны знать эту команду.  В ней играет Хомутовский. Правда, я об этом вратаре ничего толком не знаю. Так вот, сумма трансфера была 200 тысяч долларов. Это действительно большие деньги для Румынии. Но я был молодой и перспективный, в меня верили, поэтому и платили. Затем оказался в клубе «Кьяжна», там сложилось неудачно. Не хочу говорить даже. И вот теперь я в «Минске».

    — И как тебя угораздило после исключительно румынских клубов оказаться именно в Беларуси?

    — По этому поводу я всегда повторяю одну и ту же свою мысль. Футбол — очень непредсказуемый вид спорта. Никогда не знаешь, в какой стране ты будешь выступать в следующем году. Нужно просто стремиться выглядеть на поле как можно лучше. Конечно, футболистам хочется играть в сильнейших дивизионах, в Англии и Германии. Но это жизнь. Сейчас Беларусь. Мне интересно. И я расцениваю эту страну как достойное продолжение карьеры.

    — Как возник конкретный вариант с «Минском»?

    —  Один приятель рассказал о такой возможности. Он из Беларуси. Но ты не поверишь, я забыл его фамилию. Помню только, что Николаевич. Все. На самом деле, в моем переходе поучаствовали многие люди. Такая компиляция. Один друг из Литвы сказал другому и так далее. И вот мне рассказали о таком варианте, как «Минск». Решил попробовать. Почему бы и нет? Я подошел команде, ну и затем подписал контракт.

    — У тебя были только румынские клубы, теперь вот белорусский. Боюсь представить, что будет дальше.

    — Да ну! Посмотрим, как жизнь повернется. Я еще успею и в Англию уехать. Главное — показывать хорошую игру.

    —  Твои первые впечатления о Беларуси.

    —  Ваша страна очень похожа на Румынию. Я практически не вижу разницы. Первый раз, когда я приехал, у меня возник вопрос: неужели я уже в Беларуси? Это же Румыния! Так что мне было несложно адаптироваться. Возможно, ваша республика только чуть-чуть меньше.

    — Беларусь беднее Румынии?

    Когда я узнавал о вашей жизни еще в Румынии, многие мне рассказывали, что Беларусь — бедная страна. Там плохо жить и так далее. А приехав сюда, понял, что это далеко не так.

    — Не сказал бы. Когда я узнавал о вашей жизни еще в Румынии, многие мне рассказывали, что Беларусь — бедная страна. Там плохо жить и так далее. А приехав сюда, понял, что это далеко не так. Да, зарплаты немного меньше, чем в Румынии, но при этом по городу ездят очень дорогие машины, в Румынии таких не встретишь, в местах для развлечений тоже всегда все забито. Странно это как-то. Хотя одно объяснение у меня есть. Знаю некоторых футболистов, у которых  есть дорогая машина и дорогой телефон, но нет своей личной квартиры. Люди в Беларуси стремятся выделиться. Мне трудно понять, зачем.

    — Тебе комфортно в нашей стране? У нас не везде есть указатели на английском языке, таксисты тоже не знают иностранного.

    — В школе я учил английский и французский. И немножко русский. Теперь приходится его вспоминать. Правда, я многое забыл, так что скорее приходится учить по-новому. Но надо отметить, что уже за шесть месяцев ко многому привык и все понимаю. Выйти в магазин теперь для меня не проблема. Только поначалу было трудно. Много нового. Теперь понимаю многие обозначения. И еще меня почему-то здесь многие спрашивают, есть ли у меня проблемы из-за цвета кожа. Так вот, еще ни разу проблем не было. Ни в Румынии, ни в Беларуси.

    — В Румынии обязательно учить русский?

    — Да, но всего лишь один год. В школе нам объясняли, что Россия совсем недалеко от нас. Вполне возможно, что у вас будет бизнес в этой стране. Вы должны учить русский язык. Я как-то безразлично к этому относился. Хотя моя учительница мне постоянно повторяла о том, что я должен учить его. «Жан-Клод, жизнь длинная, ты легко можешь оказаться в России», — повторяла она. Теперь я в Беларуси. Эх, как же она была права. Так вот, всего я учил три языка. Но это не во всей Румынии. В моем городе Галати было так.

    — Что тебе больше всего нравится в Минске?

    — Здесь действительно очень спокойно. У меня возникает ощущение, что это город без проблем. Нет плохих людей. Все дружелюбны. Здесь очень чисто. Много широких улиц. Не возникают пробки. В Румынии с такими проблемами сталкиваешься.

    — Ты один живешь?

    — Нет, с женой Александрой. Она как раз самая настоящая румынка. В Беларуси не работает. Пока сидит дома. Иногда ездит в «Корону» за покупками или гуляет по парку. Ей трудно где-то устроиться. Александра инженер по образованию. Но русского совсем не знает, хотя английским владеет практически идеально. А живем мы с ней рядом с метро Якуба Коласа, неподалеку от Комаровского рынка.

    — Что скажешь о клубе «Минск»?

    Директор клуба всегда интересуется нашими делами, а не только сидит в кабинете. Отличный тренер, он много работает, часто разговаривает с игроками.

    — Это команда профессионалов. Я имею в виду абсолютно всех. Директор клуба всегда интересуется нашими делами, а не только сидит в кабинете. Отличный тренер, он много работает, часто разговаривает с игроками. Мне нравится это. И доктор, и массажист — все очень профессионально относятся к своему делу.

    — Только приехав в «Минск», ты попал в основной состав. Как тебе это удалось?

    — С первой моей тренировки в Беларуси я выкладывался на 120 процентов. Я вообще тренируюсь с сердцем, потому что влюблен в футбол. Очень стараюсь. Для меня это важно. Скажу честно, знаю футболистов, у которых все наоборот. Они могут себе позволить пройтись пешком на тренировке, когда нужно быть предельно собранным. И ходят еще с поднятой головой, гордые такие. Мне этого не понять.

    — Некоторые легионеры соглашаются перебраться в не самую сильную команду с условием, что будут постоянно выходить в старте. Ты не выдвигал подобных требований?

    — Нет-нет, ты что?! Это очень непрофессионально. Считаю это вообще каким-то ненормальным поведением. Такое отношение не для меня. Я же не Криштиану Роналду.

    — Какие плюсы и минусы отметишь в клубе?

    — Минус — нам необходимо время. Мне кажется, у нас очень хороший подбор исполнителей, но нам нужно все-таки еще привыкнуть друг к другу. До сих пор есть небольшое недопонимание на поле. Но подождите еще год — и с этим тренером мы добьемся больших высот.

    — Как называешь тренера Скрипченко? Вадим Викторович, наверное, трудно выговорить.

    — Я говорю коуч. Так проще.

    — Кто твои друзья в команде?

    — Ой, абсолютно со всеми в хороших отношениях. Годвин, Разин, Сачивко — все отличные ребята.

    — Ты играешь в центре защиты. Нравится?

    В детстве, конечно, хотел забивать, поэтому играл в полузащите. Но мне не очень нравилось много бегать.

    — Да. В детстве, конечно, хотел забивать, поэтому играл в полузащите. Но мне не очень нравилось много бегать. А будучи хавбеком, ты не останавливаешься. Потом меня как-то непроизвольно отодвинули в защиту. И мне понравилось. Люблю быть такой своеобразной стеной, через которую невозможно пройти. Принял мяч — выбил. Красота! Правда, ответственность очень высокая. Даже слишком. Одна небольшая ошибка — и это очень серьезно может отразиться на общем результате команды, так что нужно быть предельно сконцентрированным все 90 минут.

    — Твой рост — 194 сантиметра. Почему до сих пор ни разу не забил головой в чемпионате Беларуси?

    — Шанс. Мне нужен хороший шанс. Как только он мне представится, я забью. Главное — провести первый мяч. Дальше уже нормально пойдет. Честно говоря, в Румынии я забивал много. Не только после стандартов, но и с игры. Подача — мой гол. Этот принцип всегда работал.

    — Так в чем проблема? У Разина ведь неплохие подачи.

    — Согласен. Но когда я иду на ближнюю штангу, идет навес на дальнюю. И наоборот. Говорю, нужно время. И я забью.

    — Как тебе стадионы, на которых играет «Минск»?

    — У меня сложилось впечатление, что в Беларуси любят легкую атлетику. А что, не так? Каждый стадион с беговыми дорожками. Может, это такая экономия. В Румынии давно такого нет. Все клубы построили себе новые, исключительно футбольные, арены. У вас тоже должно быть так. Проблема не только в том, что зрители не видят игроков с трибуны, но и футболисты толком не чувствуют поддержки трибун.

    — В детстве ты занимался еще чем-нибудь, кроме футбола?

    — Дзюдо.

    — Очень экзотично.

    — Ну, я нормально воспринимал это единоборство, но моя душа не лежала к нему. Год походил — и бросил это дело. Я влюбился в футбол. Иногда думаю, что если бы не было футбола, умер бы, наверное. Шучу, конечно. Еще советовали баскетбол из-за хорошего роста, но мое сердце уже принадлежало футболу.

    — Что следует посмотреть иностранцу в Румынии?

    — Это очень красивая страна. Самое симпатичное место — Черное море. Великолепные горы рядом с побережьем. Открывается потрясающий вид. Это стоит увидеть. А еще у нас есть огромные гипермаркеты — с кинотеатрами, большим количеством магазинов, кафе и так далее, вплоть до катка. В Беларуси такого, кстати, нет. И я этому очень удивлен.

    — Зато у нас есть «Минск-Арена». Тот еще каток.

    — Я был там. Правда, только один раз, и то не на хоккее. Этот вид спорта, наверное, интересный, но мне совсем как-то не хочется идти на какую-нибудь игру минского «Динамо». Коньки, кстати, тоже не очень люблю. А ходил я на гандбол, на матч Беларусь — Словакия. Вот это было классное зрелище.

    — Рассказывая о туристической Румынии, ты не упомянул о замке графа Дракулы. Почему?

    — Ой, точно! Хотя там я сам никогда не бывал. Это ведь такой стереотип. Турист приезжает и думает, что бы тут такого посмотреть. Ой, замок Дракулы! Скорее поехали. Как же без него? А так я бы еще посоветовал приехать в Румынию на зимний отдых. У нас много гор. Можно классно покататься на лыжах.

    — Футбол — спорт номер один в Румынии?

    — Однозначно и единолично, да еще с большим отрывом. Не знаю, что может соперничать с футболом. Потом уже идет гандбол. Или волейбол? Или баскетбол? В общем, со вторым местом точно не ясно. А вот номер один — футбол.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы