Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Vita nova с Vilanova

    Той команды больше нет. А есть просто «Барселона». Один из претендентов на победу, один из сильнейших клубов мира сейчас. Не безвозвратно, конечно. Все упирается в одну не злобную и не роковую, просто плохо справляющуюся со своей работой фигуру.

    Тито Виланова - не наследный принц, каким был Пеп, он человек с улицы, который получил невиданный шанс.
    Тито Виланова - не наследный принц, каким был Пеп, он человек с улицы, который получил невиданный шанс.
    _1Тито Виланова — не наследный принц, каким был Пеп, он человек с улицы, который получил невиданный шанс. Reuters

    Той команды больше нет. А есть просто «Барселона». Один из претендентов на победу, один из сильнейших клубов мира сейчас. Не безвозвратно, конечно. Все упирается в одну не злобную и не роковую, просто плохо справляющуюся со своей работой фигуру.

    Мы так и не сошлись на каком-то одном общепринятом слове, чтобы охарактеризовать недавний период в жизни «Барселоны». Великий? Слишком расплывчато, такой клуб принято в принципе называть великим, каждодневно. Период Гвардьолы? Невозможно свести к одной личности, нарушается смысл. Время, когда «Барсу» многие называли лучшей командой в истории? Мне это ближе всего, потому что я был среди этих многих. Но в силу этого я отлично знаю, что это не умиротворяющее определение, а начало совсем уж бесконечной дискуссии...

    В общем, тем не менее я почти уверен, что мы уже почти понимаем друг друга. Можно, в принципе, ограничиться после этой серии подмигиваний выражением «та команда». Та, от которой «МЮ» не знал, куда спрятаться, в двух лигофиналах. Ну, та, которая так гоняла годами «Реал», что его белизна почти уже казалась метафорой обескровленного крайним испугом лица. Та, которая, мамаша, тихонько нашла в складках родительской юбки моментальную замену Роналдиньо, как только тот загулял навсегда...

    Вот я сейчас объясню вам, для того и взял телефон в руки, что той команды больше нет. А есть просто «Барселона». Один из претендентов на победу, один из сильнейших клубов мира сейчас — из 5-6, может, 10 сильнейших. Не безвозвратно, конечно. Можно поправить: все упирается в одну не злобную и не роковую, просто плохо справляющуюся со своей работой фигуру. Человек не на своем месте, не более того — главный, понятное дело, тренер «Барселоны» Тито Виланова.

    Чем притягательны были успехи «Барселоны» самого последнего времени? Тем, что всецело строились на определенным образом выстроенной игре. Все в нее упиралось: и удивительная академия, которая растит игроков себе не потому, что так дешевле или из упрямства, а потому что слишком особенны требования к будущим игрокам. И стадион — театр, и Круифф в облике пророка. Все это стало привычной игрой в серьезность вместо самого серьезного дела в мире, если б не игра — настолько железная и импровизационная разом, как если бы кто-то выучился пасти котов стадами.

    Все упирается в одну не злобную и не роковую, просто плохо справляющуюся со своей работой фигуру

    Виланова же немедленно начал все менять. Самое заметное в проводимой им догматической революции — перевод Лео Месси в центр. Об этом сказано немало красивых слов, например «ложная девятка». Ложная она потому, что игрок не торчит, а как бы мерцает на ней: то оттянется, то разбежится из глубины... На самом деле, если посмотреть на игру команды Вилановы, то ничего ложного в девятничестве Месси не видно. Вот хоть последний матч с «Селтиком»... Простоял он на лбу штрафной минут семьдесят, потом ускакал на привычный правый край — от безысходности. Поздно, да и перемены в игре глубже, конечно.

    Вся игра «Барселоны» прежде, если брать ее как процесс, — это создание максимальной ширины и глубины атаки. Мы окончательно сформулировали это для себя, когда в прошлом году в условиях дефицита игроков тренер Гвардьола взял из дубля не самого приметного игрока Куэнку, который в первую очередь умел сыграть строго по месту правого крайнего, растягивая тем самым оборону соперника. Ровно тем же, хотя и чуть вариативнее, занимался другой прошлогодний дебютант — Тельо. Контроль мяча в середине поля перекатывался, как солнце по ситечку, из стороны в сторону, вперед-назад, и это, в свою очередь, создавало глубину. Месси же в этом разреженном пространстве получал несколько гарантий: он получал мяч лицом к воротам, как правило, без сопротивления — невозможно же его персонально караулить... Он мгновенно набирал скорость, и дальше уже было не удержать: один в один — обыграет, с подстраховкой — освободится кто-то еще и, в частности, всегда было предложение в край. Срезая угол, Месси входил в штрафную в самом уязвимом месте любой обороны, а нарочно растягиваемой — в частности: между центральным и крайним защитником. Ровно в ту же зону на противоположном фланге совершал свои знаменитые прорывы Иньеста.

    А сейчас Хави, начиная атаку в центре, должен как-то доставить мяч Месси, стоящему перед ним в семи метрах. Как? Диагональ вскрывает, вертикаль — только если в контратаке, когда тьма свободного места. Вы сами это прекрасно знаете: подумайте, насколько опаснее подача в штрафную с фланга, и как сложно сделать ее из центра. Представьте себе такие штрафные — все легко.

    Вспомните, — сезон еще только начался, а «Барселона» уже несколько раз имела проблемы с так называемым «автобусом». Он порой и прежде приносил успех, но раз-два в сезон. А теперь «Барса» с трудом вскрыла даже оборону «Гранады». «Селтику» дома еле-еле заковыряла на последней минуте. Проигрывала «Спартаку». Ей стало гораздо труднее действовать против элементарно дружной обороны. Невооруженным глазом видно в любой игре: ширина атаки «Барселоны» – в ширине штрафной площади.

    Сезон еще только начался, а «Барселона» уже несколько раз имела проблемы с так называемым «автобусом»

    Сужение фронта атаки немедленно сказывается и иным образом, не менее опасным. «Барселона» резко теряет в безопасности своих ворот. Главный принцип ее обороны — искусство вступить в борьбу за мяч в том месте и в тот момент, когда он потерян. Прежде игроки «Барселоны», располагаясь практически по всей ширине поля, при потере не оставляли тем самым ни одной лакуны сопернику и чаще всего накрывали его еще до середины поля. Обратите внимание, сколько контратак теперь пропускает «Барселона»! В игре с «Селтиком» они были убийственны. В игре с «Сельтой» «Барселона» к половине первого тайма могла бы пропустить трижды, если б только у соперника были форварды посильней. Не одно, так другое происходит в каждом матче; вывозит то, что, безусловно, чемпионат Испании в глубоком кризисе и классных исполнителей там теперь гораздо меньше.

    Показательны не очки, набранные на старте чемпионата. Пеп вообще пренебрегал чистотой старта, экспериментируя с тактикой (как в прошлом году) или давая ведущим игрокам отдохнуть лишнюю неделю, добираясь до должного уровня через первые туры. Показательна игра. Опорный полузащитник «Барселоны» в матче с «Селтиком» к середине тайма был на желтой карточке, и не по собственной глупости — он ликвидировал опаснейший прорыв ценой фола. К концу тайма за повторное такое же нарушение его простил арбитр, а во втором тайме он снова грубил — так складывалась игра... Да, это был Сонг, а основной — Бускетс. Но Бускетс силен вовсе не скоростью или тонкостью подката; если ему придется оказаться в положении Сонга, его могут и быстрее разорвать. Сейчас от опорника «Барселоны» все больше требуется быть цепным псом. Такого можно найти — но придется кого-то убирать с поля, освобождая место... Это чистый пример шагреневой кожи.

    Важны примеры игр с сильными соперниками. Сравните матчи за Суперкубок; тут много почти лабораторных совпадений — тем заметней отличия. Год назад «Реал» явно готовился к этим матчам, форсируя форму — ему важно было прервать неудачную серию, вырваться из-под психологического пресса «Барсы». Тогда мадридцы носились вокруг каталонцев как заводные птицы, а те определенно только вышли из отпуска — и все равно привычная, освоенная модель игры давала свои плоды, «Барса» не отдала первый матч, а во втором почти издевалась и победила. В этом году «Реал» был совершенно раскладной — это было видно и по прочим стартовым встречам... Уж точно не был готов и не собирался играть в тот суперподвижный прессинг, который один только и приносил ему успех против «Барселоны». Но до гола в середине второго тайма у «Барсы» был только один настоящий голевой момент. И потом она получила моменты исключительно потому, что «Реал» раскрывался и шел вперед.

    Виланова ведет себя как догматик: я придумал так — будем играть так

    Ну, а во второй игре «Реал» включил запредельную скорость и возил «Барсу» лицом по газону — так не гонял ее никто и никогда в последние годы. Никто и никогда.

    «Реал» ведь тоже хуже, чем год назад. Но матч в Барселоне в рамках чемпионата тоже был вполне равным. И вообще — вот там был дубль Месси — а вы помните, что это были за голы? Один со штрафного, а другой — в сутолоке в штрафной. Ни одного комбинационного. Да, Месси великий игрок и в суматохе, в толчее он тоже им остается — он быстр, координирован, он гений в том числе в ловле рикошетов. И в этом велик; но не это делает его великим.

    Почему так происходит? Почему вообще предпринята эта перестройка, идущая команде определенно во вред? Виланова доказывает свою самостоятельность. Он не наследный принц, каким был Пеп, он человек с улицы, который получил невиданный шанс. И занимается самоутверждением. Сравните — о Гвардьоле года полтора говорили, что ему досталась готовая команда от Райкаарда, а он только посмеивался... Он знал, что делает, и ему было все равно, что подумают. Виланова же ведет себя как догматик: я придумал так — будем играть так.

    Нам остались красивые слова: ложная девятка, тики-така, короткий перепас и прочее. Но та «Барселона» закончилась. Теперь она просто отличная команда с великой историей. Все может вернуться, если выбрать другого тренера. Но драма еще и в том, что многим из великих уже за тридцать. Неизвестно, как удастся их заменить. Мне именно поэтому грустно — времени осталось совсем мало...

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы