Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Из БАТЭ никуда не уйду»

    Анатолий Капский ответил на два десятка вопросов корреспондента Goals.by. Непростой первый тайм воскресного матча с «Минском», натужный старт сезона, общекомандные собрания и разговоры с лидерами, скандальный поединок в Гомеле, дозированная медиаактивность, попытки сохранить в составе Александра Глеба, потребность чемпионата в призовом фонде и отсутствующее желание возглавить АБФФ. Все это в интервью автора самого успешного футбольного проекта суверенной Беларуси.

    Анатолий Капский не представляет себя в роли лектора или учителя
    Анатолий Капский не представляет себя в роли лектора или учителя
    KapskiyАнатолий Капский не представляет себя в роли лектора или учителя Надежда Бужан

    Анатолий Капский ответил на два десятка вопросов корреспондента Goals.by. Непростой первый тайм воскресного матча с «Минском», натужный старт сезона, общекомандные собрания и разговоры с лидерами, скандальный поединок в Гомеле, дозированная медиаактивность, попытки сохранить в составе Александра Глеба, потребность чемпионата в призовом фонде и отсутствующее желание возглавить АБФФ. Все это в интервью автора самого успешного футбольного проекта суверенной Беларуси.

    — Помните матч первого тура, проигранный «Минску»?

    — Прекрасно помню каждую его минуту. Помню то напряжение, которое возникло после матча за Суперкубок, то давление, которое оказывалось на команду и главного тренера. После поражения от «Минска» нам пришлось проделать много работы для стабилизации состояния игроков. И только немногие знают, что происходило в коллективе тогда. Все же в нашем клубе работают ответственные люди, готовые жертвовать всем на его благо. В общем, случились тяжелые минуты. Мне пришлось проводить серьезные разговоры. Не заниматься нравоучениями, а именно общаться с людьми, которые должны были вести за собой коллектив.

    Я все помню. И, предваряя другие вопросы, скажу, что для БАТЭ нынешнее чемпионство очень ценно и воспринимается, будто первое. Потому как слишком уж многое в завершающемся сезоне было против нас. Всякой грязи, которую выливали на нашу команду через разговоры и публикации, хватало. Оттого и столь высокая ценность произошедшего. Мы счастливы.

    — Если не секрет, какими были ваши основные тезисы, когда происходило общение с людьми, «которые должны были вести за собой коллектив»?

    — Не секрет. Мы собрались с лидерами по духу, людьми очень опытными и авторитетными. Вообще, у нас в команде каждый авторитет, но в тот момент мы собрались небольшим числом — шесть-семь человек. И просто поговорили. Решили, что нужно поддержать молодежь, которая могла «поплыть» в непросто складывающейся ситуации, и тренерский штаб, чтобы впоследствии насладиться чемпионской осенью. Состоялся простой разговор близких людей, которые оказались в сложном положении и должны были найти из него выход.

    — Чемпионство БАТЭ могло случиться неделей ранее в Новополоцке. Вместо этого произошла сенсационная победа «Нафтана». Правда, что после того вы провели очередную серьезную беседу с командой?

    «После той игры я просто сказал (без лишнего давления и напряжения), что лузеры не становятся чемпионами, лузеры не добиваются званий».

    — Нет, какого-то разговора после игры с «Нафтаном» не было. Многие ребята, которые поопытнее, сами высказали претензии партнерам. Все-таки ощущалась какая-то раздвоенность, что ли, эмоциональная. Игроки сами все решили. Не случилось каких-то там взаимных претензий. Но лидеры, которые имеют право, потребовали от своих более молодых коллег большей собранности и ответственности. Что до меня, то после той игры я просто сказал (без лишнего давления и напряжения), что лузеры не становятся чемпионами, лузеры не добиваются званий. Они могут выиграть что-то случайно. А количество наших титулов и наград — отнюдь не случайность. Оттого нужно было отбросить все упаднические настроения и продолжать дальнейшее движение. Быть может, кому-то эти слова показались жесткими, но не более того. Мы нормально поговорили. Надо отметить, у «Нафтана» в тот день наблюдалось больше желания. Новополочане заслуженно победили нас. В футболе может случиться все. Команда с лучшими подбором исполнителей и условиями для работы, бывает, уступает сопернику классом ниже. Бывает. Но когда случается поражение в важном матче — это нехорошо.

    С другой стороны, мы с Виктором Михайловичем еще до игры в Новополоцке говорили, мол, не хотелось бы становиться чемпионами на диване. И мы в итоге завоевали титул вместе с нашими болельщиками в Борисове. Получился настоящий праздник.

    — Не думали о том, что БАТЭ мог стать чемпионом на родине главного тренера команды?

    — Абсолютно нет. Хотели стать чемпионами как можно скорее на глазах у наших болельщиков. И случившееся символично. Вы, наверное, видели, какой был запредельный настрой у команды. Быть может, именно из-за этого перенастроя, какого-то даже волнения, в первом тайме не все у нас получилось. Зато во втором команда включила высочайшую скорость, самоотдача и желание стали просто запредельными. Смотрел футбол и думал, насколько сложно Виктору Михайловичу. Ведь кого-то с точки зрения распределения нагрузки нужно было менять, а все ребята хорошо играли и выкладывались полностью.

    — Был ли в ходе чемпионата момент, когда вы сорвались на команду?

    — Да. Примерно в середине сезона. Жестко говорил с командой в целом, с некоторыми игроками в частности. Но это происходило открыто — в раздевалке безо всяких тайн. Когда мы выиграли много-много матчей подряд, у некоторых ребят появилась самоуспокоенность. Они не совсем профессионально стали относиться к своей работе. Было много отдыха, игроков требовалось вернуть на землю. Состоявшийся серьезный разговор, полагаю, оказал восстанавливающее действие.

    — Назовете тройку наиболее сложных для БАТЭ чемпионатных матчей в 2012-м?

    — Наверное, стоит выделить игру в Гомеле, которая состоялась в первом круге. Повторюсь, на команду оказывалось огромное давление. Гомельчане начали рассказывать, что у них лучший тренерский штаб в стране. Потому настрой был запредельным. Пресса давила серьезно. Накануне матча многое было против нас. Благо практически не дав сопернику ни шанса, мы сумели справиться со сложнейшей задачей.

    „Солигорская команда по праву является в последние годы основным конкурентом БАТЭ — потрясающий коллектив, очень хороший тренер, достойные ребята“.

    Обозначу сложными обе игры с «Шахтером». На самом деле, солигорская команда по праву является в последние годы основным конкурентом БАТЭ — потрясающий коллектив, очень хороший тренер, достойные ребята. Наверное, я не смогу составить именно тройку наиболее сложных матчей. Но их хватало. Радостно, что почти во всех мы сумели доказать свою состоятельность.

    — Сразу после окончания матча с «Минском» вы назвали его одним из лучших в чемпионате за последнее время. Какой все-таки был лучшим?

    — Последний и был. На самом деле, самоотдача оказалась просто прекрасной. В команде много очень опытных и высококлассных игроков, ребята умеют дозировать нагрузку, но в матче с «Минском» наши игроки предъявили максимум желания победить. Потому гостям было очень тяжело. Плюс просто сумасшедшее единение с болельщиками. Этот фактор также сыграл свою роль.

    — Случилось ли вам пообщаться после матча с Вадимом Скрипченко?

    — Ближе к 23 часам Вадим Викторович позвонил Виктору Михайловичу и поздравил его. После игры я находился у бровки. Вадим проходил мимо в расстроенных чувствах, что было заметно. Потому мы просто пожали друг другу руки. Это понятно и это нормально. Вадим — победитель по духу. Очень не любит проигрывать. Тем более когда у соперника такой праздник, переживаешь вдвойне.

    — Вы следите за самостоятельной карьерой Скрипченко?

    — Конечно, и желаю ему удачи. Все люди, которые прошли через БАТЭ, мне дороги. Так или иначе, Скрипченко и сам подтвердит, что и как футболист, и как тренер является воспитанником нашего клуба. Повторюсь, я очень переживаю за Вадима и всегда готов желать ему удачи, только это не касается матчей с БАТЭ.

    — Другой выходец из БАТЭ — Александр Глеб — провел хороший матч с «Минском». Если честно, вы верили в успех предприятия по подписанию этого игрока?

    — Знаете, когда человек сам переживает, что у него может не получиться, волнуется за общее дело, — это большое начало. Саша приходил в БАТЭ с пониманием того, что форма еще не набрана и боялся подвести нас. Но желание помочь было огромным. И когда человек с такими намерениями и переживаниями за общее дело начинает работу, все должно сложиться. Нынешней осенью я много говорил о Саше. Глеб — человек с большой душой. Наверное, это все, что можно о нем сказать.

    — У вас есть желание сохранить Глеба в БАТЭ?

    — Думаю, этот разговор не за горами. Естественно, мы бы хотели, чтобы Саша продолжил карьеру в нашем клубе, и сделаем для этого все.

    — Вам не однажды доводилось участвовать в непростых переговорах. Основываясь на собственном опыте, в какой степени вы верите в успех скорого разговора?

    — В принципе, все можно решить в свою пользу, если ты этого очень хочешь. А наш тренерский штаб, да и я, хотим сохранить Глеба очень и очень.

    — Сразу же после матча с «Минском» фанаты БАТЭ устроили файер-шоу. Оно было согласовано?

    — Не знаю. Это вопрос, скорее, к дирекции клуба. Но я совершенно точно знаю, что наши фанаты не сделают ничего во вред клубу. Все акции и мероприятия согласовываются. Клуб помогает в этом фанатам. Потому как у нас лучшие болельщики в стране. Это те люди, которые поддерживают команду в любой точке Европы, и делают это хорошо. Они не желают зла БАТЭ. Мы единое целое, поэтому победа в чемпионате в первую очередь посвящается нашим болельщикам.

    — Чуть выше мы вспоминали первотуровый поединок с «Минском». Примерно в те же сроки было принято решение о дозировании общения с представителями медиа. Было ли это решение коллективным или лично вашим?

    — В то время в прессе наблюдался тренд жесткой критики БАТЭ. Мол, как все в БАТЭ плохо. Нам не хотелось никого в этом разубеждать, раздавая интервью. Коллектив хотел доказать свою силу делом, а не словом. Да — решение было совместным. Но никто никого ни к чему не принуждал. Состоялось общекомандное собрание, затем разговор с ветеранами. Все решили, что, наверное, нужно немного воздержаться, потому как пресса должна с большим уважением относиться к нашей команде. Все же небылиц в то время писалось очень много. Это первый момент. Второй — могу сказать честно, разговаривая с нашими опытными ребятами, услышал: «Анатолий Анатольевич, мы ни в коем случае не думаем, будто бы вы постарели. Но вы сейчас своей крепкой и жесткой рукой должны помочь команде собраться с мыслями».

    — Насколько такая непопулярная мера, как запрет на общение с медиа, в и без того довольно закрытой спортивной среде Беларуси, соотносится с образом прогрессивного клуба, которым себя позиционирует БАТЭ?

    — Мы не нарушали никаких регламентов. Мы не были тотально закрыты от прессы. Наши игроки имели право общаться с журналистами. Но делать это в микст-зоне, отвечая на вопросы касательно только что проведенного матча. Без эксклюзивных интервью. Однако пресса также должна уважать клуб, спортсменов, тренеров. Мы выполняли свои обязательства перед болельщиками и журналистами. Но когда медиа не находили ничего лучшего, кроме как огульно критиковать команду, у ребят объяснимо не возникало желания общаться. Вот и все. Мы ни в коей мере не вели себя, исходя из принципов средневековья. Были флеш-интервью, были, кстати, большие специально организованные пресс-конференции Виктора Гончаренко. Достаточно регулярные. Тем более в плане освещения жизни команды оперативно и качественно работала наша пресс-служба. Просто бывают времена, когда следует избавиться от наносного, сосредоточившись на главном. Думаю, результат принятой меры оказался положительным. Впоследствии нам удалась потрясающая победная серия.

    — Периодически в ваших выступлениях появляются слова вроде «злопыхатели» и «недоброжелатели». Кого вы имеете в виду?

    «С одной стороны, я понимаю людей, которые не поддерживают футбольный клуб БАТЭ».

    — С одной стороны, я понимаю людей, которые не поддерживают футбольный клуб БАТЭ. В самом деле, все это — постоянные чемпионства, победы, неплохое выступление в еврокубках — должно уже надоесть. Но речь такими людьми зачастую ведется не о том, чтобы у них было лучше, а о том, чтобы у нас было хуже. Потому зачастую происходит неоправданная критика, поиск мозга не в том месте. А это идет во вред команде. После того же проигранного «Валенсии» матча возник прецедент. Я честно признался, что уступили мы по делу. Понятно, сложись по-другому некоторые обстоятельства, все могло бы выйти лучше. Но, тем не менее, началось выискивание, кто там у нас играет, а кто нет. Всем известно, что на поле выходит сильнейший в данный конкретный день футболист. А тут даже Майкона вспомнили… Этот игрок пребывал в БАТЭ в статусе арендованного. Мы для себя решили, что сезон для него ввиду травмы закончился. БАТЭ взял в аренду игрока и платит ему очень хорошую зарплату, надеясь на помощь. Но парню не хватило духу и характера, чтобы оказаться помощником для нас. И тут его вспоминают…

    И разве у нас мало злопыхателей?! Давайте вспомним хотя бы ситуацию, возникшую после матча с «Гомелем». В любой игре происходит множество событий, подобных тем, что случились в данном поединке. Многие игроки ведут себя сверхэмоционально. А слова про поведение нашего тренерского штаба — это просто плод больной фантазии некоторых товарищей, которые захотели таким образом себя проявить и самоутвердиться за счет БАТЭ. По-другому не смогли. И пресса в той ситуации, считаю, была неразборчива. Вот и все. Не более.

    — Преуспевая в Лиге чемпионов, БАТЭ имеет перспективу реального заработка. Для вашей команды чемпионат Беларуси кроме возможности принять участие в квалификации главного континентального турнира ничем более не полезен…

    — Почему же? Выигрывая чемпионат, мы в очередной раз о себе заявляем. Знаете, даже с точки зрения трансферной активности нам становится легче приглашать новых футболистов. И в нынешнем году есть подобные примеры. Игрокам предлагалась зарплата меньшая, чем в других клубах-участниках национального чемпионата. И ребята шли в БАТЭ только потому, что наша команда всегда стремится быть первой на внутренней арене и успешно выступать на международной. Оттого становится чемпионами нам хочется еще и еще.

    — Вы говорите о Мозолевском?

    — О Мозолевском, о Горбунове, которому никто ничего не гарантировал с точки зрения игровой практики, когда он подписывал контракт. Поэтому люди к нам приходят именно побеждать.

    — Преумножение авторитета — это, конечно, здорово. Но что до возвращения призового фонда чемпионата Беларуси?

    — Полагаю, это правильная идея. Команды, которые преуспевают в национальном чемпионате, представляют страну в международных турнирах. У нас призовой фонд не как-то там распределялся, а шел в общую клубную копилку. За счет этого мы, в частности, развивали и детский футбол. Понимаете, у нас как? В свое время мы бездумно подходили к вопросам господдержки. Клуб, у которого под боком находилось сильное госпредприятие, будучи полностью безграмотным в отношении менеджмента и других вопросов, получал большие дотации, нежели другие — более профессиональные и эффективные оппоненты.

    С одной стороны, я за то, чтобы господдержка была одинаковой для всех. А с другой, говорю, что победитель должен получать призовые. Мы ведем речь о профессиональном спорте. В данной сфере все должно быть именно так.

    — Какого вы мнения о посылах, мол, менеджерский опыт Капского нужно использовать на общее благо белорусского футбола?

    — Первое. Я не представляю себя в роли лектора или учителя. Те люди, которые сегодня создают имидж БАТЭ и работают в его пользу, воспитаны в клубной структуре. И я счастлив, что они есть. Что касается АБФФ, повторюсь, если бы у меня когда-то возникло желание, наверное, каким-то образом я бы смог предъявить свои претензии на становление руководителем этой организации. Но такого желания никогда не возникало.

    Я амбициозный человек в плане достижения результата. Но мой посыл таков: не место красит человека, а человек должен его красить. И мое нынешнее место, место руководителя футбольного клуба БАТЭ, место, дарованное Богом, для меня дорого. Все это стоило огромных затрат здоровья и нервов. И только футболисты и мои самые близкие люди знают, как порой было тяжело. С годами проще начинаешь ко всему относиться. Но случались периоды, когда мне нужно было подумать о чем-то более земном, а я оставался с командой. Потому она для меня — частичка жизни. Столько вложено в БАТЭ любви и здоровья, что я не вижу себя в другом месте. Потому как я очень дорожу тем, что создано нами и нам принадлежит по праву. Говорю абсолютно искренне. Для меня БАТЭ — родной дом. Я никуда отсюда не уйду.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.