Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Мечта археолога

    Александр Скворцов рассказывает о человеке, который неожиданно быстро заменил Златана Ибрагимовича на посту главного форварда «Милана».

    20-летний Фараон ставит на колени Серию А
    20-летний Фараон ставит на колени Серию А
    Cl_velux_logo_vertical_rgb%20(1)20-летний Фараон ставит на колени Серию А REUTERS/Alessandro Bianchi

    Александр Скворцов рассказывает о человеке, который неожиданно быстро заменил Златана Ибрагимовича на посту главного форварда «Милана».

    У археологов очень тяжелая работа. На поиски бесценных экспонатов уходят годы, еще больше времени может уйти на их подготовку к выставочным мероприятиям, музейным витринам или каким-нибудь особенно почетным постаментам. При этом колоссальная по трудоемкости работа может быть испорчена одним неверным движением — бесценное нечто можно разбить, повредить, обработать не тем химическим составом или испортить хранением в неподобающих условиях.

    Весь этот процесс напоминает изнурительную деятельность тренеров (и многих других сотрудников клуба) по огранке футбольных талантов. Если о десятилетнем мальчишке начинают говорить как о грядущем футбольном откровении, слухи сразу стоит делить на два, а то и на четыре — подготовка уникума к всемирному показу часто обрывается еще на ранней стадии. Несостоявшиеся звезды, совсем как непригодные для идентификации кости динозавров, занимают места на стеллажах бесчисленных складов человеческой памяти и пылятся там без надежды на какую-либо востребованность.

    Огромная удача, что на сотню Сонни Пайков, Артуро Луполи и Фредди Аду приходится хотя бы один Стефан Эль-Шаарави. Тот самый Фараон, которого в шестнадцать лет осторожно благословляли на будущие великие дела генуэзские тренеры, сейчас в смешные двадцать ставит на колени серию А, тянет на себе красно-черную миланскую махину и пугает защитников то ли ирокезом, то ли каким-то агрессивным дикобразом на светлой и удивительно холодной голове. (Гребень этот, кстати, чем-то напоминает сюрреалистичный головной убор египетского бога войны Монту — такая же высоченная и нелепая конструкция.)

    В 2011 году Эль-Шаарави проходил жесткий подготовительный курс в «Падове», выступавшей в серии Б — дивизионе, в котором нет места любезностям, где снять дверь с петель проще, чем вежливо постучать в нее, где защитники все, как один — безжалостные мясники. Это был первый ответственный тест сына египтянина и итальянки. И он прошел его настолько успешно, что уже в следующем году был выставлен в главной итальянской галерее спортивных искусств — серии А.

    В «Милане» с самого первого дня отнеслись к восходящей звездочке с подобающими обходительностью и пиететом (держа в уме и кругленькую сумму, отданную за него «Дженоа»). Следуя выработанной годами методике, тренеры не стали перегружать Фараона игровым временем, не поспешили взвалить на него все надежды, а просто взялись за планомерное обучение все еще не слишком отесанного юнца. Регулярно Эль-Шаарави получал по несколько минут и забивал голы — это свидетельствовало о положительной динамике.

    С партнерами было труднее — вожаки считали долгом посвятить Эль-Шаарави во все возможные правила жизни. «Играть с Ибрагимовичем никогда не было легко. Все, что ты должен сделать — отдать ему мяч, иначе он либо начинает орать, либо устраивает всякие издевательства после игры», — сообщил Стефан уже после отъезда Ибры из «Милана». Не отставал от шведа и Дженнаро Гаттузо: «Он ненавидел мои брови. Когда он впервые увидел, как я брею их, то сильно разозлился и сказал, что все, что мне действительно нужно — думать об игре и прогрессировать».

    Когда старшие партнеры впервые увидели мальчишку со смешной прической в Миланелло, то посоветовали ему как можно скорее вымыть голову с мылом. Правда, кто-то за новичка заступился: «Если Хамшик, Джибриль Сиссе и Неймар могут делать оригинальные прически, то почему не может Стефан?» На этом тема была исчерпана. И эта простейшая ситуация наглядно демонстрирует логичное устройство жизнедеятельности команды «Милана»: к рекрутам относятся доброжелательно, но забаловать ни у кого не получится. Небольшая, но суровая муштра не дает возможности расслабиться и снизить к себе требования.

    Когда перед началом текущего сезона из команды ушли и Ибрагимович, и Гаттузо, и почти все остальные звезды и ветераны, Эль-Шаарави получил шанс вздохнуть полной грудью и пойти вразнос — сколько было таких примеров, когда человек выходил из-под контроля и камнем падал вниз. И ведь Стефан на самом деле мог сгинуть в дискотечно-бордельной трясине: «Когда я оказался в серии А, моя сексуальная жизнь стала значительно разнообразнее. Мне было трудно удержаться на земле, но, к счастью, отец помог мне во всем разобраться и расставить приоритеты».

    Он мог бы запросто остановиться в росте, но предпочел идти заданным ранее курсом и стать главной ударной силой «россонери» и одним из самых ярких форвардов серии А. Хитрый Фараон идеально распорядился выпавшим шансом и в 20 лет застолбил место в основном составе «Милана». А поучает его теперь Риккардо Монтоливо, указывая на недочеты в игре. Чтобы не расслаблялся — возраст риска и сомнительных соблазнов пока еще не преодолен.

    На раскачку ушло три провальных стартовых тура, после чего Стефан вдруг стал один за другим забивать важнейшие мячи — его усилиями и голами «Милан» добыл сложные победы над «Кальяри» и «Дженоа», ничьи с «Пармой», «Наполи» и «Палермо». Без этих девяти очков сейчас «россонери» занимали бы последнюю строчку в таблице. Массимо Амброзини, пообещавший оплатить Фараону отпуск, если тот сумеет забить семь мячей, уже кусает локти — на дворе только конец ноября, а на счету Эль-Шаарави уже 10 голов.

    Фараону помогает редкое и важнейшее качество форварда — он умеет оказываться в нужном месте в нужное время, магнитом притягивая опасные моменты. И уже на этот фундаментальный инстинкт надстроены все остальные прибамбасы — высокая скорость, прекрасная техника, хороший пас и выработанный удар. Прибавьте к этому неистощимую энергичность и смирение по отношению к черновой работе, и вы получите прекрасного разностороннего игрока, способного выступать как главным орудием атаки, так и опущенным чуть ниже связующим звеном между полузащитой и атакой. Эль-Шаарави — это не просто осколок амфоры, откопанный в пыльных руинах, это самая настоящая гробница, полная несметных сокровищ.

    Очень хочется рассказать о том, как он сметает защитников с пути, как легко заставляет сетку трепыхаться за спинами вратарей, и как с его помощью «Милан» в скором времени станет «лучшим клубом мира прямо сейчас». Но игра Фараона примечательна как раз неброскостью, и в этом ее очарование. Ему удается просто регулярно давать результат — где-то с трудом, где-то с хитростью. И это, конечно, для команды в разы важнее шелухи финтов и звона перекладин после сумасшедших ударов.

    Пока Стефан Эль-Шаарави предъявил только десятую часть своего потенциала — остальное еще пару-тройку лет будет усердно шлифоваться на тренировках. Он уже в сборной Италии, уже забивает в Лиге чемпионов, уже лидирует в гонке бомбардиров серии А. Что будет дальше — Монту его знает…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.