Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Поболовец — добрый, хороший музыкант...»

    Во время игровой карьеры Владимир Журавель демонстрировал «золотую» стабильность. В тренерскую бытность промышляет «серебряной». Возглавляемый им «Шахтер» третий год кряду становится второй командой главной футбольный лиги страны. Итожа солигорский сезон, предводитель «горняков» рассказал корреспонденту Goals.by о влиянии судейского фактора, борисовской гегемонии и Курбане Бердыеве, отреагировал на критику Сергея Новикова, а также заступился за боевого товарища Олега Кубарева.

    Владимир Журавель намерен продолжить работу в «Шахтере»
    Владимир Журавель намерен продолжить работу в «Шахтере»
    ZhuravelВладимир Журавель намерен продолжить работу в «Шахтере» Надежда Бужан

    Во время игровой карьеры Владимир Журавель демонстрировал «золотую» стабильность. В тренерскую бытность промышляет «серебряной». Возглавляемый им «Шахтер» третий год кряду становится второй командой главной футбольный лиги страны. Итожа солигорский сезон, предводитель «горняков» рассказал корреспонденту Goals.by о влиянии судейского фактора, борисовской гегемонии и Курбане Бердыеве, отреагировал на критику Сергея Новикова, а также заступился за боевого товарища Олега Кубарева.

    Максимализм, Поляков, претензии

    — Вы считаете себя максималистом?

    — Да.

    — Максималиста задевает третье кряду второе место команды, которую он тренирует?

    — Задевает. Действительно, третий год становимся вторыми — понятное дело, уже хочется выиграть чемпионат… Если объективно смотреть на белорусский футбол, можно описать произошедшее двумя способами. С одной стороны, мы первые среди остальных. С другой, это все равно второе место. А охота что-то выиграть — Кубок или чемпионат. Но не получается.

    — Почему?

    — Я только-только приступил к анализу. Последний матч состоялся не так давно. Вскоре мы с другими участниками тренерского штаба «Шахтера» подобьем всю статистику. Но и без глубокого копания понятно, что БАТЭ в первом круге победил в девяти матчах из десяти, создав нужный себе задел. Во втором, как и в прошлом году, лучшим стал «Шахтер». Но этого не хватило. У нас для лидирующей команды слишком много ничьих — целых семь. То есть как минимум три или четыре матча из этих семи можно было завершать победами. Тогда бы мы сумели навязать борьбу борисовчанам. Но чемпионат представляет собой марафон, по прошествии которого не бывает случайных мест. Это не Кубок. Не одна или две игры, на которые нужно собраться… Хотя я доволен концовкой чемпионата. Понятное дело, в матчах с «Минском» и «Славией» рассчитывали на что-то большее. Хотя, кто знает, может, возьми мы очки в тех матчах, потеряли бы в последующих… В общем, сегодня соперничать с БАТЭ тяжеловато. По многим причинам.

    — Каким?

    «Я играл в минском «Динамо». Мы тоже становились чемпионами много раз подряд. На команду работало имя, работал имидж. Сегодня этим же путем идет БАТЭ».

    — Я играл в минском «Динамо». Мы тоже становились чемпионами много раз подряд. На команду работало имя, работал имидж. Сегодня этим же путем идет БАТЭ. В принципе, все правильно. Надо пользоваться предоставляемыми возможностями.

    — Как вы реагируете на критику «Шахтера», который обвиняют в отсутствии должного давления на БАТЭ?

    — Хм… Честно говоря, даже комментировать особо не хочется. Ведь не станет вторым «Шахтер» — это место займет кто-нибудь другой. В любом случае. Вон у «Динамо» какие амбиции. Команда в начале каждого сезона декларирует желание достичь наивысших целей. Но не получается. Надо быть объективным. БАТЭ сегодня лучше конкурентов. Вопрос только в том, кто и насколько отстанет от Борисова.

    — Вопрос, может быть, даже на грани фантазии: как сделать «Шахтер» сильнее БАТЭ?

    — Мы движемся в этом направлении. Появилась база, развивается детская школа, скоро будут введены в эксплуатацию тренировочные поля… Надо время. Понимаете, Поляков уходит в БАТЭ. Другие представители «золотой молодежи» — тоже. Гайдучик уже подписан Борисовом. Алексиевич — та же история. Вон она, сфера, в которой в первую очередь нужно соперничать с борисовчанами. Нужно работать на перспективу. Если у БАТЭ независимое финансирование (клуб зарабатывает и может себе это позволить), то у нас команда бюджетная. Контракты в основном заключаются на год. Долгосрочных договоров не так много. Потому основной задачей стоит сохранение костяка… И все равно — пока Поляков продается в БАТЭ из «Шахтера», а не наоборот, все останутся на сегодняшних местах.

    — Это просто констатация либо какая-то претензия?

    — Ни в коем случае не претензия. Констатация. Таковы реалии нашего времени. А претензий действительно нет. Нет по одной простой причине — нужно жить по средствам и возможностям. Сможем прибавить в этом плане, тогда и в чемпионат можно будет пойти с большими претензиями на лидерство.

    — Второе место — потолок нынешнего «Шахтера»?

    «Пройдет три-четыре-пять лет, и многие будут вспоминать, что три года подряд «Шахтер» становился второй командой страны, будут воспринимать это достижением».

    — Понимаете… Я скажу так: пройдет три-четыре-пять лет, и многие будут вспоминать, что три года подряд «Шахтер» становился второй командой страны, будут воспринимать это достижением. Но сегодня, конечно, некоторая недоговоренность ощущается. Понятное дело, хочется большего. Понимаете, когда чемпионства идут одно за другим, это приедается. Вот люди и хотят некоторых изменений. И ищут тех, кто способен создать конкуренцию. В данном случае обращается повышенное внимание на «Шахтер». Насколько я могу понять, в данном контексте претензий к «Динамо» меньше.

    — Наверное, потому что в нестабильное «Динамо» меньше верят.

    — Вот и получается, что займи «Шахтер» третье место, и вся сегодняшняя критика, которая адресуется Солигорску, направилась бы на команду, ставшую второй. В общем, механизм претензий простой: чем ближе к БАТЭ, тем больше критики. Поверьте, мы хотим быть первыми. Но не получается. Это наши реалии.

    Новиков, Юрий Васильевич, питание-катание

    Если бы «Шахтер» победил «Динамо», последний матч вашей команды с БАТЭ мог бы стать «золотым».

    — Я слышал о критике Сергея Новикова... Уважение, неуважение... Ну, что ж? Если он изменил свою точку зрения обо мне, смирюсь и буду с этим жить всю оставшуюся жизнь. Просто надо понимать разницу. Одно дело — смотреть футбол с трибуны, другое — вести игру с бровки и пропускать ее через себя, переживая все моменты. Когда в подобном поединке на 90-й минуте сравниваешь счет, поверьте, не думаешь о БАТЭ, а думаешь о том, как спасти матч. Если нам это удалось, то почему бы не испытать радость? Новиков говорит о замене атакующего игрока на обороняющегося, упрекая меня. Мол, надо было усиливать игру, дожимая соперника… То же самое я могу сказать судье, который придумал нам и штрафной, и угловой, и моментами нас прихватил. Сегодня нельзя говорить, будто бы судейский фактор ничего не решает. Почему-то никто не вспоминает, как во втором круге в матче с БАТЭ при счете 1:0 мы должны были бить пенальти в борисовские ворота. А в подобных играх 1:0 и 2:0 — разные вещи. В итоге тот матч закончился со счетом 1:1. Подобные мелочи влияют на итоговый результат. Об этом никто не говорит… Кого-кого, а нашу команду в нынешнем сезоне судили очень принципиально. Мы же читаем отчеты о матчах других команд. Того же БАТЭ. Симпатии, наверное, надо заслужить. А вообще должна быть объективность. Взять даже последнюю игру в Борисове. Панченко судил. Матч ничего не решал. Так суди ты то, что есть! Зачем что-то выдумывать?! В итоге это все влияет на результат. Мелочей не бывает.

    — Алексей Янушкевич после борисовского матча высказался примерно так же.

    — Да я вообще судейскую тему трогать не хочу…

    — Мы ее вроде как уже затронули.

    — Не хочу, чтобы все думали, будто ищу оправдание в судействе. Просто мне кажется, что я хорошо понимаю футбол. И когда ты стоишь на бровке, то живо участвуешь в игре, и каждый нюанс чувствуется. Тем более есть реакция футболистов. Все видно и очевидно. А БАТЭ… Ну… Возможно, Анатолия Анатольевича очень уважают. Я ж не знаю.

    — А генерального директора «Шахтера» Юрия Васильевича Вергейчика не уважают?

    — Юрия Васильевича уважают. Что-то лишний раз доказывать ему незачем. Вергейчик все уже доказал: и будучи тренером, и являясь директором. Он свою работу делает качественно. Наше «серебро» в том числе и заслуга руководящего состава.

    — Какой из Вергейчика управленец?

    — Мы не так часто пересекаемся. И нет такого, чтобы он мне предъявлял претензии. Бывает недовольство проигранными матчами. Но в тренировочный процесс он не лезет. Держит свой вектор. Вергейчик уже 13 лет в Солигорске, все знает изнутри. Клуб многим обязан Юрию Васильевичу. Селекция, помощь тренерскому штабу — за это я благодарен. Во все остальное не лезу. Мне интересен учебно-тренировочный процесс, матчи. Все, что выше, — нет. Я не хочу все аккумулировать на себе. Для этого есть Юрий Васильевич и другие руководители, не оценить поддержку которых невозможно.

    — Юрий Васильевич — человек сложный. Говорят, у вас прошлой осенью был конфликт.

    — Не конфликт, а, может, какие-то дебаты. Споры были. Но, поверьте, ничего личного. Все было направлено на общее дело. Тяжело сказать что-то плохое. Юрий Васильевич достаточно адекватен в своей должности. И у него есть большой плюс — опыт тренерской работы. Человек знает: если будешь мешать тренеру, может ничего не получиться. Он огораживал меня от многих неприятностей и каких-то конфликтов. К тому же помогал по футболистам. У меня вообще никаких лишних забот нет. Я только думаю о том, как провести тренировку или игру. Все остальные вопросы закрывает Вергейчик. Экипировка, сборы, питание-катание — здесь вопросов нет. А конфликтовать — нет смысла об этом говорить.

    Конкуренция, 34 года, Бердыев

    — Вы пытались усилиться летом?

    — Пытались. Но сейчас большие проблемы с белорусскими футболистами. Если просмотреть все команды, в них очень много ребят за 30 лет. Нет выбора, нет доморощенных игроков — это проблема. БАТЭ аккумулирует у себя все лучшее, что есть в стране. В принципе, команда укрепляется за счет других клубов. Своих воспитанников у нее тоже нет. Может быть, Бага… Но это нормальная практика. «Рубин», навязавший в России борьбу московским клубам, тоже не играет своими ребятами.

    — «Шахтер» ведь тоже не играет своими воспитанниками.

    — Конечно, нет. У нас единицы воспитанников. Но это нормально. Когда стоит вопрос достижения результата при годичном контракте, тяжело говорить о перспективе.

    — О годичном контракте тренера или футболиста?

    «Шахтер» — бюджетная команда. Как правило, солигорские контракты заключаются на год. Раз так, нужно брать футболиста, который уже сегодня может давать результат».

    — Футболиста. «Шахтер» — бюджетная команда. Как правило, солигорские контракты заключаются на год. Раз так, нужно брать футболиста, который уже сегодня может давать результат… Хотя молодые ребята у нас есть — и Ковалев, и Василевский, и Петров. Вергейчик тот же, который отыграл концовку чемпионата в Жодино.

    — У них минимальный наигрыш.

    — Да. Потому что есть конкуренция. Вот в линии атаки играют Осипенко и Януш. Алумона не выдержал этой конкуренции и ушел. Никто же не снимает ответственность за результат.

    — То есть в нынешние времена у футболистов солигорского дубля особого шанса заиграть нет?

    — Ну почему? Полякова же никто искусственно не ставил в состав. Дениса начал подводить к «основе» Малофеев, я продолжил. В 19 лет парень играл в высшей лиге. Если человек соответствует уровню, нет претензий со стороны тренеров, почему бы ему не играть? Шансы всегда есть у всех. Молодым у нас дорога. Старикам у нас почет. Ничего личного. Просто нужно выдерживать конкуренцию. Это не зависит от возраста. Бердыев, когда я играл в Смоленске, говорил: «Мне неинтересен возраст». И если сегодня Леончик в свои 34 соответствует моим требованиям, он играет.

    — Андрей Иванович вечный.

    — Как и Лихтарович. Свой час человек проводит. Игру не портит.

    — Раз заговорили о Бердыеве, насколько нынешний тренер «Рубина» повлиял на вас?

    — Честно говоря, под началом Бердыева произошел один из самых интересных периодов моей карьеры. Во время работы с Курбаном Бекиевичем мы отходили от игры с последним защитником в пользу зонно-линейного футбола. Все азы этого стиля я узнал от Бердыева. Учились вместе, спорили, моделировали. Я как раз был в таком возрасте, когда уже адекватно все воспринимал. Мне было интересно. Я поиграл и центральным защитником, и центральным полузащитником. То есть пропустили все через себя. Бердыев, конечно, — сумасшедший (в хорошем смысле слова) тактик. Человек, который всегда ходит с макетом, всегда что-то анализирует, что-то ищет. Он мне многое дал. Очень. И что еще подкупает: Бердыев много делает и мало говорит. В этом смысле я стараюсь ему соответствовать.

    — То есть в некоторой степени вы пытались копировать Бердыева?

    — Копировать его тяжело. Но манера поведения Бердыева мне по душе.

    Фарт, секундомер, «Рид»

    — Бердыев — весьма своеобразный человек. Вся Европа была в шоке, когда он в казанский мороз руководил «Рубином» в одном только костюме.

    — На фарт. Он так может. Я, допустим, от подобных стереотипов — черная кошка и все остальное — отхожу. Многие суеверия мне не по душе. Но Бердыев заслуживает уважения. Он навязал борьбу московским клубам и выиграл с региональной командой очень сложный турнир. Это все не просто так. Вообще, хочется съездить к Курбану Бекиевичу на стажировку, но все что-то никак не получается.

    — Про суеверия. Вы ведь едва ли не все солигорские матчи минувшего чемпионата провели в одном и том же спортивном костюме.

    — Все просто. Мне так удобнее. И ведь в Борисове я руководил командой в цивильной одежде. Просто не держу гардероб в Солигорске. Поэтому на домашних матчах одеваюсь в спортивные вещи из тех, которые с символикой клуба. Мне комфортно и удобно, но речи о каком-то привлечении фарта не идет.

    — Хорошо, тогда отчего все-таки борисовский матч вы отработали в цивильной одежде?

    — Ну, думал что-то поменять. Убедился, что не стоило :).

    — Ваш традиционный секундомер — что-то вроде оберега?

    «Секундомер еще в жодинское время мне подарил Юрий Иванович Малеев. И для меня эта вещь уже стала незаменимой. Я привык к своему секундомеру. Без него чувствую себя некомфортно».

    — Секундомер еще в жодинское время мне подарил Юрий Иванович Малеев. И для меня эта вещь уже стала незаменимой. Я привык к своему секундомеру. Без него чувствую себя некомфортно. Хотя, может быть, практической необходимости в этом устройстве и нет. Ведь секундомер есть на табло. Но у всех у нас свои тараканы в голове.

    — Какие у вас еще есть тараканы?

    — Отдыхать не умею.

    — В смысле?

    — Все время думаю о предстоящей игре. Не умею переключаться. Этому надо учиться. Тем более в коллективе я всегда пытаюсь быть только на позитиве. А все черные мысли оставляю себе. Нужно уметь расслабиться в определенный момент, в кино сходить, с дочкой побыть… А у меня мысли все время о футболе. Но я этому рад. Футбол — моя любимая игра.

    — Вы сохраняли позитив и после еврокубковых матчей?

    — Проигрыш «Риду» до сих пор меня гложет. Я еще не отошел от случившегося. С одной стороны, мы выступили лучше, чем в прошлом году, — тогда случилась пара поражений, в нынешнем — пара ничьих. Причем одна из них с помощью румынского судьи, который поставил непонятный пенальти в наши ворота. Но, тем не менее, результат уже не изменишь. И в Австрии в первые 20 минут мы должны были решать три-четыре эпизода в свою пользу. Моменты железные! Да, есть негатив. Есть упреки. Странная штука получается, наша команда очередной год проявляет себя на дистанции, занимая достойное место в чемпионате. И в то же время не может настроиться на одну-две отдельных игры. Еврокубки, Кубок Беларуси — это разочарование. Такой вот парадокс. Не знаю, может, перенастраиваемся, может, еще что-то… Хотя «Рид» был «Шахтеру» по зубам. Матчи это подтвердили. Но результата нет. А тренер несет за это ответственность.

    — Еще одна не самая приятная штука — открытое письмо болельщиков команды. Какой была ваша реакция?

    — Практически никакой. Просто стал готовиться к встрече с болельщиками. Взял все свои папки, поднял статистику. Все же в письме были претензии по солигорским футболистам. И оказалось, что таких игроков в истории команды было всего шестеро. Я воспринял случившееся как крик души. К сожалению, он прозвучал чрезмерно громко. Стал достоянием публики… Из всех прописанных в письме пунктов я согласился только с одним.

    — Каким?

    — В котором было написано, что мы должны играть лучше… Я уж забыл о случившемся и вспоминать не хочу. Та история не стоила выеденного яйца. 

    Казахстан, Кубарев, музыкант

    — Как вы отреагировали на слухи о вашем возможном отъезде в Казахстан?     

    — Та история обернулась множественными неприятностями. Пришлось объясняться с ребятами. Две недели пребывал в непонятном состоянии. Реакция не могла быть позитивной. Мне вон с трибуны много всего кричали… А вообще вряд ли стоит задавать этот вопрос мне. Лучше спросите Поболовца.

    — Вы считаете, к появлению той новости причастен директор «Гомеля»?

    — По моей информации, да.

    — Вы держите на Поболовца обиду?

    — Я на него ничего не держу. Человек, возможно, случайно оказался в футболе. Что тут поделаешь? Поболовец — добрый, хороший музыкант... И я говорю об этом человеке подобным образом, потому как считаю потерю Кубарева в первую очередь его «заслугой». Вот и все.

    — Можно представить Олега Кубарева вашим ассистентом?

    — Это нереально.

    — Почему?

    «Я не вижу Кубарева своим ассистентом. Это, повторюсь, нереально».

    — Я не вижу Кубарева своим ассистентом. Это, повторюсь, нереально. Вообще, Олег Михайлович дал мне очень многое. Мы до сих пор общаемся. Надеюсь, продолжим и дальше.

    — Кстати, что дальше? Когда заканчивается ваш контракт?

    — Скоро.

    — И какие у вас настроения?

    — Работать дальше.

    — В Солигорске?

    — Да.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы