Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Боровский — кладезь футбольных знаний»

    Марьян Пахарь — легенда «Саутгемптона» и латвийского футбола. Сейчас экс-форвард хочет достичь успеха в тренерстве. Не так давно главком «Сконто» во второй раз приехал на стажировку в БАТЭ. За время, проведенное в Беларуси, латыш успел пообщаться не только с тренерским штабом борисовчан. В беседе с корреспондентом Goals.by Пахарь рассказал о награде за первый гол на стадионе «Сент-Мэрис», тренерском гении Сергея Боровского и тактической схеме, заимствованной у БАТЭ.

    Марьян Пахарь не берется судить о перспективах национальной сборной Беларуси
    Марьян Пахарь не берется судить о перспективах национальной сборной Беларуси
    PakharМарьян Пахарь не берется судить о перспективах национальной сборной Беларуси Надежда Бужан

    Марьян Пахарь — легенда «Саутгемптона» и латвийского футбола. Сейчас экс-форвард хочет достичь успеха на тренерском поприще. Не так давно главком «Сконто» во второй раз приехал на стажировку в БАТЭ. За время, проведенное в Беларуси, латыш успел пообщаться не только с тренерским штабом борисовчан. В беседе с корреспондентом Goals.by Пахарь рассказал о награде за первый гол на стадионе «Сент-Мэрис», тренерском гении Сергея Боровского и тактической схеме, заимствованной у БАТЭ.

    Оуэн, традиции, болельщики

    — Вас называли латвийским Оуэном. Насколько уместно такое сравнение?

    Как только я приехал в Англию, мой агент сказал какому-то журналисту: «Смотрите, это новый Майкл Оуэн». Его слова подхватили, и понеслось…  Визуально мы с Майклом действительно похожи. Рост, вес, скорость, но самое главное — мы забивали мячи :).

    — Еще одна схожесть. И вы, и Оуэн часто «ломались»…

    — Согласен. Он тоже быстро закончил игровую карьеру. Я имею в виду ее звездный период. И мне не везло из-за травм. Мной были реально заинтересованы несколько суперклубов, но пошла череда повреждений… Наверное, поэтому не смог полностью себя реализовать. Хотя на судьбу не жалуюсь. Пусть я не сыграл в суперклубе, но стал легендой «Саутгемптона». Ведь забить 50 голов в английской премьер-лиге дано не каждому.

    — От каких команд у вас были предложения?

    — Ко мне был у интерес у «Манчестер Юнайтед». Бывший тренер «Саутгемптона» Стюарт Грей знал Алекса Фергюсона. Они хорошо общались. Стюарт сказал, что манкунианцы за мной следят. Точно знаю, когда у руля клуба стоял Гордон Стракон, меня не продали в «Ньюкасл». Было конкретное предложение, но руководство твердо сказало «нет».

    — Вы родились в Украине, жили в Латвии, как футболист раскрылись в Англии…

    — Мое рождение в Украине больше случайность, чем закономерность. Родители тогда жили в Адлере. Отец родом из Украины. Мама с папой решили провести отпуск на родине отца. Планировали, что мама успеет вернуться, но мне пришлось родиться там же, где и папа.

    — Сложно ли было приспособиться выходцу из СССР к Западу?

    — Я с самого детства много путешествовал. А перед тем как уехать в «Саутгемптон», побывал на двух стажировках в немецком «Вердере» и австрийском «Ред Булле». То есть имелся какой-то опыт. Поэтому жизнь на Западе не стала для меня шоком. Конечно, в Англии есть свои традиции и нюансы. Однако не было времени об этом думать. Я хотел играть в футбол и завоевать свое место под солнцем. Конкуренция в английских клубах бешеная. На первых порах я не знал языка. Это мне даже помогло — был не в курсе того, что происходит вокруг меня. Когда начал вникать, стало тяжелее. Добавилось больше нервного напряжения.

    — К чему было сложнее всего привыкнуть?

    «В Англии везде свои правила. Их нужно беспрекословно выполнять. Это какое-то время жутко раздражало»

    — В Англии везде свои правила. Их нужно беспрекословно выполнять. Это какое-то время жутко раздражало. Потом привык, и такой стиль жизни даже понравился. Я выходец из Союза. Понятное дело, в свое время мы привыкли к блату, каким-то обходным путям. В Англии такого нет. Как-то я зашел в магазин за продуктами. Приехал домой, жена говорит: «Почему не купил масло?» Я ответил, мол, живем совсем рядом от магазина, сейчас за ним схожу. Пришел за минуту до закрытия маркета, а меня не пускают. А внутри магазина ходят люди с тележками. Они будут еще полчаса выбирать себе продукты. Объясняю: «Мне нужно купить только масло». Никакие уговоры не действуют. Обошел магазин с другой стороны. Там стоял охранник, который тоже меня не пустил. На все мои аргументы он ответил тремя словами: «У нас правила». Я сильно разозлился, но ничего изменить было нельзя. Благодаря этим правилам на Западе есть четкость и дисциплина.

    — Вы отметили английские традиции. Удалось с ними столкнуться?

    — В «Саутгемптоне» построили новый стадион «Сент-Мэрис». Его соорудили вместо «Делл», который был создан в 1898 году. Этот старичок вмещал где-то 15 тысяч зрителей. К нам боялись приезжать «Челси», «Манчестер Юнайтед» из-за того, что зрители на этом стадионе могли реально дотронуться до футболистов. Настолько близко были расположены трибуны к полю. Себя на этой арене я чувствовал очень комфортно. Потом мы переехали на громадный «Сент-Мэрис». Долго привыкали к нему. Проиграли на новом стадионе, по-моему, семь матчей подряд. Но самое удивительное — не могли даже гола провести. В восьмом поединке кряду на домашней арене мы уступили «Астон Вилле» со счетом 1:3. Я забил тот единственный мяч. Ну, отличился и отличился. Забыл тот гол, ту игру. Через несколько месяцев мне говорят: «Ты представлен к награде». Я удивился, спрашиваю: «За какие заслуги?» А мне: «Ты забил впервые на новом стадионе, а это для Англии большая честь». Потом мне вручили почетную медаль. Сделал это праправнук того человека, который забил впервые на «Делле». Думаю, таких традиций больше нигде нет.

    — Разговаривая об английском футболе, нельзя не спросить о тамошних болельщиках.

    — Иногда можно было зайти в ресторан, которым владел болельщик клуба. Он не брал денег за еду. Саутгемптон — маленький город, где все друг друга знали. Часто ко мне подходили болельщики, чтобы взять автограф. Они делали это ненавязчиво, очень корректно. Никто не подлетает толпой, когда ты сидишь в ресторане за ужином с женой. Кстати, вспомнил один момент. Однажды в три часа ночи меня будит супруга, говорит, мол, кричат под окнами. Я выглянул в окно, а там группа болельщиков с моей майкой скандирует кричалку в мою же честь. Как они узнали мой адрес?... До сих пор загадка. Такой поступок был очень необычным, но ужасно приятным.

    — Как по-вашему, почему сейчас футболисты из бывшего СССР не востребованы в той же Англии?

    — По зрительскому интересу, футбольному бизнесу, спортивной индустрии чемпионату Англии нет равных. Сейчас туда попасть еще тяжелее, чем в мое время. Многие из людей, которые разбираются в футболе, говорят: «Не известно, попал бы ты сейчас в Англию». Англичан отпугивает неизведанный восточный рынок. Они до сих пор боятся связываться с игроками из бывшего СССР. Не знаю, почему так происходит. Может быть, далекое географическое положение их отпугивает.

    Сейчас появилась другая проблема. Игроки не хотят уезжать из России потому, что там больше платят. Только топовые клубы еврочемпионатов могут конкурировать с российскими командами в финансовом плане. Также очевиден недостаток мастерства у наших футболистов. Однако у нас есть талантливые ребята. Может, их не так много, но я надеюсь, что когда-нибудь на Западе будет засилье выходцев из СССР. В то же время нужна реклама. Если бы тот же Аршавин и Павлюченко были основными игроками своих английских клубов и показывали результат, то, возможно, что-то бы получилось. Хотя ваш Саша Глеб — другой пример. Он на протяжении всей своей карьеры, начиная с самого юного возраста, показывал выдающийся футбол. Ему только 31, еще играть и играть.

    Сборная, БАТЭ, господдержка

    — Попадание национальной сборной на Евро-2004 — визитная карточка латвийского футбола…

    «То была громадная сенсация. Успех 2004-го до сих пор остается пиком латвийской футбольной жизни»

    То была громадная сенсация. Успех 2004-го до сих пор остается пиком латвийской футбольной жизни. Тогда все сложилось. Подобралась очень сильная плеяда игроков. Когда мы выходили на Евро, практически все сборники выступали в хороших заграничных клубах. Игровые связи дали многое. Мы с детства выступали вместе. Но и без Александра Старкова ничего бы не было. Он блестяще сплотил коллектив. До Александра Петровича командой руководили Реваз Дзодзуашвили и Гарри Джонсон, но никто не мог показать результат. Старков работал у обоих тренеров помощником. Как только он стал главным, сразу же вывел команду в плей-офф, во время которого мы обыграли турков. Правда, без доли везения успехов не бывает. Тому пример ваш БАТЭ. Клуб с не самыми сильными традициями уже пятый год играет в еврокубках. Что творится в нынешнем году — вообще невообразимо. Победа над «Лиллем» и «Баварией» — высочайший уровень. Понятно, что присутствует доля везения, но заметна и отменная работа. 

    — Сборной Беларуси через несколько лет по силам повторить успех сборной Латвии-2004?

    — Я особо не слежу за выступлениями вашей сборной. Результаты матчей знаю, но игр не видел. Однако если команда собрана в основном на базе БАТЭ, то сразу появляются вопросы. Почему на клубном уровне эти футболисты добиваются результатов, а на уровне сборной нет? Может, игроки не так настраиваются на матчи, но, понятное дело, многое зависит от тренера.

    — Пока сборная Беларуси не радует успехами, вернемся к БАТЭ. На ваш взгляд, в чем феномен этого клуба?

    — Второй год приезжаю на стажировку в БАТЭ. Тренеры и руководство клуба — настоящие профессионалы. Здесь настолько классный коллектив. Я бы мечтал, чтобы в «Сконто» было так же. В БАТЭ выстроена четкая вертикаль. Сейчас я получаю тренерскую лицензию категории «Pro». Недавно был в штаб-квартире УЕФА в Ньоне. Там проводился семинар. Так вот, все топовые специалисты отмечают, что футболисты — это еще не самое главное. Куда важнее правильно выстроенная модель клуба. В команде должна быть группа единомышленников, которая знает, чего конкретно хочет. Это есть в БАТЭ. Я, приехав в прошлом году со стажировки в Борисове, вынес для себя много важных аспектов. Они помогли «Сконто» сделать большой скачок вверх. Можно было поехать на стажировку в любой клуб мира. «Манчестер Юнайтед», «Арсенал», «Челси», «Барселона» — не проблема. Но везде нужно идти по ступеням. Мне же большой толчок дала поездка в Беларусь.

    — Что конкретно из опыта БАТЭ вы применили в «Сконто»?

    — Не буду скрывать, мы внедрили прошлогоднюю тактическую схему БАТЭ. Наверное, Виктор тоже когда-то ее где-то подсмотрел. У него получилось ею воспользоваться.

    — Главное достоинство БАТЭ — сплоченный коллектив?

    «Важно правильно выстроить отношения в коллективе. Если звезды будут играть каждый сам по себе, то результата не будет»

    — На мой взгляд, да. Если кто-то подбирает команду, покупая звезд, это его право. Важно правильно выстроить отношения в коллективе. Если звезды будут играть каждый сам по себе, то результата не будет. Создать коллектив — искусство. В этом и заключается мастерство Гончаренко.

    — БАТЭ — исключение из белорусских реалий. У нас практически все клубы живут за счет господдержки. Как с этим обстоят дела в Латвии?

    — В Латвии клубы никак не спонсируются государством. Есть Латвийская федерация футбола, которая хорошо работает. Выделяются какие-то деньги из УЕФА, но этого не хватает. Нашему футболу нужны спонсоры-энтузиасты. Их очень мало, поэтому создать клуб уровня БАТЭ очень сложно. Хотя, если бы я не верил в это, то не занимался футболом. Без финансовой поддержки очень трудно что-то создать. Нужен минимум, от которого должно отталкиваться. Поэтому господдержка команд очень важна.

    Боровский, Гончаренко, ассоциации

    — Вас часто сравнивают с Виктором Гончаренко. Мол, в молодом возрасте закончили, рано начали тренировать…

    — В первый год тренерской карьеры я все время участвовал в тренировках. Но стал ловить себя на мысли, что быстро завожусь и не вижу некоторых нюансов. Нужно наблюдать за занятием со стороны. Сейчас я близок к тому, чтобы «убить» в себе игрока. Поначалу не понимал, как нельзя что-то сделать на футбольном поле. Сейчас приходит осознание, что все не идеальны. Нужно правильно объяснить, и только тогда что-то будет получаться. Для меня оценка работы — прогресс моих игроков. В этом году многие футболисты «Сконто» прибавили и получили вызов в национальную сборную. Валера Шабала ездил на просмотр в ЦСКА и вроде неплохо себя там проявил.

    — Наверняка молодые футболисты «Сконто» смотрят на легенду латвийского футбола широко открытыми глазами…

    — Без авторитета не бывает ни одного тренера. Не важно, как ты его заработал. Если игроки не будут тебя уважать, то шансов чего-то добиться нет. Тренер должен быть примером во всем.

    — Кто для вас является примером тренера?

    — В мире много сильных тренеров. Однако какого-то одного качества, чтобы стать топ-специалистом, недостаточно. Есть сильные тактики, взять вашего Боровского. Я встречался с ним в прошлом году. О тактике он знает то, о чем другие даже не догадываются. Боровский — кладезь футбольных знаний. Однако ему чего-то не хватает, чтобы сделать карьеру топ-тренера. Может, что-то изменится, я не могу загадывать. Есть специалисты, которым тактика не нужна. Чаще всего это в прошлом выдающиеся футболисты. Они делают упор на настрой, какие-то боевые качества. Кстати, обратите внимание, Моуринью, Капелло, Хайнкенс — все они из Западной Европы. Будучи тренером из Восточной Европы, сложно попасть в топ-команду. На Западе очень много своих специалистов. Поэтому, наверное, правильно разделять Европу на запад и восток. Есть наш регион и их регион. Вряд ли когда-нибудь выходец из бывшего СССР будет тренировать «Барселону» или «Милан». Хотя зарекаться не стоит.

    — Если пофантазировать, то кто из восточнославянских тренеров мог бы в будущем возглавить европейский топ-клуб?

    — Гончаренко скоро добьется успехов в Лиге чемпионов, и можно будет уезжать на Запад.

    — И в завершение, какие три ассоциации возникает у латыша, когда он слышит слово «Беларусь»?

    — Ваш президент. Когда говорят о Беларуси, фамилия Лукашенко звучит чаще всего. На втором месте водка, на третьем БАТЭ.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы