Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Думал, до ампутации дело дойдет»

    Александр Прокопенко и 2500 фотографий, гречневая крупа и Александр Гутор, кроссовки Armani и очки Dolce&Gabbana, предолимпийский конфликт с Анатолием Капским и Виктором Гончаренко, а также последовавшее примирение. Корреспонденты Goals.by увидели, как лучший футболист страны съехал со своей минской квартиры, и задали ему пару сопутствующих вопросов. Для ознакомления с последним интервью Ренана Брессана в качестве игрока БАТЭ нужно сделать всего один клик.

    Ренан Брессан приехал в Беларусь с парой сумок, а уехал с десятком
    Ренан Брессан приехал в Беларусь с парой сумок, а уехал с десятком
    BressanРенан Брессан приехал в Беларусь с парой сумок, а уехал с десятком Надежда Бужан

    Александр Прокопенко и 2500 фотографий, гречневая крупа и Александр Гутор, кроссовки Armani и очки Dolce&Gabbana, предолимпийский конфликт с Анатолием Капским и Виктором Гончаренко, а также последовавшее примирение. Корреспонденты Goals.by увидели, как лучший футболист страны съехал со своей минской квартиры, и задали ему пару сопутствующих вопросов. Для ознакомления с последним интервью Ренана Брессана в качестве игрока БАТЭ нужно сделать всего один клик.

    Заснеженное Уручье живет тихим днем. Правда, всю здешнюю размеренность еле заметно нарушает суетливое копошение в одном из домов. Что-то подобное случается, когда кто-то съезжает. В нашем случае в этот процесс вовлечен Ренан Брессан.

    — А что, уже фотографируемся? :) — с недавнего времени лучший футболист страны вытягивает из подъездного нутра пару до предела набитых спортивных сумок. — Привет.

    — Привет.

    Следом появляется Ренанова жена Марианна. Привычно здоровается вежливым кивком.

    — Такси скоро приедет. У нас минут 15.

    — Хорошо. Покажи нам квартиру.

    — Поехали.

    На лифте добираемся до восьмого этажа беседуя.

    — Сколько сумок ты берешь с собой в Бразилию?

    — Восе… Нет, десять!

    — А со сколькими приехал в Беларусь впервые?

    — С двумя. Наверное, где-то так :). Понимаешь, сейчас везу домой много подарков. И моих, и от меня — родственникам и друзьям в Бразилии. Плюс за три минских года купил много вещей. И туфли, и кроссовки. Вот потому сумок много-много.

    Ренан заходит в съемную двушку в последний раз до переезда во Владикавказ.

    — Обычная квартира, — начинает экскурсию Брессан. — Вот гостиная. Или как это называется?

    — Да вроде так и называется.

    — Да, гостиная. А там вон — спальня.

    Игрок забирает с собой некоторые оставшиеся вещи. Крестик и книгу об истории Великого княжества Литовского.

    — На одном из чествований подарили. Тяжелая. Килограммов пять. Возьму ее с собой в Бразилию.

    — Ренан, а что это за симка? — в дверном проеме появляется хозяин квартиры. Пожилой мужчина с приятным добрым лицом.

    — Ой, это…

    — Выбросить?

    — Да.

    — А что ты будешь делать со своей нынешней белорусской симкой?

    — В мусорку выкину… Да шучу я :). Конечно, оставлю. Надеюсь, меня будут вызывать на сборы национальной команды. Так что еще вернусь. Люди знают мой нынешний номер. Потому нет нужды от него отказываться.

    Квартира достаточно комфортная. В обеих жилых комнатах светлые обои, шторы теплых тонов. Уютненько.

    — До 13 января пробуду в Бразилии. То есть месяц отпуска. Потом в Турцию на сборы «Алании». Пошли в спальню. Она тоже простенькая.

    Так и есть. Совершенно простая спальня. В этой комнате пересекаемся с женой хозяина квартиры, которая всячески расхваливает уже бывшего арендатора.

    — Хороший парень. Вообще, они с Марианной — прекрасные жильцы. Никаких претензий. Марианночка — умница. У нас своих два сына, так вот Ренан нам теперь как третий. Но мы не переживаем, что он уезжает. Ведь Ренанчику от этого только лучше. Мы рады.

    — Хозяева действительно классные, — делает реверанс футболист. — Если возникали проблемы, они их очень-очень быстро решали. Либо вызывали мастера, либо выезжали сами. Дани — физиотерапевт БАТЭ — сейчас снимает квартиру в другом районе. Говорит, ее хозяева своеобразные. Условно, что-то случилось с интернетом, так они только через две недели реагируют на его просьбы. Наверное, Дани переселится в эту квартиру.

    Брессан показывает балкон, на котором оставил несколько пар почивших бутс. «С собой беру только три», — поясняет Ренан…

    Мы уже в кухне.

    — Это единственное место в Минске, где ты жил?

    — Нет. Раньше жил возле «Короны».

    — Где именно?

    — Ммм… Вот три дома на станции метро «Пушкинская».

    — Около кладбища?

    — Да-да.

    — Весело ты жил.

    — :). Но было далековато ехать до «Востока». Там команда собирается, чтобы отправиться в Дудинку на тренировку. Каждый день на метро прошивал почти весь город. Потом попросил Эдуардовича найти мне жилье поближе к месту ежедневного сбора команды.

    — Эдуардовича?

    — Зубковского. Он обратился в агентство, и все решилось.

    — Ренан заехал сюда 15 апреля 2010-го. Мы только-только закончили ремонт, — уточняет хозяйка.

    — Ренту оплачивал клуб?

    — Да. Давал определенную сумму на оплату жилья.

    — Какую?

    — 500 долларов. И сверху я доплачивал сотню. Съем этой квартиры стоит 600…

    Ренан указывает на выкорчеванную розетку:

    — Вот только ее я и сломал за три года :). Больше ничего.

    — Что скажешь о соседях?

    — Нормально все. Однажды я громковато слушал музыку. Мужчина подошел ко мне. Попросил вежливо звук убавить. Конфликта не было.

    Как оказалось, Брессан квартировал в очень футбольном районе. Продолжаем соседскую тему:

    — Смотри. Чуть вглубь — и там дом Кунцевича. Вот тут рядом жил Гордейчук. Рудик неподалеку. А Глеб и вовсе в моем же доме живет.

    Брессан оглядывает кухню:

    — Это место Марианны. Она тут готовила. И мясо, и макароны, и рис, и фасоль. Фасоль почти постоянно. Понимаешь, просто фасоль для бразильца, как картошка для белоруса. Ну, там много вариаций готовки и добавления всяких соусов… Понятное дело, кофе мы тут готовили. И бразильский, и обычный.

    — Обычный?

    — Ну, обычный… Как тебе объяснить. То есть Nescafe, купленный неподалеку, с утра по-быстрому сделать — это обычный. А бразильский кофе, привезенный из дому, — это круто. Наш кофе ведь считается одним из лучших в мире. Ребята постоянно просили привезти им из отпуска. Лихтарович, Павлов, Юревич. Приезжал из дому с большущей сумкой.

    — Как ты питался на клубной базе БАТЭ?

    — Как и все. Конкретно под меня ничего не готовили. Можно было попросить у поваров заменить рыбу на мясо или наоборот. По желанию. А так я ем все, что есть в Беларуси. Только с гречкой у меня не сложилось. Хотя на базе всегда предлагалось два-три гарнира на выбор. Проблем не возникало.

    Мозг долбит резкий рингтон телефона Брессана.

    — Поехали. Такси уже тут.

    Едем в лифте, обсуждая празднование чемпионства БАТЭ.

    — Все проходило в Robinson Club. Ужин, потом были фейерверки. Напитков было много разных. Всякие шампанские, виски…

    — Ты что пил?

    «На чествовании пил вино. Я мало пью. Бухать — это вообще не мое».

    — Вино. Я мало пью. Бухать — это вообще не мое.

    — И долго пробыл на праздновании?

    — В половине второго уже был дома. Хотелось бы повеселиться дольше. Но надо было сумки собирать.

    Продолжаем алкогольную тему.

    — Водку ты впервые попробовал в Беларуси?

    — Да, в Гомеле.

    — И как?

    — Ой…

    — Накидался?

    — Нет, ты что. Просто я знал, что водка — очень крепкая штука. Был осторожным. Мы победили тогда. Все пацаны собрались на базе. Пиво покупали, виски, заодно водки взяли. Мне ребята предложили попробовать, я согласился. Это случилось в мой первый гомельский год.

    Двери лифта открываются.

    — Давай тогда в аэропорту пересечемся.

    — Давай, — Брессан погружается в таксишный минивэн.

    Спустя 33 километра пути и несколько ганста-треков ТГК с активной подпевкой нашего фотографа оказываемся в аэропорту «Минск-2». Ренан и Марианна стоят около нужного пятого гейта. Скрипит упаковочный полиэтилен.

    — Слушай, я чуть с ума не сошел!

    — Чего так?

    — Смотри. Приезжаю. Глянул на табло. А там написано, что наш рейс до Франкфурта в 13:35. С ума сойти… А потом присмотрелся, а ниже — еще один. Наш в 15:25 :).

    — Какой у вас с Марианной вообще маршрут?

    — Летим до Франкфурта. Пару часов. Потом до Сан-Паулу. 12 часов. Затем еще раз на самолете. Час до Флорианополиса. Ну, и напоследок еще час на машине.  

    — Сказочно…

    — И не говори...

    Носильщики предлагают Брессанам свои услуги. Супруги соглашаются.

    — Пойдем, чуть что, подстрахуешь меня, — предлагает Ренан. — А то у нас перевес. Нужно уточнить, сколько это стоит.

    — В предыдущий раз у тебя тоже был перевес?

    — Был. Но мне повезло. До Франкфурта летели вместе с Виктором Михайловичем. Он направлялся в Милан, а я — домой. Нужно было платить триста евро. Но у Гончаренко хороший друг есть, который договорился. И я заплатил только сто. Но сейчас Виктора Михайловича рядом нет. Придется отдавать деньги :).

    В нужном окошке виднеется белокурый работник «Белавиа», похожий на принца из, кажется, второй части мультика про Шрека.

    — Сколько у вас лишнего багажа? — спрашивает мужчина.

    — Восемь, — Ренан не учитывает ручную поклажу.

    — Восемь мест багажа. У вас трансконтинентальный перелет. В подобных случаях позволительны по две сумки на каждого пассажира. Получается, четыре сумки бесплатно. И четыре остается. Соответственно, каждая дополнительная сумка будет стоить 150 евро. И 15 евро за оформление и выписку багажа. Но при условии, что ваши сумочки не будут весить больше 23 килограммов.

    Глядя честными глазами на работника-принца, Брессан говорит, что не больше. Со знанием русского языка у игрока действительно нет никаких проблем. Все нужное он обговорил сам.

    — У тебя ведь БАТЭшные сумки.

    — Да, так и есть. Честно, я почти всю кипу забрал. Во-первых, себе на память. Во-вторых, маленькие ребятки из Тубарана просят футбольные подарки…

    — Сколько я должен? — обращается Брессан к упаковщикам, после чего расплачивается.

    В залах людно. Тихо шурша колесиками, за хозяевами покорно тянутся чемоданы. Встречаются студенты Института журналистики. Ребята летят в Швецию. Стандартный журфаковский культурный обмен. Большинству выпускников факультета до сих пор не ясно, как проходит кастинг на подобные трипы.

    — У тебя еще есть время?

    — Минут 15, наверное, есть.

    — Пойдем. Пообщаемся.

    — Окей.     

    Оказавшись на сиденье, Брессан тут же углубляется в телефон.

    — Извини. Неко пишет. Я сейчас отвечу.

    — И что пишет?

    — Администраторы «Алании» спрашивают, на какое число мне заказывать билеты из Бразилии.

    — То есть вы уже раззнакомились с владикавказскими бразильцами?

    — Конечно, ты же сам видел, как мы общались с Жонасом в Валенсии или с Данте в Мюнхене. Мы — бразильцы — очень быстро сходимся. Не скажу, что это сразу же дружба. Нет. Но это такое приятное легкое общение. Это хорошо. У белорусов чуть-чуть по-другому. Чтобы начать дружить, надо пройти все на свете. Хотя я это уважаю. Нет претензий. Такова культура, привычки и обычаи. Просто белорусы и бразильцы отличны.

    Из ручной поклажи у Ренана сумка с ноутбуком и рюкзак с символикой олимпийской сборной.

    — Как тебе вспоминаются все те неприятности, связанные с решением поехать в Великобританию?

    — Мне вспоминается, что было после. Кажется, все произошло так. Мы вернулись из Шотландии. И уже через три дня нужно было лететь в Венгрию на матч с «Дебреценом». Ничего такого сложного не было. Руководители и тренеры поздравили меня с голом в игре против сборной Бразилии. Все прошло спокойно. Продолжили работать. Просто все страсти случились до того, как я уехал.

    — И что произошло?

    — Сначала было много эмоций. Да — ругались с руководством клуба. Произошел небольшой конфликт. Был крик. С Капским и Гончаренко мы встречались после одной из тренировок на базе. Они потом связывались с моим агентом по телефону. В команде хватало травмированных, начиналась Лига чемпионов. Команде было сложно, я это понимал. Но и переживал-то больше всех. Я не знал, что делать. Честное слово. Совета спрашивал чуть ли не у всех встречных. Потом все-таки решился. Подумал: «Такое может случиться раз в жизни. Нужно попробовать».

    — Но ведь в итоге вы помирились с руководителями и тренерами?

    — Мы с Капским и Гончаренко просили друг у друга прощения за то, что до того прозвучали обидные слова. В общем, поехал я в Лондон без давления. А когда вернулся, все было вообще нормально. Все успокоились. В Венгрии поговорили с Капским и поняли, что проблем никаких нет и претензий друг к другу — тоже.

    За окном сплошной белый фон. С широкой улыбкой на лице Брессан вспоминает, как впервые увидел снег.

    — Это было не в Беларуси, а в Украине. Смешная история.

    — Расскажи.

    — Жили в Киеве на какой-то квартире. С еще одним бразильцем. Нападающим. Он сейчас в Австрии играет. Еще в прошлом году выступал за «Металлург» из Запорожья. Фабиан де Лима зовут. Нужно было подождать предложений от клубов. Это было уже после просмотра в Карпатах и Витебске. Агент пробивал варианты. Так вот посидели мы, подумали и решили, что после двух недель простоя будет тяжело. Пошли на пробежку. После — два дурачка — стали кидаться снегом. Увидели-то его впервые. Руки тут же стали красными. Даже не красными, а фиолетовыми. Мы перепугались. Сделали рывок домой. Сразу же открыли кран с горячей водой. Минут 20-30 грели руки. Я, если честно, думал, что дело дойдет до ампутации. Очень страшно было.

    Брессан без куртки. Одет в теплую байку. Простые свободные джинсы безо всякого декора вроде потертостей и спортивные кроссовки.

    — В отличие от многих футболистов в неспортивное время ты одеваешься достаточно просто.

    «Мне не особо важно, как я выгляжу. Fashion и все такое — это не мое. Мне все равно. То есть понятно, что я не стану ходить по улице, как бомж или дурачок».

    — Мне не особо важно, как я выгляжу. Fashion и все такое — это не мое. Мне все равно. То есть понятно, что я не стану ходить по улице, как бомж или дурачок. Но заморачиваться по поводу одежды совершенно точно не буду. Хотя у меня и есть дорогие вещи.

    — Хорошо. Какая покупка из последних стала самой дорогой?

    — Мой Брат живет в США. Он там мне купил кроссовки от Armani. Кажется, 250 долларов заплатил. Кстати, брат приезжает домой через один день после моего прилета. Вот везет мне подарок.

    Прозвучало объявление о задержке рейса на Франкфурт. Брессан не обратил на это никакого внимания.

    — А в Минске?

    — Солнцезащитные очки купил. 350 долларов заплатил. Dolce&Gabbana. В «Европе». Просто в Бразилии постоянно солнце, так что требуются хорошие очки.

    — Слушай, кто в БАТЭ самый модный?

    — Гутор, наверное. У него сто пар обуви — туфли, кроссовки, прочее :). Саша любит дорогие вещи. Это нормально. Это дело вкуса. Я нормально отношусь к таким привычкам.

    Так уж вышло, что Гутор сдал пост лучшего футболиста страны именно Брессану.

    — Ну, раз меня позвали на саму церемонию, то повод для ожиданий имелся, — вспоминает игрок. — Правда, в нынешнем году все переменили. Озвучивали претендентов на то или иное звание. Существовала интрига. Я не знал, что мне что-то вручат. И про приз «За волю к победе» тоже ничего не знал.

    — Ты, кстати, знаешь, кто такой Александр Прокопенко?

    — Мне рассказывали, он был очень крутым. Просто сумасшедший (в хорошем смысле) футболист. Стал с «Динамо» чемпионом СССР в 82-м. Честно, мне лестно получить такую награду.

    На следующий день после федерационной церемонии чествования состоялась еще одна — клубная.

    — В субботу ты рекорд поставил по фотографированию.

    — Сколько людей было в зале?

    — Ну, зал вмещает 2700 зрителей.

    — Значит, 2500 со мной сфотографировались точно :). Я не ел ничего в перерыве, который растянулся на 40 минут. Ничего вообще сделать не успел. Только оставлял автографы и фоткался.

    Марианна скромно сидит рядышком. Копошится в телефоне.

    — Марианна, а чем вам запомнилась Беларусь?

    — Холод :). И все.

    — Чем вы занимались, когда Ренан был в разъездах?

    — В большинстве случаев сидела дома, общалась с родственниками по интернету. Периодически с женой Майкона мы выбирались на шопинг.

    — И какое место в Минске вам понравилось больше остальных?

    — «Столица». Мне нравятся торговые центры, в которых все собрано. Тем более само по себе место красивое. И удобное.

    — В Бразилии шопинг дороже, чем в Беларуси?

    — Примерно то же самое, — подключается Ренан, который до того выполнял роль переводчика. — Если есть возможность, брендовые вещи лучше брать в Европе.

    — Марианна, ваш муж постоянно находился в центре внимания. Как вам чувствовалось в его тени?

    — Совершенно нормально. Я, честное слово, просто горда за мужа. У него все получилось. Ренан — молодец.

    — И что, совсем не хотелось внимания?

    — Она намного скромнее, чем я, — берет на себя инициативу Ренан. — Марианна стесняется. Очень-очень.

    Мозг второй раз атакуется дребезжащим Ренановым рингтоном.

    — О, Майкон звонит!

    В окне виднеется такси. А на его переднем пассажирском сиденье — нападающий, чья аренда в БАТЭ завершилась.

    — До Сан-Паулу мы летим вместе, — объясняет Брессан.

    — Слушай, тебе вообще грустно?

    — Грустно, а что поделать?

    — Какой была твоя первая реакция на предложение «Алании»?

    — Ну, сначала позвонил агент. Говорит: «К тебе есть интерес из Владикавказа». Я ответил, что, в принципе, не против. Нужно было только рассмотреть предложенные условия. Также отметил, что разговор должен вестись с Капским. В принципе, дал добро сразу. Потом уже пошли разговоры представителей «Алании» с Анатоличем. Со мной же решались только вопросы о деталях контракта.

    — Кстати, у тебя были специальные пункты в контракте с БАТЭ?

    — Да нет. Разве что со старта запросил ежегодную оплату билета домой. Мне и жене. На одного человека, получается, полторы тысячи туда и обратно. Премиальные в чемпионате Беларуси у меня были обычными. Бонус за выход в групповой турнир Лиги чемпионов — тоже. За пасы и голы — никаких премий не получал. Ну, и деньги за квартиру. Обычный контракт.

    — Каким был твой бонус за попадание в группу Лиги чемпионов?

    — 30 тысяч евро. Плюс премиальные на команду. То есть общий призовой фонд на всех плюс персональные бонусы.

    Появились Майкон с женой. Здороваемся.

    — А премиальные за чемпионат Беларуси?

    — Тысяча долларов за матч, если проводил его полностью. Там отдельная система в зависимости от игрового времени… Ну, что, прощаемся? Мне надо еще за перевес заплатить. А Майкону собаку оформить.

    — Какую собаку?

    — Да вот же смотри! :)

    И действительно, в камеру пялится потешный йорк жены Майкона.

    — Поедем мы. Думаю, нормальный материал получится :), — говорит Ренан, поднимаясь с сидушки.

    Ciao.

    — Ciao.

    Ренан и Марианна идут на посадку. Носильщики провозят багаж. Ренан достает оба своих паспорта. Разбирается, какой предъявить, а потом пропадает за заслонкой гейта. Вроде бы все.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы