Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «В «Нафтане» «пилить» нечего»

    Представить себе «Нафтан» без Игоря Ковалевича, а Игоря Ковалевича без «Нафтана» очень сложно. Но со следующего сезона придется. Коуч покинул многострадальный клуб. В интервью Goals.by тренер подводит итог шести лет у руля «Нафтана». Рассказывает о своем поведении в раздевалке. Рассуждает о журналистах и жлобах. Объясняет, почему в Новополоцке не могут построить «Сан-Сиро». А также подчеркивает, что расстался с клубом без обид.

    Игорь Ковалевич в футболистов бутсами не кидал, но газетой мог ударить
    Игорь Ковалевич в футболистов бутсами не кидал, но газетой мог ударить
    KovalevichИгорь Ковалевич в футболистов бутсами не кидал, но газетой мог ударить Надежда Бужан

    Представить себе «Нафтан» без Игоря Ковалевича, а Игоря Ковалевича без «Нафтана» очень сложно. Но со следующего сезона придется. Коуч покинул многострадальный клуб. В интервью Goals.by тренер подводит итог шести лет у руля «Нафтана». Рассказывает о своем поведении в раздевалке. Рассуждает о журналистах и жлобах. Объясняет, почему в Новополоцке не могут построить «Сан-Сиро». А также подчеркивает, что расстался с клубом без обид.

    Недопонимание, протест

    — Какое настроение после того, как покинули «Нафтан»?

    — Каких-то особых эмоций нет. Работа в этом клубе — один из этапов моей жизни. Когда я учился на курсах «PRO», нам говорили: «Каждый тренер должен покинуть команду». Мое время пришло.

    — Но все-таки шесть лет проработали главкомом новополоцкого клуба…

    — Ко мне в «Нафтане» всегда относились по-человечески. Я сделал свой выбор, решив покинуть команду. Ничего плохого о клубе, которому отдал столько времени, сказать не могу. Что-то я сделал для «Нафтана», что-то он для меня. Но, как я уже говорил, клуб дал мне больше, чем я ему.

    В ходе сезона вы уже писали заявление об отставке. Почему тогда приняли это решение?

    — Я видел ситуацию изнутри. В коллективе возникли проблемы между мной и ребятами. Я понял, что люди меня не понимают. В тот момент решение об отставке казалось мне оптимальным.

    — Из-за чего возникло это недопонимание?

    — Я достаточно много времени уделял работе с молодежной, а потом олимпийской сборной. Поэтому не всегда успевал контролировать ситуацию внутри коллектива. Мои месячные отлучки не шли на пользу клубу. Чтобы чувствовать команду, нужно всегда находиться рядом с ней. Хотя я благодарен ребятам, которые были в «Нафтане» в этом году. Они были сильны духом.

    — Каково было возвращаться к работе с командой после того, как ваше прошение об отставке не удовлетворили?

    — Честно говоря, это был мой протест против положения дел в команде. Когда мы, имея трудности в финансировании, выиграли Кубок, я пообещал ребятам, что в команде останутся все. Когда ты искренне относишься к людям, то хочешь такого же отношения к себе. Где-то в отношениях тренер-команда случился сбой.

    — Может, заявление об отставке было психологическим ходом?

    «Мои парни с «Динамо» сыграли очень вяло. Тогда я понял, если тебя не слышат — нужно уходить».

    — После разгрома 0:3 от «Немана» я хотел перед матчем с «Динамо» как-то встряхнуть команду, достучаться до ребят. Мы проиграли минчанам. Им, конечно, можно уступить. Все-таки «Динамо» — это имя. Но мои парни сыграли очень вяло. Тогда я понял: если тебя не слышат — нужно уходить.

    — Когда болельщики команды после матча с «Динамо» просили вас остаться, сердечко екнуло?

    — У меня было много дисквалификаций, но я всегда искренне сражался за «Нафтан». Люди, которые так же переживали за команду, видели, как я себя веду. Было приятно слышать их слова, что не все так мрачно.

    — Никита Букаткин сказал, что процентов 80 людей в Новополоцке были настроены против вас. Чувствовали это?

    — Никита еще молод. Не всегда пишут так, как он говорит. К себе негатива со стороны нормальных болельщиков я не видел.

    — Однако когда команда попала в тяжелое турнирное положение, на нее полетела критика со всех сторон. В первую очередь в ваш адрес…

    — Когда команда проигрывает — всегда виноват тренер. Были, конечно, люди, которые ждали наших неудач, чтобы где-то что-то написать. Это нормальное явление, которое характерно не только для Новополоцка.

    Цирк, Шмолик и Чебыкин

    — Кстати, как вы относитесь к журналистам?

    Журналист, который пишет о спорте, должен быть независимым. Он должен говорить то, что чувствует, а не то, что надо. Сколько грязи вылили на «Нафтан» в начале сезона. Что он кому плохого сделал? Может быть, дело было во мне?

    — Ваш ответ Сергею Канашицу после победы в Кубке страны получился резонансным. Но ведь он написал то, что чувствовал…

    — Журналистам позволено говорить куда больше, чем тренерам. Вы можете высказать свои мысли где хотите и когда хотите. Никаких обид на Сергея Канашица у меня нет. Я всегда буду защищать честь «Нафтана». Сегодня я бы так же ответил на те слова.

    — Кстати, ваши выступления на пресс-конференциях всегда вызывали интерес. Ваш уход сделает и без того скучное послематчевое общение еще скучнее…

    — Не скучно только в цирке :).

    Нельзя не вспомнить запрет на общение с прессой, который был введен в этом сезоне в «Нафтане». Почему решили ограничить контакты со СМИ?

    — У нас иногда было чересчур много общения. Мы с ребятами побеседовали. Запрета не было, но я настоятельно рекомендовал команде ограничить свои контакты с журналистами. Главное в спорте — результат. У клуба были трудности, но их необходимо было решать, а не трезвонить, мол, все плохо.

    — Читаете, что о вас пишут в газетах, в интернете?

    — Газеты читаю. А что в интернете, плохо пишут? :)

    — А вам интересно?

    — Не очень. Всем мил не будешь. Пусть пишут.

    — Персона Игоря Ковалевича неординарна. Чего только стоит выход на поле после удаления в финале Кубка страны…

    «Я стараюсь делать свою работу искренне. Я поступаю на подсознательном уровне».

    — Я стараюсь делать свою работу искренне. Я поступаю на подсознательном уровне. Если нужно что-то сделать для успеха команды, я не думаю, что мне за это будет. Да, то поведение было ненормальным. Отношение КДК к моему поступку было необъективным. Я отдувался если не за всех, то за многих. Финал Кубка — важнейшая игра. В моменте, из-за которого все разгорелось, Зубовичу чуть не сломали позвоночник, а судья за такое нарушение показывает только желтую карточку. Я всегда выражаю свое мнение. Пусть даже в такой форме.

    — В то же время вы были жестким игроком. Даже кому-то ноги ломали. Можно было ведь понять защитника «Минска»…

    — Я не осуждаю этого защитника. Ведь он не виноват, что его не удалили. Судья начал объяснять, мол, это fair play, финал Кубка, все дела… Почему от таких судейских решений должны страдать тренеры? Кстати, двое судей были пожизненно дисквалифицированы в матчах с участием «Нафтана». Это Шмолик и Чебыкин. Произошло это в матчах с «Витебском». Хотя к первому применили очень суровое наказание.

    Завтраки, жлобы

    Задолженности перед командой уже погасили?

    — По премиальным с командой пока не рассчитались. Не только Новополоцк в этом году столкнулся с такой проблемой. Ситуация в клубе на самом деле была тяжелой. Когда ты приглашаешь человека в команду, то должен ему что-то пообещать. Чтобы управлять коллективом, нужно выполнять обязательства перед футболистами.

    — Как вам удавалось найти тонкую грань между футболистами и руководством клуба? Ведь, по сути, вы находились меж двух огней…

    — Мы старались разговаривать с футболистами и руководством. Не всегда это проходило в корректной форме. Об этом я не жалею потому, что решались серьезные задачи. Когда за шесть туров до конца чемпионата мы боролись за выживание, я позвонил мэру Новополоцка. Попросил, чтобы команду не трогали. Коллективу не нужны были какие-то собрания, необходимо было сосредоточиться на игре. Пообещал довести дело до логического завершения. В принципе, так и получилось. Мы выдали хороший финальный отрезок, за исключением игры с «Минском». В том матче ребята решили, что уже все сделано. У многих было отпускное настроение. Это и не позволило нам занять  место выше.

    — Какие попытки, кроме звонков мэру, вы предпринимали, чтобы урегулировать ситуацию?

    «Городским властям нужно было всего лишь четко назвать дату выплат, а не кормить ребят завтраками».

    — Руководство завода встречалось с командой. Они рассказывали, как все будет производиться. Но хотелось какой-то конкретики. А у нас все переливалось из пустого в порожнее. Городским властям нужно было всего лишь четко назвать дату выплат, а не кормить ребят завтраками. Скажите, что деньги будут через три месяца, и вопросы отпадут. А нам обещали погасить задолженности чуть ли не каждый день. Слава Богу, эта ситуация разрулилась.

    — Раз заговорили о завтраках. Что можно купить на 33 тысячи рублей, которые выделялись на питание?

    — Конечно, на эти деньги нормально покушать нельзя. Но люди получали не по пять миллионов рублей. Я не люблю жлобов. Когда ты получаешь нормальные деньги, что, трудно выделить себе определенную сумму на питание? Футболисты в нашей стране не самые бедные люди, поэтому говорить о 33 тысячах на питание не совсем корректно.

    — Сколько клуб вам задолжал за 6 лет, которые вы находитесь в его структуре?

    «Нафтан» мне ничего не должен.

    — Ваш контракт был рассчитан еще на год…

    — С «Нафтаном» мы расстались без всяких компенсаций, пожав друг другу руки.

    Бутылки, кортеж

    — Особое место в этом сезоне для «Нафтана» занимают игры с «Црвеной Звездой». Команда выдавала по два абсолютно разных тайма. Что говорили подопечным в раздевалке?

    — Приходится говорить всякое. Если скажу, что говорил ребятам тогда в раздевалке, — будет неприлично. Еще раз повторю — в этом году у меня в команде были настоящие мужики. Они меня понимали, и никаких обид не возникало.

    — Бутсой, как Фергюсон в Бекхэма, ни в кого не кидали?

    — В раздевалке у меня все проходило, как у всех. Бутсами не бросался, но как-то бутылки летали :). Даже однажды ударил футболиста газетой. Все было направлено на достижение результата.

    — Помните свою первую игру в качестве главкома «Нафтана»?

    — Все получилось в какой-то мере случайно. Из команды ушел Акшаев. Леонид Подлипский доверил ее мне в трудное время, многим рискуя. За это я ему благодарен. После работы в дубле переход в основу мне дался нетяжело. На первых порах сильно помогал Юрий Курненин. Когда он работал в сборной, часто ездил к нему за какими-то советами. Я никогда не стеснялся учиться. Я принял команду, когда она была на последнем месте. Первую игру под моим руководством мы проводили против «Динамо» после четырех подряд поражений. Тогда, в 2007 году, выиграли у «Динамо», взяли очко в матче с «Днепром» и дома победили «Минск» 3:0. После каждой игры мне говорили, что если не будет результата — меняем тренера. Поэтому я никогда не боялся быть уволенным. Большую помощь и поддержку клубу тогда оказывал директор завода «Нафтан» Вячеслав Якушев, который любит и понимает футбол.

    — Новополоцк всегда славился своим коллективом…

    «Если люди захотят быть коллективом, они будут им. На деньгах ведь ничего не построишь».

    — Мы действительно всегда были одной семьей. Искусственно ты ничего не создашь. Если люди захотят быть коллективом, они будут им. На деньгах ведь ничего не построишь. Люди в Новополоцке никогда не жировали. Это говорю тем, кому померещилось, что в «Нафтане» огромные деньги. В команде нет людей, которых интересуют только цифры в контракте. Все относились друг к другу по-человечески. На протяжении пяти лет ребята помогали детскому дому. Возьмите того же Букаткина, который во время сезона не перешел в «Минск». Хотя ему предлагали условия в два раза лучше, чем в Новополоцке. Удалось уговорить остаться Зубовича. Ведь если бы ему было неуютно, он мог бы легко уехать. В наше время не так легко отказаться от больших денег. Но у моих ребят высокие моральные ценности.

    — Еще раз о деньгах. Раньше существовало мнение, что в Новополоцке их просто распиливают…

    — Так говорят люди, которые не владеют информацией. На завод отправляют всякие анонимки. Если бы эти люди пришли и посмотрели на ситуацию в клубе, то убедились бы, что в «Нафтане» «пилить» нечего :).

    — Давайте уйдем от темы денег. Какая забавная история, случившаяся за время работы в Новополоцке, первой приходит на ум?

    — Как-то нам нужно было ехать играть с «Торпедо». Тогда еще Олег Кубарев тренировал команду. Жодинцы принимали нас в Борисове. А у нас не было автобуса — в то время в Витебске был «Славянский базар». Все автобусы находились там. Нам прислали клубный автобус «Витебска». А это было как раз после судейства Шмолика. Ребята отказались поехать на этом автобусе и поехали на своих машинах. Ехали таким кортежем. Многие думали, что это свадьба :). Выиграли тогда, кстати, 3:0.

    — Алексей Белоусов рассказывал, что вы играли с командой двухсторонки на «расстрел»…

    Так играют везде, чтобы поднять эмоциональный фон.

    — Он говорил, что все целились именно в вас.

    Ну а как же… Это святое дело :).

    — Часто попадали?

    — Чаще доставалось рядом стоящим :). Но когда попадали в меня, радости было выше крыши. У нас всегда был отличный коллектив. Все здорово ладили между собой. Вспоминается интервью Саши Хацкевича. Далеко от игроков уходить не нужно. Ты должен общаться с ними, как с младшими друзьями. Только мое лицо чуть пошире, и веса я больше набрал :). Поэтому в «Нафтане» никогда не было такого, мол, Ковалевич король, а вы плебеи.

    Рудик, «Сан-Сиро»

    — Многие удивляются, как Ковалевичу удается каждый год практически с нуля строить боеспособный коллектив. В чем секрет?

    — Тренер только помогает игрокам стать коллективом. Важно подбирать людей не только по игровым, но и по человеческим качествам. В этом году спад после победы в Кубке страны случился, наверное, из-за травм Шкабары и Романюка. Олег объединял коллектив. Каждый год в «Нафтане» были такие лидеры. Селькин, Челядинский, Верховцов, Белоусов, Разумов. Это были настоящие вожаки. Им честь «Нафтана» была дороже всего. Такие люди вели за собой коллектив.

    — Коллектив в «Нафтане» какого года назовете самым лучшим?

    — Отмечу ребят этого года. В завершившемся сезоне команду бросало то в жар, то в холод. Выстоять в такой ситуации, что-то завоевать, достойно сыграть в Лиге Европы дорого стоит. Так же выделялся 2009 год. Тогда мы впервые выиграли Кубок. В команде была просто отличная атмосфера.

    — Кого из своих подопечных новополоцкого периода считаете самым одаренным?

    — Назову Рудика. Его талант до конца не раскрыт. У него чуть-чуть не заладилось в БАТЭ. Кого еще назвать?

    — Давайте сделаем символическую сборную «Нафтана» за эти шесть лет.

    — Пиши. В воротах по очереди Селькин и Романюк. Справа в защите Горбачев. Пара центральных защитников Верховцов — Политевич. Слева расположится Романов.

    — Защитников разобрали. А какая тактическая схема?

    — 4-2-3-1. Пара опорных полузащитников Шкабара—Букаткин. Справа — Разумов, слева — Черных. Под нападающим, конечно, Рудик. А впереди Комаровский.

    — Какой из нафтановских матчей для вас самый памятный?

    — Конечно, победы в Кубке страны и выступление на евроарене. В конце этого сезона я знал, что все равно покину команду. За шесть лет, которые руководил «Нафтаном», мы в чемпионате страны никак не могли обыграть БАТЭ. Только в последних матчах удалось нам это сделать. Еще запомнился поединок, когда в 2010-м сыграли 4:4 с «Партизаном». Там было такое перетягивание каната! На последней минуте Яцкевич забил. Радости было море. За время, которое я провел у руля «Нафтана», было много памятных моментов.

    — Намучались за время работы в Новополоцке со стадионом «Атлант»?

    «Я всегда защищал свой клуб. Не понравились кому-то туалеты на стадионе, Бог с ними. Но люди ведь играют на поле».

    Я всегда защищал свой клуб. Не понравились кому-то туалеты на стадионе, Бог с ними. Но люди ведь играют на поле. Весной этого года у нас было нормально подготовленное поле, а федерация заставляла «Нафтан» играть в Витебске. Мы платили огромные деньги за аренду стадиона в Витебске, где снега по колено, где подогрев не включается, а сухое подготовленное поле в Новополоцке пустовало. Понятно, что «Атлант» нужно реконструировать. Но нет в Новополоцке денег, чтобы построить свой «Сан-Сиро».

    — Но ведь инфраструктура «Нафтана» действительно оставляет желать лучшего…

    — Что делать? Говорят, у Новополоцка есть своя база. Нет там ее. В Междуречье есть спортивная гостиница. Там имеется сауна и тренажерный зал. Когда будут построены поля и созданы условия для тренировочного процесса, тогда это будет база. Сейчас клубу передали запасное поле. «Нафтан» развивается, но делает это своим путем. Здесь года три назад построили искусственное поле. Только сейчас начинают появляться свои игроки. Кто из новополочан заиграл на высоком уровне? Не хочу никого обидеть — только Стрипейкис. Сейчас на подходе Артем Теплов. Все-таки клуб должен строиться на патриотизме. Когда 5-6 человек из Новополоцка будет играть в «Нафтане», то тренеру будет намного легче создать клуб.

    — Однако молодежи не так легко пробиться в основу…

    — 11 команд было в высшей лиге в этом году. Ни один тренер не будет обкатывать молодежь в ущерб себе. Как ты можешь это делать, когда цена результата очень высока.

    — Вы за реформу чемпионата, которую предложил БАТЭ?

    — Молодежь может прогрессировать, только имея игровую практику. Руководство ставит во главу угла результат. Если мы хотим развивать белорусский футбол, то нужно дать шанс молодым проявить себя. Нужно увеличить высшую лигу хотя бы до 14 команд.

    — Нет сожаления, что могли добиться с «Нафтаном» лучших результатов?

    — «Нафтан» занимает ту нишу в белорусском футболе, которая ему отведена. Все команды первыми не будут. Поэтому, исходя того, что было в Новополоцке, клуб показывал соответствующие результаты. «Нафтан» всегда был самобытным клубом, который все уважали, думаю, так и будет дальше.

    — Не исключаете возможность возвращения в Новополоцк?

    — Когда?

    — Вообще, в принципе…

    — Неисповедимы пути господни…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.