Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Банщица в мужской день

    Журналисток, специализирующихся на футболе, в Беларуси можно пересчитать по пальцам одной руки. Наталья Яскевич несколько лет проработала в газете «Всё о футболе». Перед тем как сменить род деятельности, отважная корреспондентка получила не одно приглашение на свидание и услышала не один сомнительный комплимент. Наталья вспоминает 50 долларов от Делендика на день рождения, Сащеко в образе доброй феи и БАТЭ, не терпящий женщин на борту, а также прочие случаи из жизни репортера в юбке.

    В Европе журналистка, рассказывающая о футболе, никого уже не удивляет
    В Европе журналистка, рассказывающая о футболе, никого уже не удивляет
    CarboneroВ Европе журналистка, рассказывающая о футболе, никого уже не удивляет zimbio.com

    Журналисток, специализирующихся на футболе, в Беларуси можно пересчитать по пальцам одной руки. Наталья Яскевич несколько лет проработала в газете «Всё о футболе». Перед тем как сменить род деятельности, отважная корреспондентка получила не одно приглашение на свидание и услышала не один сомнительный комплимент. Наталья вспоминает 50 долларов от Делендика на день рождения, Сащеко в образе доброй феи и БАТЭ, не терпящий женщин на борту, а также прочие случаи из жизни репортера в юбке.

    Воинствующие бизнесвумен любят эдак с апломбом вторить канадской феминистке Шарлотте Уиттон, дескать, что бы женщины ни делали, им нужно сделать вдвое больше, чем мужчинам, чтобы это было оценено хотя бы вполовину. В принципе, довольно спорный сексистский вопль. Но если рассматривать женщину сквозь призму футбола, — черт возьми, старая лесбиянка Уиттон была права!

    Кажется, в наших футбольных широтах гендерный шовинизм целиком искоренить малореально. Поняв однажды, что можно превратить страстное увлечение в профессию, я потянулась всеми своими тентаклями в футбольную журналистику. Вот тогда-то мне и довелось клясть на чем свет стоит отцовскую Х-хромосому.

    Я, конечно, на пути к мечте отнюдь не ожидала, что вот сейчас же ворвусь вся такая внезапная в спортивное медиапространство страны, а оно, это самое пространство, будет мне стоя аплодировать, словно я за «Оскаром» иду. Никоим образом. Закалка-то уже мало-мальская была. Родной отец первые года три начинал откровенно и довольно обидно ржать до слез, когда слышал от меня что-то вроде «Да ладно, ну какой здесь офсайд, вы что?!» Что тогда говорить о журналистах, футболистах, тренерах — иными словами, о посторонних мужчинах?

    «Девушка в спортивной прессе — как банщица в мужской день. Вроде, на своем месте, делаешь свою работу, а все пялятся, шушукаются, хихикают или хмыкают».

    Девушка в спортивной прессе — как банщица в мужской день. Вроде, на своем месте, делаешь свою работу, а все пялятся, шушукаются, хихикают или хмыкают.

    «Как ты вообще можешь писать о футболе, если в него не играла?!» — самый железный довод сражающихся за чистоту своих рядов самцов-журналистов. Чего это, очень даже играла. Как-то даже целый футзальный матч на воротах отстояла. Но после геройств на выходах энтузиазма у меня поубавилось :).

    «Не дай бог придет такой день, когда женщина будет комментировать футбол. Сломаю у телевизора динамик», — такое тоже доводилось выслушивать. Закусив губу, помалкивала о собственном участии в конкурсе спортивных комментаторов на БТРК. Особенно о том, что во второй тур прошла.

    А вот еще очень по-мужски логичное обоснование моего присутствия на стадионах, пресс-конференциях, тренировках: «Госсссподи, еще одной за футболиста замуж невтерпеж». Конечно, пацаны. И детский футбол я курировала с этой же целью, чисто так, на перспективку.

    В общем, футбольная среда девушку-новобранца приняла неоднозначно. Свои, «ВоФовцы», в обиду не давали. Ну как, другим не давали. Внутри коллектива, конечно же, подтрунивали — и по-доброму, и на грани фола случалось. С остальными было сложнее. Скептицизм, недоверие и все такое. Прихожу я, помню, на «Динамо». Первый матч работаю. Все серьезно, своя собственная аккредитация. Волнуюсь, а как же. И тут в ложе прессы начинается экзаменация. А ты хотя бы знаешь, кто в этом году стал чемпионом Англии? А Испании? А ты вообще в курсе, что такое «вне игры»? Да лаааааадно?!

    Первое время телефонная трубка в ответ на просьбу об интервью возвращала хмыканье, смех или что-то из разряда «Девочка, не хулигань, а то все родителям расскажу». Вратарь Роман Астапенко, помню, хохотал так, что я прямо и растерялась: «Вас же кто-то из «Звезды» подговорил, да?» Оказалось, у них в команде «травилка» такая была: ребята звонили друг другу, представлялись журналистами и договаривались о беседе.

    «Ой, а это вы Феде звонили? А мы думали, поклонница». В общем, на первых порах, пока имя не примелькалось, доводилось через шаг попадать в похожие ситуации».

    А позвонишь какому-нибудь футболисту, представишься и попросишь номер телефона его коллеги по команде — черта с два кто поможет, подумают, мол, поклонница предприимчивая к кумиру подобраться пытается. Вернулась как-то из Борисова, после игры БАТЭ — «Дарида», а диктофон, ренегат кассетный, пленку с флеш-интервью игрока матча Александра Соколова изжевал и не подавился. А номерка Соколова нету! Но есть контакт его одноклубника Федора Лукашенко. Звоню. Объясняю ситуацию. Клянчу. А Федор мне с этаким раздражением и отвечает, мол, девушка, ничего я вам давать не собираюсь, отстаньте. И трубку вешает. А когда я все же вызвонила так нужного мне Соколова, тот удивленно доложил: «Ой, а это вы Феде звонили? А мы думали, поклонница». В общем, на первых порах, пока имя не примелькалось, доводилось через шаг попадать в похожие ситуации. Ну и ничего, не развалилась.

    Но больше всего меня напрягал мой пол вовсе не тогда, когда не воспринимали, недооценивали, чинили препоны. А тогда, когда начинали, грубо говоря, подкатывать. Когда ты постоянно работаешь среди мужчин, хоть в рубище рядись, но внимание к тебе все равно будет, причем далеко не всегда профессиональное. Конечно же, знаки внимания футболисты оказывали. Кто-то в автобусе подсовывал шоколадку («Девушка, а это вам, а то вы такая худенькая»), кто-то дарил клубный шарфик, кто-то — брелочек. Просто так. Приятно. Но хватало и пошлости. Знамо дело, называть фамилии — дело последнее. Но был один судья. Придешь в федерацию за каким протоколом, а он там, жвачку лениво перекатывает, смотрит на тебя вальяжно и томно тянет: «Дааа, попа ничего такая». У условного Никиты Мелкозерова вон тоже задница словно фундук, что ж ему не говорите? А еще был тренер дубля одной из команд с периферии. «Может, встретимся? — говорит. — С меня — съемная квартира, с тебя — эротичное белье». А тренер детской команды одного клуба после пары вьюшек-комментариев зазывал на пиво. С уточнением: «Как раз жена на сессию уехала». Оно-то бы конечно «забить» встречу на сеновале да явиться туда с кузнецом-фотографом, чисто так, на всякий случай. Чтоб отбить охоту приставать. Но здравые идеи приходили уже постфактум, а на местности я, конечно, цепенела от недоумения — WTF?!

    «Тут Делендик достает из кармана 50 баксов и четким движением запихивает мне их за корсаж».

    Но однажды от сексистского пренебрежения я даже поимела профит. Все же помнят Владимира Делендика? Вот уж у кого свое мнение о воспитании, приличии и прочей этической фигне. Так вот, аккурат в день моего 21-летия игрался финал «Хрустального мяча», а сразу после — матч «Дариды». Какие тут отмечания, работы выше крыши. Директор «Дариды» Александр Разин, смотревший юношеский финал, обещал поделиться комментарием. А тут Делендик его все никак не отпустит. Кручусь юлой подле вип-ложи, просительно посматривая на беседующих боссов. Вот Владимир Викторович в свойственной ему манере и спрашивает — чего, мол, надобно? Александра Николаевича, говорю, хочу. А Александр Николаевич подтверждает — да, мол, обещал комментарий, именинница ждет. Именинница? Тут Делендик достает из кармана 50 баксов, четким движением запихивает мне их за корсаж и придает ускорение в направлении, противоположном вип-ложе: «С днем рождения, потом возьмешь комментарий». Иду я по инерции в ложу прессы с пунцовыми щеками и баблом за пазухой и обалдеваю от возмущения. Это что такое было-то? Моим коллегам-мужчинам Делендик в ширинку подарок явно не затолкал бы. А коль девочка — то можно эпатажничать до посинения. Ну да ладно. Вытащив из лифчика полтинник, про Делендика я позабыла :).

    Еще не стоит забывать о чуть ли не средневековых суевериях, коими славится футбольная среда. 2005 год, лето, еврокубки. БАТЭ собирается в гости к самарским «Крыльям Советов». Журналист из нашей редакции, изъявлявший желание лететь с борисовчанами, был забракован из-за личных терок с командой. Главред предложил дать мне возможность дебютировать в освещении матча из-за кордона. И, конечно же, из БАТЭ пришел ответ: мол, вы что, женщина на корабле, все дела. В итоге в Самару полетел гендерно правильный журналист, а я осталась всхлипывать от обиды и ковырять ногтем потрескавшуюся краску на стенах уборной. Женской, разумеется. А БАТЭ тогда и без ведьмы на борту проиграл.

    И только однажды разум восторжествовал. Был у нас какое-то недолгое время журнал «Ваш спорт». Вполне себе такой интересный, яркий, глянцевый проект. И вот как-то звонит мне редактор этого журнала. Женщина, между прочим. И говорит: «Наташа, я хочу дать тебе одно очень тонкое задание. Ты с ним справишься, думаю, лучше других, потому что ты девушка».

    «Если бы парень-журналист подкатил к спортсменам с такой анкеткой, за педика его бы никто не счел — работа, что поделать. А меня за нимфоманку в активной фазе — да запросто!»

    Все. Это был миг триумфа. Можно было отбрасывать телефонную трубку и победоносно танцевать. Правда, торжество приутихло после оглашения сути задания. Сделать опросник на тему секса и обойти с ним футболистов. Сижу тогда, помню, пялюсь в листочек с десятком пикантных вопросов и думаю себе: ну конечно, если бы парень-журналист подкатил к спортсменам с такой анкеткой, за педика его бы никто не счел — работа, что поделать. А меня за нимфоманку в активной фазе — да запросто!

    В общем, тот материал я действительно сделала неплохо. Благодаря тому, что начала с правильного футболиста. Думаю, у каждого спортивного журналиста есть «свой» спортсмен, с которым проще и приятнее всего работать. Моим «крестным феем» был Денис Сащеко. Даже когда я одновременно делала первые шаги в спортивной журналистике и интервью с ним — под кураторством коллеги, пуча испуганные глаза, нервно заламывая пальцы и ежесекундно впивая глаза в блокнотик со шпаргалками, — Денис ни разу не позволил себе усмехнуться, снисходительно или высокомерно глянуть. И статью потом хвалил. И никогда-никогда не отказывал в помощи: интервью, комментарий, опрос — все с Денисом получалось ярко, живо, душевно.

    С такой же бесконечной теплотой и признательностью вспоминается сотрудничество с Людасом Румбутисом. Людас Ионович тоже не отказывал никогда и ни в чем, всегда шел навстречу, делал поблажки, помогал, шутил — искренне, тепло, быть может, где-то даже по-отечески. Проморгала как-то, помню, автора голевой передачи у «Дариды». Спросить у рядом сидящих коллег-мужчин — это ж как попытаться списать у отличника контрольную! Сразу все ежедневнички ладошками прикрываются. Звоню после матча Румбутису, каюсь: так и так, прохлопала пас. Людас Ионович помог и даже не пожурил за ротозейство.

    «Малеев и смотрел, как солдат на вошь, и разговаривать не хотел, и, бывало, отвечал резко, и о возрасте моем саркастически осведомлялся».

    А вот тренер второй курируемой мною команды — жодинского «Торпедо» — относился ко мне далеко не с таким расположением. Ну оно и понятно. Сложный для Малеева-тренера сезон, все непросто, а тут сваливается на голову «куратор» – вертлявая девчонка в гольфах с черепами, сующая повсюду нос. Куда тут деваться? Уж и вздыхал Юрий Иванович, и смотрел, как солдат на вошь, и разговаривать не хотел, и, бывало, отвечал резко, и о возрасте моем саркастически осведомлялся. Инсайдеры говорили, что и вваливал команде за то, что взяли меня в автобус после проигранного в прах матча с «Шахтером». А я ведь, Юрий Иванович, искренне за вашу команду болела. А после того «золотого» для Солигорска матча, вернувшись в редакцию писать отчет, только курила и ревела, как не ревела со времен финала Лиги чемпионов 2002/03. Так-то.

    В общем-то, я и не жалуюсь. Гендерные сложности закаляли характер и гнали вперед. Когда все попривыкли да смирились, я стала вполне себе обычным спортивным журналистом. Божила и косячила, как и все. В общем, как мне кажется, обедни «Всё о Футболе» не испортила. Даже и напротив — принесла какой-то шарм и теплоту. Я вообще к чему клоню, мужики. Да, мы не занимались в футбольных секциях в детстве. И теперь по пятницам не «забиваем пулю» с подругами, «пихая» потом друг дружке за пивом за корявую игру. Но футбол же — всеобщее достояние. Он для бедных и богатых. Старых и молодых. Белых и цветных. Мужчин и женщин. Так что, say no to gender inequality.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы