Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Оденешься со вкусом, так начинаются косые взгляды»

    Не так давно завершились не самые простые переговоры между Михаилом Сиваковым и БАТЭ. В результате полузащитник был подписан сроком на три года. Об этом, а также итальянском культе моды, правильном питании, польском маркетинге, Але Пачино, Виталии Кутузове, своей реакции на объявление олимпийского состава, педикюре и метафорах Массимилиано Аллегри капитан самой успешной сборной в истории белорусского футбола рассказал в большом интервью для Goals.by.

    Михаил Сиваков чувствует разницу между критикой и оскорблением
    Михаил Сиваков чувствует разницу между критикой и оскорблением
    SivakovМихаил Сиваков чувствует разницу между критикой и оскорблением Надежда Бужан

    Не так давно завершились не самые простые переговоры между Михаилом Сиваковым и БАТЭ. В результате полузащитник был подписан сроком на три года. Об этом, а также итальянском культе моды, правильном питании, польском маркетинге, Але Пачино, Виталии Кутузове, своей реакции на объявление олимпийского состава, педикюре и метафорах Массимилиано Аллегри капитан самой успешной сборной в истории белорусского футбола рассказал в большом интервью для Goals.by.

    Покрутить велосипед, педикюр

    — Так получилось, что мы договаривались об этом интервью в манеже.

    — Ну, да. Просто лично для меня трех недель отпуска достаточно. А он у БАТЭ стартовал, по сути, сразу по прилете из Мюнхена. Честно, соскучился по мячу, захотелось подвигаться, поиграть. Вот поэтому в последние недели отпуска при возможности с удовольствием посещал манеж. Тем более компания подобралась интересная. Действующие футболисты плюс ребята, с которыми нам было просто приятно играть. Знаешь, пульки в манеже — это и элемент подготовки к сезону, и просто релакс.

    — Игрокам БАТЭ давали домашнее задание на время отпуска?

    — Да. В принципе, во всех клубах, в которых я играл, такое практиковалось. Тренер по физподготовке разослал нам письма на e-mail со списком заданий. Это все не на очень строгом контроле. Но каждый сам понимает, что неделька-другая выполнения простеньких упражнений облегчат выход из отпуска.

    — Что за упражнения?

    — Ничего космического. Пробежать кросс, покрутить велосипед, сделать упражнения на стабилизацию — пресс, спина, другое… Говорю же, ничего сложного.

    — Время нашей встречи подгонялось под твой поход на педикюр. Откуда такая привычка?

    — Все повреждения, связанные с ногтями, очень болезненные. Казалось бы, ничего серьезного, но на самом деле, очень неприятно. Потому я стараюсь следить за ногтями и раз в три месяца хожу на педикюр, чтобы держать ноги в порядке. Просто где-то поля жестче, где-то мягче. От смены покрытий появляются какие-то мозоли, натоптыши. Если за этим не следить, со временем могут появляться проблемы. Потому, мне кажется, ноги требуют к себе профессионального отношения.

    — Откуда эта привычка?

    — До Италии я этим не занимался. Но перебравшись в «Кальяри», увидел, что многим ребятам прямо в раздевалке перед тренировкой педикюр делали массажисты. Оттуда и привычка. В Италии понял, насколько важно следить за здоровьем, вне зависимости от возраста. В футболе действительно не бывает мелочей. Как бы банально это ни звучало.

    — Кто-нибудь из твоих нынешних одноклубников делает себе педикюр?

    — Честно, даже не знаю… А не, знаю — Александр Владимирович Федорович делает. Я однажды все никак не мог записаться к своему мастеру. Была спешка. Поинтересовался у Александра Владимировича. И он сказал, что может помочь.

    Тейп, prosciutto crudo

    — Какие еще мелочи ты стал учитывать, оказавшись за границей?

    — Практически все игроки выходят на тренировки в тейпах, чтобы не подвернуть голеностоп или как-то по-другому его травмировать. Еще до Италии у меня были с этим проблемы. Постоянно вылетал правый галик. Я мотал его перед каждой тренировкой. Уже в «Кальяри» доктор спросил: «Есть проблемы?» Говорю: «Это не проблема, но я для собственного спокойствия постоянно страховался». Он подсказал, что нужно тейпировать обе ноги. И буквально на второй тренировке мне так въехали в ахилл, что шипами порвали достаточно жесткий тейп, который был сделан из нескольких слоев пластыря. После этого я пару недель не работал в общей группе. Доктор потом сказал: «Тебе повезло. Если бы не сделал тейп, ахилл бы тебе разорвали, и выбыл бы ты на очень длительный срок».

    — Питание?

    «Мы сдавали анализ крови, после чего ко мне пришел доктор. Говорит: «Сива, prosciutto crudo для тебя закончилось».

    — Очень многое от этого зависит. Когда я только переехал в Кальяри, то пару месяцев искал квартиру. Во время поисков жил и питался на базе. Мне сразу же понравилось одно блюдо. Называется prosciutto crudo. Обычное мясо, посыпанное сыром и политое оливковым маслом. В том числе ввиду языкового барьера на завтрак, обед и ужин я ел это prosciutto crudo и спагетти. Прошло две недели. Мы сдавали анализ крови, после чего ко мне пришел доктор. Говорит: «Сива, prosciutto crudo для тебя закончилось». И показывает скрещенные руки. Спрашиваю: «Доктор, что случилось?» Пресс-атташе, который разговаривал на английском, перевел мне. Оказалось, что в моем организме стала скапливаться лишняя соль. Вот доктор и объяснил: «Для твоей формы это вредно. Лишний вес тебе не нужен. Нужно, чтобы ты был легким». Хотя, надо отметить, мы постоянно ели prosciutto crudo на заездах перед играми. Просто я начал им злоупотреблять, потому и случился тот разговор с доктором.

    — Любовь к итальянской кухне сохранилась?

    — Конечно. Там питание — это религия. В последнюю неделю отпуска летал в Рим на три дня. Знаешь, что-то у меня внутри зашевелилось. Началась ностальгия по Италии, местной кухне и прочим моментам. Рестораны там работают по определенному графику. То есть ты можешь прийти и покушать с часу до трех и с семи до… Понятное дело, время закрытия колеблется. Насколько я понимаю, именно в эти сроки завозят свежие продукты. При этом рестораны очень дорожат своей репутацией. Еще, помнится, на заездах перед матчами все игроки кушали за одним большим столом. Приходили в столовую вместе. Вместе и уходили. То есть ждали, пока доест последний. Потом капитан спрашивает: «Ребята, все хорошо? Все поели?» И только тогда мы вставали. Так вот, массажист обходил стол с бутылкой вина. Кто хотел, мог выпить бокал. Совершенно спокойно, при тренерском штабе. Для итальянцев это нормально, так принято.

    — Прием пищи за общим столом. Еще какие-то обычаи?

    — В принципе, заезды у нас были такими же, как и в Беларуси. Собирались за день до матча… Правда, все же имелись отличия. Итальянцы ведь модники. Мы в Беларуси едем на игру сразу же в спортивных костюмах. В Италии по-другому. Сперва мы приезжали на стадион. В своих вещах — джинсах, свитерах, кедах. Менеджеры по экипировке успевали до того разложить наши спортивные костюмы, сумки и прочее. Игроки оставляли свои цивильные вещи в персональных шкафчиках, переодевались и двигали на базу. Машины охранялись на стадионной парковке. Потом, поварившись сутки на базе, возвращались на стадион перед матчем. После его окончания скидывали спортивные костюмы в большую такую корзину. Переодевались в свое — и ехали домой.

    Красная шуба, спасибо

    — В плане моды Италия тебя удивила?

    — Не сказал бы, что у меня был шок. Но многие тамошние игроки действительно уделяют своему внешнему виду очень большое внимание. Итальянцы не зря считаются законодателями моды. На первых порах некоторые наряды одноклубников казались мне смешными. Так уж им хотелось произвести впечатление. Но потом я понял, что это еще один местный культ. Такой же, как и еда. Каждому хочется выделиться, и это в порядке вещей. Если у нас кто-то оденется как-то нешаблонно, то люди среагируют странно. Я этого не понимаю. Оденешься со вкусом, так начинаются косые взгляды. Или еще разговоры про «звездную болезнь». Кстати, в Италии я даже не слышал этого выражения. У нас же звездная болезнь — универсальное объяснение всех бед.

    — А у них?

    — Давай на примере. Допустим, молодой парень выдает хороший сезон в Серии А. Но в следующем начинает сбоить. Итальянцы стараются разобраться в причинах происходящего. Почему? Что не так? Как решить проблему? А у нас «звездная болезнь» — и не надо копаться, напрягаться, искать подход к человеку.

    — Помнишь байку про первое появление Виталия Кутузова в Беларуси после подписания контракта с «Миланом»?

    — Что-то слышал.

    — Ну, рассказывают, как Кутузов прилетел из Милана в Минск в красной шубе.

    — :). Да-да, старшие товарищи по БАТЭ рассказывали. Но, на самом деле, пользуясь случаем, хочу сказать большое спасибо Виталику. Когда мне нужен был какой-то совет, я звонил ему. И Кутузов, человек, уже поигравший на очень серьезном уровне, без всяких претензий на какую-то звездность объяснял мне итальянскую жизнь. А что касается именно моды, то почему бы при наличии вкуса не купить себе вещи, которые нравятся?

    Аль Пачино, колючая проволока

    — Ты в первые приезды после подписания контракта с «Кальяри» возвращался вроде бы не в шубе. Но была заметна любовь к майкам с принтами Аля Пачино.

    — Ну, я же родился в Чижовке, детство провел в Серебрянке :). В районах Минска, у которых есть криминальная слава. Вот и нравится все, что связано с мафией :). А на самом деле мне просто приглянулся логотип. Потому я и купил себе несколько маек с принтом Аля Пачино. Это, конечно, выдающая личность. Но не мой кумир.

    — Расскажи про итальянскую мафию.

    «Видел, что к нам на тренировки приезжали серьезные люди, внешний вид которых давал понять, что к футболу отношения они не имели».

    — Не сталкивался. Но все ведь знают, что в Италии, к примеру, нет-нет да возникают скандалы о договорных матчах. Видел, что к нам на тренировки приезжали серьезные люди, внешний вид которых давал понять, что к футболу отношения они не имели. Хотя, ясное дело, обладали влиянием в городе. Мне, по крайней мере, так казалось. Неаполь, кстати, — очень мафиозный город. А у «Кальяри» с тамошней командой крайне натянутые отношения. Матчи между ними — это всегда дерби. Когда мы прилетали в Неаполь, команду выводили из аэропорта через черный ход. Потому что на подъездах уже стояли толпы сумасшедших тифози, готовых разорвать любого человека, причастного к «Кальяри». И это за день до игры!

    — А после?

    — После игры тоже был случай. Проводили домашний матч с «Наполи». У команды был достаточно неудачный отрезок выступлений. Матча три не побеждали. Все очень серьезно настраивались на дерби. Болельщики требовали победы. Идет 92-я минута матча. 0:0. Мы зарабатываем довольно перспективный штрафной, но разыгрываем его бездарно. Контратака — и Лавесси забивает. «Наполи» побеждает 1:0. Все злые. Я тот матч отсидел на лавке. Стадион покидал одним из первых. Быстренько помылся, сел в машину, только выезжать, меня останавливает охранник: «Подожди». — «Что случилось? Почему?» — «Возле транспортных ворот собралась толпа наших болельщиков». Они были недовольны результатом и требовали объяснений от команды. И пока не вышли капитан и главный тренер, ничего не разрешилось. После разговора с тифози атмосфера успокоилась. Только тогда игроки разъехались по домам.

    — Можешь себе представить что-то подобное в Борисове?

    — Мне кажется, БАТЭ показывает такие результаты, что у болельщиков есть причины гордиться командой. Конечно, если что-то будет не так, фанатское недовольство вероятно. Но я думаю, что разговор с командой будет проходить не в такой радикальной форме, как в Италии. Тамошние фанаты действительно постоянно чем-то разъярены. Я никогда не забуду гостевой фан-сектор на стадионе «Кальяри». Он представлял собой натуральную клетку. Колючая проволока везде. Сектор был закрыт, как граница.

    — Насколько можно понять, так заведено, что от болельщицкого мнения в Италии зависит очень многое. Лично тебя оно как-то трогает?

    — Кстати, мне недавно задали похожий вопрос. То ли собеседник меня неправильно понял, то ли еще что. Получилось нехорошо. На самом деле, развивая эту тему в предыдущем интервью, я имел в виду людей, которые оскорбляют спортсменов или команды. Конечно, их мысли мне неважны. А к мнениям болельщиков могу прислушаться. Понятно, когда ты играешь хорошо, тебя будут хвалить. Когда нет, критиковать. Но если человек не критикует, а откровенно оскорбляет команду, мне кажется, он далеко уже не болельщик. Это что-то странное. Банально и всем известно: болельщики должны с уважением относиться к спортсменам, а спортсмены отвечать взаимностью. То же самое в обратную сторону. Все же спорт без болельщиков вообще не имеет смысла.

    Бред, стильная команда

    — Как-то мы от моды ушли к фанатам. После Италии ты покупаешь одежду в Беларуси?

    — Честно, пока не довелось. Был в белорусских магазинах, но ничего не покупал. Тем более недавно слетал в Италию на три денька, так что закупился нужным. Да и в Минске я всего полгода после возвращения. К тому же могу сказать точно: если вещь качественная, то ценник в Италии по сравнению с Беларусью будет в разы выгоднее. При возможности лучше одеваться за границей.

    — Ты шопоголик?

    — Не сказал бы. У меня адекватное восприятие денег. Сам ведь из обычной семьи.

    — Чем занимаются твои родители?

    «Мама работает в кондитерской отрасли, у папы инженерно-техническое образование. Простая семья».

    — Мама работает в кондитерской отрасли, у папы инженерно-техническое образование. Простая семья. С одной стороны, понимаю, что не в одежде счастье. А с другой, живем мы только раз. Так что если хочется, надо себя радовать. Все зависит от настроения. Но снова-таки в этом отношении я адекватен. Не буду стремиться к чему-то, если это мне не по карману.

    — К чему, например?

    — Допустим, я хочу себе более дорогой автомобиль. Но понимаю, что пока не могу себе это позволить. И мне не сносит крышу, как некоторым. Знаю многих людей, которые, к примеру, могут купить себе брендовый аксессуар, а потом месяц недоедать. Это бред.

    — Так а кто самый модный в БАТЭ?

    — Самый модный в БАТЭ… Да много у нас стильных ребят, все со вкусом. Но самый модный я :). Егор Филипенко старается угнаться за мной, Димка Бага. Главный тренер у нас очень стильный, руководитель клуба ему соответствует. Вообще, у нас стильная команда :).

    — В Италии вы приезжали на стадион в цивильном?

    — Это не были костюмы. Нам выдали обувь — что-то между кроссовками и туфлями. То есть стильно, но удобно. Брючки, рубашка и джемпер. Все были одеты одинаково. Симпатичный такой casual.

    — Как считаешь, в Беларуси стоит вводить подобную практику?

    — На самом деле, в Италии есть традиция. Прилетел, добрался до гостиницы, тебе принесли костюм. Надел его на игру, потом скинул. Это удобно. А если у нас надеть цивильный костюм и ехать в нем пять часов до Бреста, так какой смысл?

    — Ну, а тот же удобный для носки casual?

    — Ну, для еврокубков в БАТЭ шили костюмы.

    — Но ведь в прошлом году использовали спортивные?

    — В спортивном удобно летать. А вообще, двоякая ситуация…

    Нейрохирургия, 4-3-1-2

    — Италия — Мекка футбольной тактики. Насколько сложно было привыкнуть к этому?

    — Понять футбольную теорию без знания языка очень тяжело. Нужно действовать на автомате, схватывая всю информацию на лету, иначе ничего не получится. Языковой барьер в тот момент делал свое дело. Не сказал бы, что изучение давалось мне тяжело. Но, понятно, требовало времени. Нельзя выучить итальянский за пять месяцев. Нужны время и практика. Изъясняться я смог месяцев через семь после приезда. И, надо понимать, и тогда, и сейчас я не мог говорить на итальянском о нейрохирургии. Но все футбольные термины были освоены. Спортивную прессу читаю совершенно спокойно, понимаю все. Хотя недавно стал замечать, что в отсутствии практики мой итальянский ухудшился. Если раньше, созваниваясь со своими друзьями, говорил на автомате, то сейчас подбираю слова.

    — Кстати, говорилось, что ты приехал в Бельгию, подписал долгосрочный контракт, но отказался учить язык.

    — На самом деле бельгийцы в плане языков — люди уникальные. Практически каждый житель страны разговаривает на трех языках — английском, французском и фламандском. Выбирая, я остановился на английском. Все-таки какая-то языковая база была заложена еще в школе. И, кстати, за время, проведенное в «Зюлте-Варегем», подтянул английский достаточно серьезно. И сейчас спокойно могу объясняться.

    — И все-таки тактика.

    — До переезда в Италию привык к 4-4-2. Так играли и БАТЭ, и практически все юношеские сборные. На новом месте столкнулся с 4-3-1-2. В принципе, сейчас по этой схеме играет БАТЭ. Не сказал бы, что пришлось архисложно. Просто нужно было понять, кто какую зону закрывает, кто кого страхует.

    — В «Кальяри» тебя рассматривали как нижнего опорника?

    «Аллегри объяснил, что центральный полузащитник в Италии — это как вино. Чем больше лет, тем лучше».

    — Да. Но на этой позиции играл капитан Даниеле Конти. Это имя для Серии А, это имя для города. Человек провел 12 сезонов в «Кальяри». И сейчас он подписал новый контракт. В свои 34 года. Человек просто неприкасаемый. Иногда, чтобы я получал больше игровой практики, Аллегри ставил меня одним из двух верхних опорников. Поэтому на любой из этих позиций я, в принципе, чувствую себя комфортно. Помню, однажды ко мне подошел Аллегри. Говорит: «Я вижу, ты нервничаешь. Что случилось?» Я начал объяснять, насколько мне хотелось приехать, все быстро доказать и сразу же заиграть. Аллегри в ответ: «Спокойно. Работай, понимай нюансы. Ты молодой. Людей твоего возраста в основных составах команд Серии А очень мало». Аллегри объяснил, что центральный полузащитник в Италии — это как вино. Чем больше лет, тем лучше.

    — Можно сказать, что в Италии тебе понравилось больше всего?

    — Не хочу сказать, что в Бельгии было плохо. Но как-то все навалилось: смена тренера, язык, прочее. Хотя Бельгия представляла собой прекрасную площадку для перехода в более сильный чемпионат. Но сложилось так, как сложилось. Я ни о чем не жалею. Рад, что оказался в БАТЭ. Команда сейчас на таком уровне, что ничем не хуже, а может, и лучше моих предыдущих. БАТЭ стал европейским клубом, в котором все отлажено на уровне мелочей.

    — Что тебе понравилось в Бельгии?

    — Атмосфера на стадионах понравилась в Бельгии даже больше, чем в Италии. Честное слово. Да, есть гранды вроде «Милана». На лидеров люди ходят. На остальные команды аншлагов не собирается. И 15 тысяч зрителей, которые в Беларуси воспринялись бы как событие, смотрелись на огромном стадионе довольно бедно. А в Бельгии все компактно. Стадионная вместимость плюс-минус 10-15 тысяч. Каждый матч — биток. Поэтому играть было приятно. Получал удовольствие, выступая на чисто футбольных аренах.

    Свое мнение, мамины драники

    — Сразу после подписания контракта с БАТЭ ты сказал, что у тебя очень серьезные планы на скорый сезон. Можешь пояснить?

    — Все очень просто. Мне действительно охота качественно отработать предсезонку. Считаю, от этого зависит очень многое. Несколько последних лет я толком не играл, выглядел не так, как хотелось бы. Меня достаточно критиковали. На самом деле, я видел объективные причины не лучшего своего выступления. Но все равно неприятно, когда про тебя пишут плохо. Потому хочется доказать свою способность играть хорошо и провести свой лучший сезон.

    — Давай зацепимся за слово «пишут». Что скажешь об освещении футбола в Италии и Бельгии?

    — Италия тут на первом месте. Стоит выйти куда-нибудь, тебя сразу же сфотографируют. На следующий день снимок будет опубликован в газете. Все делается оперативно. К тому же итальянцы очень въедливы. Из игры берутся спорные и провокационные моменты. И они целый вечер сидят в своих студиях, смакуя их, обсуждая. И главное — у каждого из гостей есть свое мнение. Что до Бельгии, то там футбольное освещение тоже на очень высоком уровне. Приезжаешь на игру, а тебя уже ждут телевизионщики. Снимают, как команда выходит из автобуса, какая атмосфера царит в раздевалке перед матчем.

    — А в Польше?

    — Хорошие, кстати, были времена. Очень сильная команда с замечательным коллективом. Мне очень понравился тренер «Вислы» Роберт Мааскант и его человеческие качества. Ко мне он относился искренне. А в плане внимания к футболу Польша меня даже удивила. Столько листовок, плакатов и растяжек я не видел больше нигде. Город был ими заполонен. Клубные менеджеры создавали культ команды. В тот момент «Висла» была очень популярна. Столько маек, мячей и плакатов, как в Польше, я не подписывал больше нигде. Раздал автографов больше, чем за всю предыдущую карьеру. И атрибутика подписывалась, хочу подчеркнуть, всеми игроками. Перед тренировкой заходишь в видеозал. А там горы клубных маек, которые нужно подписать. Запомнились встречи с болельщиками. Я за полгода побывал на трех подобных. Очень понравилось. Люди приходили тысячами. У меня остались очень сильные впечатления.

    — Слушай, а чего тебе не хватало в Европе?

    — Я был там один. Это очень непросто. А не хватало… Не хватало маминых драников :).

    — И вот теперь ты вернулся в Беларусь. И что?

    — С одной стороны, я этому очень рад.

    — А с другой?

    — А с другой, Европа есть Европа. Многие мне говорят, что там нужно было держаться до последнего и цепляться зубами за предоставленный шанс. Потому как второй такой возможности может и не быть. Но так сложилось. Я делал свой выбор в пользу дома осознанно. И в настоящий момент всем доволен и намерен принести максимальную пользу БАТЭ. Клуб постоянно растет, и можно расти вместе с ним. Мне нравятся амбиции руководителей и тренеров. И, считаю, это то, что мне нужно в данный момент.

    — Как долго проходили переговоры по твоему новому контракту?

    — Я бы не сказал, что переговоры получились простыми. Но в итоге был найден вариант, устроивший обе стороны.

    Жесткая позиция, «Don’t go, don’t go!»

    — Ты был капитаном молодежной сборной, которая в итоге стала олимпийской. Но в Великобританию не полетел. Что скажешь?

    — Знал, что будет этот провокационный вопрос :).

    — Он не провокационный, он жизненный.

    — У меня достаточно жесткая позиция по этому поводу. С ребятами из молодежной сборной мы очень многое прошли вместе и, считаю, добились очень серьезного результата для страны. Отчетливо помню, как перед матчем со швейцарцами на Евро Георгий Петрович сказал нам: «Ребята, ну кого мне брать, кроме вас? Некого брать. Нужно сделать общее дело и выйти из группы». Может, я и не заслуживал поездки на Олимпиаду. На самом деле в тот момент я переживал не лучший период своей карьеры. Согласен. Но были люди, которые играли во время определения олимпийского состава, люди, которые отдавали в Дании все силы для квалификации на Игры. И эти ребята в итоге не попали в Великобританию. Оттого и жесткость моей позиции. Ведь в нашей «молодежке» установились настоящие мужские отношения. Когда я узнал итоговое решение тренерского штаба олимпийской сборной, со мной не случилось ничего страшного. Ни злости, ничего такого. Я даже улыбнулся. В жизни так бывает. Все просто. Тренеру решать, ему и отвечать за результат.

    — То есть тебе до объявления решения никто не звонил?

    «И это самое обидное. Считаю, каждый из ребят, которые выступали в Дании, заслуживал звонка от Кондратьева».

    — И это самое обидное. Считаю, каждый из ребят, которые выступали в Дании, заслуживал звонка от Георгия Петровича. Не требовалось никаких глубоких объяснений. Можно было сказать по-простому, мол, так и так, я где-то что-то обещал, но теперь пересмотрел свое мнение, и люди, которые поедут, реально сильнее вас, они сделают результат. Но звонков мы не дождались… Конечно, в некоторой степени обидно. Но, как говорится, на обиженных воду возят, поэтому нужно продолжать работать. И все. Уверен, все мы были честны, делая свою работу в Дании. «Молодежка» славилась своей сплоченностью, командным духом, единением. Мы грызли землю друг за друга, так и добивались результата. На Олимпиаде его не получилось. Да, есть решение тренера, которое, так уж повелось в футболе, не обсуждается. Но никто не запрещал мне иметь свое мнение по этому поводу. Вот и все.

    — Виделись с Кондратьевым после объявления олимпийского состава?

    — Нет.

    — А что будет, когда увидитесь?

    — Мне и самому интересно… Да на самом деле, что может случиться? Ничего. Вода утекла. Тема заиграна. Настал новый год, нужно думать о будущем.

    — Сплошной мрачняк. Давай как-то развеселим эту тему.

    «Бука ведь говорит очень быстро, плюс в тот момент матерился страшно. На всю Данию».

    — Дома недавно наткнулся на папку с фотками той «молодежки». Они были сделаны по прилете с Евро. После общения с руководителями федерации, журналистами и болельщиками в аэропорту мы чуть-чуть отъехали и остановились на полянке. Устроили небольшой пикник с родными и близкими. И фоткались. Когда просматривал получившиеся фотки, меня накрыла приятная ностальгия.

    — У вас ведь была очень веселая команда, пережившая огромное количество историй.

    — Не знаю, как  будет читаться в пересказе, просто нужно было это видеть. В Дании ехали на тренировку. И кто-то спрятал бутсы Никиты Букаткина. Я, если честно, уже не помню, кто именно. Вся команда уже вышла из автобуса. Последним появляется босой Бука. Мы ржем.  Водитель уже хочет уезжать. Кажется, женщина тогда нас везла. Никита на ломаном английском начинает что-то лепетать: «Sheff, stop. Don’t go, don’t go!» А она ничего не понимает. Егор Филипенко начал на телефон снимать. Никитос перевернул в итоге весь автобус. Мы стоим, ржем рядом. Бука злой, орет на нас. Мы говорим: «Никита, это не мы. Мы видели, что там пацаны, когда брали мячи, кинули твои бутсы в багажник». Водитель показывает Буке, что пора ехать. И Никита уже переходит на чистый русский: «Подожди, подожди». Начинает открывать все багажники. А Бука ведь говорит очень быстро, плюс в тот момент матерился страшно. На всю Данию. Потом пацаны все-таки отдали ему бутсы. Он на нас всех обиделся чуть-чуть, но такая была команда. Мы не со зла. И теплые отношения сохраняем до сих пор.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы