Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «С Гончаренко не успели поговорить»

    Виктор Гончаренко, который то нервничал, то смеялся. Опоздавший Александр Гутор и агент Олег Еремин, не верящий в искренность борисовчан. Стеснительный Сергей Ильич и отсутствие окончательного решения. Goals.by наблюдал за тем, как в Доме футбола проходило заседания комитета по статусу и переходам по делу «Гутор vs БАТЭ».

    Александр Гутор пока не хочет играть в БАТЭ
    Александр Гутор пока не хочет играть в БАТЭ
    HutorАлександр Гутор пока не хочет играть в БАТЭ Надежда Бужан

    Виктор Гончаренко, который то нервничал, то смеялся. Опоздавший Александр Гутор и агент Олег Еремин, не верящий в искренность борисовчан. Стеснительный Сергей Ильич и отсутствие окончательного решения. Goals.by наблюдал за тем, как в Доме футбола проходило заседания комитета по статусу и переходам по делу «Гутор vs БАТЭ».

    Виктор Гончаренко скучал у окна в Доме футбола. В этот момент в холле были только он и вахтер. До начала заседания комитета по статусу и переходам по «делу Гутора» оставалось «всего-то» 40 минут.

    Показалось, Виктор Михайлович нервничал. Он постоянно что-то искал в телефоне, кому-то звонил. Даже запретил себя снимать крупным планом. В общем, все указывало на отсутствие спокойствия в душе главкома.

    Настроение коуча слегка улучшилось, когда в Дом футбола вошел генеральный директор БАТЭ Михаил Деменцевич. И не только потому, что вдвоем веселее. Просто сам Михаил Михайлович излучал оптимизм и жизнерадостность. Он даже попозировал немного нашему фотографу.

    Отстаивать интересы БАТЭ помимо тренера и гендиректора приехал клубный юрист Юрий Колонтай. Тройка уединилась наверху и живо что-то обсуждала.

    Видимо, что-то ободряющее. Со временем даже Виктор Гончаренко заулыбался, начал шутить. В общем, его душа умиротворилась.

    Перед началом заседания всю прессу настойчиво попросили удалиться из коридора, где футбольные люди томились в ожидании.

    — Приказ начальства, — ответил на возмущенные возгласы пресс-атташе федерации Александр Томин. — Ожидайте в холле.

    ***

    Уж время близилось, а Гутора все не было… Шутка ли, пропустить мероприятие, на котором решается твоя судьба. Справедливости ради стоит отметить, что комитет по статусам и переходам первым делом решал менее медийные вопросы. Тройка из Борисова обитала на коридоре, ожидая своей очереди. Александр Гутор в компании со своим агентом влетел в Дом футбола, когда представители БАТЭ были приглашены на заседание. Влетел и тут же скрылся за заветными дверями.

    Описывать процесс подпирания стен федерационного здания во время ожидания не будем. Скажем только, что заняло это довольно много времени.

    ***

    Двери методкабинета (а именно там и проходили разборки) отворились. Специалисты начали выходить.

    — А что комментировать? Нам дали время примириться, — бросил на ходу Михаил Деменцевич.

    Это была ключевая фраза дня. По решению комитета стороны получили недельный срок, чтобы завершить дело мирным путем. Тем не менее несколько вопросов представителю клуба задать очень хотелось. В виду отказа Деменцевича и досрочного отъезда Виктора Гончаренко позицию клуба пришлось пояснять юристу Юрию Колонтаю.

    — Много споров ходит вокруг этих самых 10 процентов матчей. Главный вопрос — учитываются ли матчи за сборную или нет.

    — Вопрос о включении конкретных матчей в расчет 10 процентов решается каждый раз индивидуально. Учитываются возможные причины, по которым игрок даже теоретически не мог принимать участие в играх за клуб. Я говорю о случаях, когда согласно регламентирующим документам возникают ситуации, оправдывающие со спортивной точки зрения тот факт, что игрока не выпускали на поле регулярно. Безусловно, вызовы игрока для участия в матчах за сборную не позволяли это делать. Тем более регламент уточняет, что в данном случае игрок не имеет права играть за свой клуб без специального решения федерации. А объективность этих доводов будет рассматриваться на заседании комитета.

    — БАТЭ хочет сохранить Александр Гутора?

    — К сожалению, я не уполномочен озвучивать позицию клуба. Но, в первую очередь, мы говорим о том, что Гутор команде нужен. Однако окончательное решение будет приниматься с учетом мнения игрока и заинтересованных сторон. Для этого нам и был предоставлен недельный срок.

    — Вы рассчитывали во вторник все закончить?

    — Не буду комментировать решения комитета. Я изначально полагал, что дело будет очень непростым.

    Трудно было определить состояние души представителей борисовской стороны. Общение с ними было практически мимолетным. А вот Гутор со своим агентом были более веселыми и позитивными.

    — Заседание прошло неплохо, — рассказывает Олег Еремин. — Комитет пришел к решению дать нам время, чтобы попытаться мирным путем урегулировать конфликт. Если не удастся, все решится на повторном заседании.

    — Ваша позиция понятна, а чего хочет БАТЭ?

    Олег Еремин: «Прозвучало, что клуб хочет оставить Сашу. Но пока это звучит не совсем искренне для нас. Особенно после прошлого сезона».

    — Прозвучало, что клуб хочет оставить Сашу. Но пока это звучит не совсем искренне для нас. Особенно после прошлого сезона.

    — А Саша хочет остаться в БАТЭ?

    — На данный момент нет.

    — Есть варианты продолжения карьеры?

    — Мы пока варианты не рассматриваем, а решаем вопрос, касающийся ухода из БАТЭ. А уж следующим шагом будут поиски команды.

    — Уход инициирован по пункту регламента о наигрыше менее 10 процентов матчей клуба. Вы изучали другие подобные случаи?

    — Конечно. Изучали практику кассационной инстанции. Знали, как и что будет проходить. Мы были готовы.

    — Многие говорили, будто бы Гутору вы подсказали этот пункт…

    — В принятии решения я не участвовал. Мои функции вспомогательные. Я консультирую, объясняю, рассказываю, чем это грозит и как все можно сделать. Но ключевые решения принимает сам футболист в зависимости от того, какую информацию он получает от меня, от друзей, от футболистов и тренеров.

    Сам голкипер также излучал спокойствие и уверенность. Да что там уверенность. Гутор даже улыбался.

    — Как давно созрело решение расстаться с БАТЭ таким способом?

    — У меня было 15 дней, чтобы обдумать все. Принял решение в последний день этого срока.

    — Сам изучал регламент или кто-то подсказал, что есть такой пункт?

    — Подсказали. Я же не юридический человек. Но на меня никто не давил: ни родные, ни близкие. Я сам принимал решение.

    — Много писалось и говорилось про то, что ты прятался от клуба и не выходил на связь, когда тебе звонили.

    Александр Гутор: «Я был на отдыхе в Доминикане. А именно в тот день я был на экскурсии и никак не мог поднять трубку. Ну, и нельзя забывать о том, что разница во времени с Беларусью составляет семь часовых поясов».

    — Я был на отдыхе в Доминикане. А именно в тот день я был на экскурсии и никак не мог поднять трубку. Ну, и нельзя забывать о том, что разница во времени с Беларусью составляет семь часовых поясов.

    — Если в итоге ты не выиграешь, что будешь делать?

    — Пока об этом не думаю. У нас есть неделя. И пока рано говорить, останусь ли в БАТЭ.

    — Тебе понятна позиция БАТЭ?

    — Понятна. Я не отрицаю, что клуб вложил в меня много всего. Но и я тоже немало внес в развитие команды.

    — Как ты пообщался с Виктором Гончаренко?

    — Мы не успели поговорить.

    — А после возвращения из отпуска было общение?

    — Это не для прессы.

    К сожалению, вытянуть хоть слово из уст председателя комитета по статусу и переходам Сергея Ильича не удалось.

    — Все комментарии после второго заседания, — отрезал работник федерации и скрылся… в чужом кабинете, принадлежащем работнику департамента по управлению соревнованиями Сергею Витушко. Настоятельные просьбы хозяина не сломили Ильича.

    Что ж, ждем 22 января. Именно на эту дату назначено повторное заседание.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.