Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Павлов — это голова-компьютер»

    У города Белыничи впечатляющий футбольный КПД. При населении 10 тысяч сразу два игрока вызываются в национальную сборную Беларуси (Александр Павлов и Павел Пласконный). А ведь есть еще ребята, которых привлекают в молодежку. Этому факту страна во многом обязана энтузиазму Сергея Алексеевича Зайковского. Тренер рассказывает о поле с кочками, сломанной тумбочке и крутых машинах воспитанников. Корит себя за то, как Павлов играет головой. А также не оставляет попыток добиться помощи от АБФФ.

    В Белыничах легко узнать о визите Пласконного и Павлова по их крутым машинам
    В Белыничах легко узнать о визите Пласконного и Павлова по их крутым машинам
    Pavlov_plaskonniyВ Белыничах легко узнать о визите Пласконного и Павлова по их крутым машинам fcbate.by

    У города Белыничи впечатляющий футбольный КПД. При населении 10 тысяч сразу два игрока вызываются в национальную сборную Беларуси (Александр Павлов и Павел Пласконный). А ведь есть еще ребята, которых привлекают в молодежку. Этому факту страна во многом обязана энтузиазму Сергея Алексеевича Зайковского. Тренер рассказывает о поле с кочками, сломанной тумбочке и крутых машинах воспитанников. Корит себя за то, как Павлов играет головой. А также не оставляет попыток добиться помощи от АБФФ.

    «Тренировал бесплатно»

    — Говорят, в Белыничах существует футбол только за счет вашего энтузиазма.

    — Не согласен. Белыничи и футбол — понятия, которые постоянно были рядышком. Сергей Пласконный, отец Павлика, к примеру, играл в союзной лиге. То есть еще до меня слово «футбол» для городского поселка не было пустым звуком. Многие ребята вылезали непонятно как и чего-то добивались.

    — А вы как оказались в тамошних краях?

    — Во-первых, я в Белыничах родился. Во-вторых, меня распределили в родной город после окончания Могилевского пединститута в 1988 году учителем физического воспитания. Меня устроил этот вариант. Сам я не очень стремился стать футболистом. Да и толком заниматься было негде.

    — Зато стали тренировать.

    — Первым моим «большим» воспитанником можно считать Дмитрия Парфенова, который выиграл Кубок Беларуси в составе витебского «Локомотива». В свое время я показал парня Валерию Ивановичу Стрельцову. Он-то и помог Парфенова устроить в училище олимпийского резерва. Потом появились Павлов и Пласконный. Теперь вот Александр Селява растет. Еще в «молодежку» Юрий Ковалев вызывается. Признаться, поначалу не было такой глобальной мысли — растить детей для национальной сборной Беларуси и для ведущих белорусских клубов.

    — Тогда зачем вы тратили свое время?

    — Мне просто было интересно возиться с ребятами. Могу находить с ними общий язык. Сходить в поход, посидеть у костра, разбить палатки и так далее. То есть могу легко спуститься на их уровень. Надеюсь, детям тоже интересно, раз они ко мне приходят. Плюс получал истинное наслаждение, когда ехал с командой в Могилев и мы на равных сражались с местными ребятами, которые серьезно занимались футболом в областном центре. В тот момент понимал, значит, что-то получается в этом деле.

    — Что значит заниматься на общественных началах?

    — То и значит. Я работал в школе, а вечером просто собирал ребят, и мы занимались.

    — Бесплатно?

    — Ну да. Это позже пошел на одну маленькую хитрость, когда значился в местной ДЮСШ учителем ОФП, а занимался футболом. И вот там уже был оформлен на полставки. И еще за туризм отвечал, но в это время тоже занимался с детьми футболом.

    — За чей счет ездили на турниры?

    — А турпоход у нас был поездкой на турнир. Многое, конечно, ложилось и на мои плечи. Как-то выживали, в общем.

     — И так всю жизнь?

    — Кто по-настоящему мне помог, так это наш многопрофильный центр «Ветразь». Сюда же пришел тренировать и Сергей Пласконный. К слову, сейчас нас уже четыре тренера. Так вот центр «Ветразь» спас в том плане, что мне хоть где-то можно было официально работать и получать зарплату. Пусть и значился просто руководителем кружка.

    «Когда вижу, что у Саньки Павлова не очень получается головой бить, корю себя»

    — И как работалось?

    — Условия были абсолютно никакие. Холодный зал, один мяч. А это проблема. Вот сейчас, когда вижу, что у Саньки Павлова не очень получается головой бить, корю себя. Понимаю, что мое упущение. Хотя ну как можно было этому научить одним мячом? На самом деле, сейчас, когда отматываю время назад, даже не понимаю, как можно было в таких условиях вырастить игроков национальной сборной. 

    — Что в таком случае помогло?

    — Привилегия заключалась в том, что Павлов и Пласконный играли абсолютно против всех возрастов. Даже с теми, кто на два-три года старше. Я осознанно на это шел, потому что видел, что из ребят должно что-то вырасти. Они постоянно играли. Мне кажется, теперь в спортивных школах никто из детей не проводит столько матчей, сколько было у моих парней. Причем с серьезным соперником. За Могилев бегали Быченок, Матвеенко, Гаврюшко. Тоже достойные ребята теперь. Так и росли, бесконечно играя.

    — И сколько проводили матчей за месяц?

    — Иногда и до 15 доходило. Но это летом, зимой в зале в основном играли.

    — Как поле в Белыничах?

    «У нас же пока на поле игрок думает, куда от кочки полетит дальше мяч, а не какое движение ему сделать самому для обострения эпизода».

    — Хорошее. Только вот газон должен быть идеальным. Это, конечно, моя мечта. Ведь в нынешних реалиях на огороде мастера не вырастишь. Все мы видим, насколько быстрым становится футбол. У нас же пока на поле игрок думает, куда от кочки полетит дальше мяч, а не какое движение ему сделать самому для обострения эпизода. Мне учить детей становится сложнее.

    — Как это можно исправить?

    — Вот федерация раздает поля, точнее, искусственные мини-площадки. Почему одну не выделить Белыничам? Тем более мы готовы выполнить любые условия. Странно получается. Мы ведь и письма в БФФ писали. Может, нас не слышат, или мы плохо говорим? Хотя представительство наших футболистов в сборной страны лучше всего должно говорить о том, что в Белыничах что-то да есть. Да, 20 лет работал я и без этой помощи, но теперь, действительно, становится сложнее. Возможно, прочитают мои слова на вашем сайте, дадут хотя бы пять мячей нам.

    — Это основная проблема?

    — Нет, главная беда — передача детей в вышестоящие звенья. Если игрок из Могилева на три головы выше остальных, то его сразу могут забрать на следующий уровень. А если паренек из Белыничей такой же, его не берут. Даже Павлова с Пласконным подхватили только в 15 лет, когда они уже в десятый класс пошли. Сейчас этот возраст расценивается как поздний. Помню, как показал ребят первый раз Стрельцову. Он, посмотрев на их скромное телосложение, сказал: «Как долго ждать!» Но Валерию Ивановичу стоит сказать огромное спасибо. Он в итоге помог ребятам устроиться в жизни. При этом проблема до сих пор сохранилась. Передавать детей некуда. Многие таланты так и остаются в Белыничах. Это проблема могилевского футбола. В областном центре считают, что могут обойтись своими кадрами. Не всегда найдется человек, который поможет ребятам раскрыться. Это беда.

    — Вам есть о чем жалеть?

    — Отчасти. Мне кажется, люди, которые всю жизнь посвящают себя футболу, здорово теряют финансово. Мои одногодки уезжали в Москву на заработки, а я был привязан к футболу и детям. Не мог их бросить. Я к тому, что детским тренерам совсем не помогают. Единицы могут себе позволить исключительно тренировать детей и хорошо жить.

    — В чем все-таки особенность белыничского футбола?

    — Мы забираем всех одаренных мальчишек в городе. У нас не такой большой выбор секций. Мы не переживаем, что самый талантливый мальчик пойдет не в футбол.

    — А как же гандбол? Есть неплохая команда «Друть».

    — Там играют девочки. И вообще гандбол у нас развит только женский. Так что получается, что у нас нет конкурентов.

    «Когда Павлов забил «Баварии», тумбочку сломал»

    — Давайте подробнее поговорим о ваших известных воспитанниках. Чем выделялись Пласконный и Павлов?

    — Они немного разные. Павлов — это голова-компьютер. Ему было дано природой умение мыслить на поле. Что касается Пласконного, так он у меня всегда играл в полузащите. Я вообще с каждым годом убеждаюсь,  что маленького ребенка нельзя целенаправленно ставить в защитную линию. Может пропасть охота играть в футбол. Да и в оборону можно в любой момент вернуться. Павлик же очень хорошо играл в полузащите. И еще удар выделил бы у Пласконного. Это было что-то запредельное. Мы когда нормативы сдавали, я поражался, как он так может приложиться. Голы с середины поля — обычное дело.

    — Что с характерами?

    — Очень целеустремленные. Видно было, что они хотели попасть в большой футбол. Плюс еще отличниками были. Это тоже важный фактор в становлении футболиста.

    — Александр Павлов заметил, что в Белыничах его бы не узнавали все подряд, если бы он приехал на малую родину. Это правда?

    — Конечно, тут у людей другие заботы — проблема выживания стоит острее, чем футбол. Правда, с Саней немножко не согласен. Когда они к нам приезжают в гости, полные трибуны людей приходят на них посмотреть. Мы тут встречаем их с Пашей, как героев. Проводим товарищескую встречу и так далее.

    — Здорово.

    — Еще одно мое желание — привезти чемпионский Кубок в Белыничи. Наверное, стоит обратиться к Павлову и руководству БАТЭ. Это очень красиво, когда приезжает наш воспитанник с такой наградой. Уверен, сотни мальчишек придут на это посмотреть. На самом деле, БАТЭ уже немножко помог. Саня привез как-то печатную продукцию. Мы раздали детям тетрадки, календари. Мелочь, но нам было очень приятно.

    — Часто воспитанники к вам приезжают?

    — Конечно. Пласконный как приедет в наш городок, так его все замечают. Больше же нет ни у кого такой крутой машины. У Саньки тоже заметный автомобиль. Если бы еще тренер за ними ехал на чем-то похожем, вообще красиво было бы. Но он пока на велосипеде. Ничего страшного. Подрастем.

    — Вы наверняка смотрели матч БАТЭ – «Бавария».

    — Ну конечно.

    — Когда Павлов открыл счет, ваши эмоции?

    «На самом деле, когда смотрю на игру Саши Павлова, будто сам на поле выхожу».

    — Так, попрыгал немножко. Тумбочку сломал, правда. Ну, ничего страшного. Появился повод ее заменить. На самом деле, когда смотрю на игру Саши, будто сам на поле выхожу. Очень переживал за Павлова, особенно когда он только начинал в БАТЭ. Боялся за его ошибки. Так как в основном его передачи — это обострение. Иногда Саша показывает даже заумный футбол. Он просчитывает игру на много ходов вперед. Поэтому может так получиться, что партнер его не поймет и не успеет открыться. Выходит ошибка, и вижу, что на следующую игру он уже не в старте. Обидно было.

    — Павлов — прямо чудо-футболист.

    — Однозначно. Прошлый сезон вообще был самым лучшим для него. Я даже не волновался, что его не будут выпускать на поле. Это было бы во вред команде. Он чудеса творил на поле. Только травма немного помешала. А вдруг именно Сани не хватило на матчах с «Валенсией»? Эх… Может, субъективно сужу, но это мое мнение. Надеюсь, он вернется на уровень прошлого сезона, а то и заиграет лучше.

    Фото в тексте: Анастасия Жильцова, Надежда Бужан

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.