Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Сначала дайте денег, потом тренироваться буду»

    Республиканский центр олимпийского резерва по гандболу функционирует с 1968 года. Это, без сомнения, главная кузница кадров отечественного гандбола на данный момент. Когда в стране вид спорта потихоньку умирал, продолжая существовать скорее по инерции, в Минске еще пытались цепляться за воспитание резерва. И, возможно, лишь благодаря этому Юрию Шевцову сейчас есть из кого выбирать состав национальной сборной. Корреспонденты Goals.by побывали в альма-матер Сергея Рутенко.

    Директор РЦОРа по гандболу Леонид Назарук рассказал, как в свое время за воспитанника удалось получить автобус
    Директор РЦОРа по гандболу Леонид Назарук рассказал, как в свое время за воспитанника удалось получить автобус
    HandballДиректор РЦОРа по гандболу Леонид Назарук рассказал, как в свое время за воспитанника удалось получить автобус Анастасия Жильцова

    Республиканский центр олимпийского резерва по гандболу функционирует с 1968 года. Это, без сомнения, главная кузница кадров отечественного гандбола на данный момент. Когда в стране вид спорта потихоньку умирал, продолжая существовать скорее по инерции, в Минске еще пытались цепляться за воспитание резерва. И, возможно, лишь благодаря этому Юрию Шевцову сейчас есть из кого выбирать состав национальной сборной. Корреспонденты Goals.by побывали в альма-матер Сергея Рутенко.

    Расположился РЦОР на улице Филимонова в Минске — сразу за Московским автовокзалом и недалеко от Национальной библиотеки. К услугам юных гандболистов — старое здание с нестандартным залом, бассейном, тренажерным залом, баней/сауной. Напротив не так давно возвели два больших зала. Там тренируется много команд, вплоть до национальной сборной, проводятся соревнования.

    Учащихся в РЦОРе сейчас 560 человек. В группах спортивного совершенствования — 48 гандболистов, в учебно-тренировочных — 164, на стадии начальной подготовки занимаются 348 детей.

    Весь процесс обучения делится на три стадии: набор/отбор плюс начальный этап, дальше выбираются дети в учебно-тренировочные группы, в которых они занимаются два-три года, а в финале формируются группы спортивного совершенствования. Параллельно с этим функционируют спецклассы в разных районах Минска. Так детям даже удобнее: из разных концов столицы трудновато добираться на Филимонова, 55. Спецклассы есть в Московском районе, Первомайском, Фрунзенском, Заводском, Центральном и Ленинском, они функционируют на базе отдельных школ. Спецкласс — это определенный режим учебы с целью сочетания ее с тренировками. Ребятам, например, делается особое расписание: день у них начинается с тренировки, потом — уроки, затем — снова спорт. Так тренировки разводятся по времени.

    — Когда дети подбираются к выпуску, мы уже определяем ребят на их дальнейшую гандбольную жизнь. Многие играют за «Аркатрон», — рассказывает директор РЦОРа по гандболу Леонид Назарук. — Эту команду мы создали в 1995 году на базе нашего центра. Считаю, на то время, да и сейчас, это решение было правильным. Работаю здесь уже 27 лет. Из собственного опыта знаю, что наибольшее количество потерь случается при переходе из детского спорта во взрослый. Почему так случается? Пусть ребята и талантливые, но все команды стремятся к результату, а значит, места в основном составе они не получат. Никто не будет заниматься юношами, если нужны победы сегодня. И мы создали этот клуб, чтобы дать ребятам возможность еще немного пожить в детском гандболе, но уже потихоньку оббиваясь во взрослом. Кроме того, многие ребята поступают в университеты — а те, кто хочет учиться, делают это гарантированно. У нас хорошие отношения с БГЭУ, также парни идут в педуниверситет, БГУФК. Стараемся не оставлять воспитанников в переходный период.

    — Давно применяется практика создания спецклассов?

    — Да. Идея эта принадлежала мне, хотя в целом она и не нова, использовалась в других видах спорта. Помочь тренеру в организационных вопросах — уже полдела. Он благодаря этому не отвлекается на дисциплинарные моменты. Так даже ребята контролируют друг друга, у них одни уроки, задания. От лишних занятий по согласованию с директорами школ ребят освобождаем. Конечно, тут и ответственности больше, потому как нужно пристальнее следить за качеством отбора в такие группы. Ошибки, увы, случаются. Хотя я считаю, что все дети талантливы. Но часто ребята, показав результат на начальном этапе, теряются в дальнейшем. Может быть, не выдерживают конкуренции или утрачивают интерес. Таких мы не отправляем — они остаются заниматься, но делают это в большей степени для себя.

    В РЦОРе ныне работает с детьми 11 тренеров, еще 12 человек являются совместителями.

    — Почти все тренеры в нашем штате с категориями, — заявляет директор РЦОРа. — Только молодые ребята, которые приходят, не имеют ее. К сожалению, у них есть проблемы с заработной платой. Радует, что у нас нормальная федерация, которая в первые два года поддерживает молодых тренеров материально. Недавно читал, что в Минске самая низкая зарплата у работников образования, культуры и сферы оказания услуг. Мы в эту категорию попадаем. Надеюсь, нас сравняют с производственным направлением. Понимаю, что промышленность — это важнее, но и о здоровье нации нужно думать.

    — В начальные группы подготовки дети отбираются или туда попадают все желающие?

    Леонид Назарук: «Физруки в школах жалуются: основную группу не наберешь! Все они с предписаниями лечебной физкультуры».

    — Это вообще больная тема. На мой взгляд, государству нужно провести статистическое исследование проблемы. Ведь физруки в школах жалуются: основную группу не наберешь! Все они с предписаниями лечебной физкультуры. Если ребенок основными своими играми считает компьютерные — это ненормально. Люди миллионы лет эволюционировали, двигались, бегали, убивали мамонтов, а тут сели за компьютеры и стали заниматься только этим. И сегодня набрать в спортивную школу хороших ребят по антропометрическим данным и, самое главное, по состоянию здоровья — очень сложно. Слава богу, в Минске еще есть кого набирать — город немаленький. Мы же осваиваем сейчас новые спальные районы столицы, где много детей.

    О трудностях поиска детей рассказал Goals.by заслуженный тренер Республики Беларусь Владимир Азов:

    — Раньше дети, чтобы попасть в гандбольную школу, проходили тестирование, участвовали в подвижных играх, и если тренер видел какую-то изюминку в детях, приглашал заниматься. А сейчас, не глядя, есть ли у парня что-то от природы, берут всех, учитывая малое количество здоровых детей. Поэтому у нас не очень-то и получается на всех уровнях. Проблемы с левшами — вплоть до национальной сборной. Немаловажную роль играет личная инициатива тренера. Раньше, помню, тренеры ходили по школам, искали себе материал. А теперь молодежь сходит в пару ближайших школ — и достаточно. Ну как можно набрать полноценную группу таким образом? Хотя бы 10 школ нужно обойти! Олимпиада в Лондоне — это плоды нашей системы подготовки, которую нужно менять коренным образом во всех видах спорта. Раньше был лозунг: «От массовости — к мастерству!» Но в связи с тем, что у нас есть финансовые проблемы, нам нужно работать на качество, а не количество. Чем сейчас занимаются в школах на уроках физкультуры — не понимаю. Приходит парень — ни отжаться, ни подтянуться, ни пробежать не может… Потом и военкоматы плачут, что им некого в армию брать.

    — Что делать?

    — Нужна, на мой взгляд, государственная программа, которая бы хорошо финансировалась. Тренеров нужно стимулировать. Отдал воспитанника в сборную — получи премию. И не 20 долларов — а, наверное, чуть больше. Если бы тренер знал, что ему заплатят нормально, — уж искал бы по деревням «асилков». А так… Охота, рыбалка, раньше — в Польшу ездили на заработки.

    Впрочем, не только все трудно и грустно в детском гандболе в стране.

    — В последнее время у нас улучшились условия для тренировочного процесса, — подтверждает Владимир Азов. — Возведение двух новых залов — существенное подспорье. Старый зал — нестандартный, 36 на 18 метров (гандбольная площадка имеет параметры 40 на 20 — Goals.by). Мне сейчас 60 лет, и когда-то я сам тренировался в старом здании! Сейчас лучше дело обстоит с мячами, формой для учеников, есть автобус. Ездим в страны СНГ, ближнее зарубежье, участвуем в хороших турнирах. Игроки из выпускных классов играют в чемпионате Беларуси. У них есть свои календарные соревнования — от Министерства спорта и Министерства образования. Это дает толчок к развитию ребят. И поэтому в составе мужской национальной сборной РБ — 10 наших воспитанников.

    «Такого характера, как у Рутенко, ни у кого не видел»

    Выпускник, которым гордилась бы любая спортивная школа, — Сергей Рутенко. Нынешний капитан национальной сборной Беларуси и лидер «Барселоны» вышел из этих стен. На входе в новый корпус РЦОРа вас встретит его портрет.

    — Тяжело сейчас вырастить нового Рутенко? — интересуемся у Леонида Назарука.

    — Давайте не будем так конкретизировать появление звезды. Думаю, Сергей, прежде всего, вырос сам. Конечно, нам повезло, что он попал к нам. Но если бы Рутенко попал в другой вид спорта, он бы и там достиг чего-нибудь. А могло быть так. Когда-то его мама позвонила мне и спросила: «А как мне высокого мальчика отдать в баскетбол?» Я говорю: «Приводите его к нам, мы его устроим на баскетбол». А потом следом пришел и Денис. Все — дело случая. Нет универсального рецепта. Что такое звезда, из чего она состоит? Безусловно — из таланта, но если к нему не приложить усилий — желание, стремление, силу воли, тренерское мастерство, особенно на начальном этапе, — ничего не получится. На своем веку я видел и более талантливых ребят, чем Рутенко. Но такого характера, как у него, я не видел и близко. Поэтому Сергей и в «Барселоне».

    — Его отъезд в Словению в молодом возрасте помог ему в становлении?

    — Конечно! Тем более времена тогда были иные. Прежде всего — материальная ситуация другая. Когда мы создавали «Аркатрон», знаете, как платили игрокам? Создавали группу высшего спортивного мастерства и обеспечивали ее талонами на питание. Или, например, обменяли Лешу Усика на автобус. Финансово было тяжело. Мы не могли дать этим ребятам то, что требовалось для стабильного роста спортивного мастерства: у нас не было сильного чемпионата, отсутствовала должная фармакология, заработная плата. Наверное, учитывая и этот фактор, он решился уехать. Тем более было предложение — почему бы и не попробовать? 18-летний пацан, который не видел жизнь, окунулся в мир конкуренции и выжил в нем.

    — Сейчас вашим пацанам предложений из-за границы уже не поступает?

    Леонид Назарук: «Когда мы создавали «Аркатрон», нам легко было удерживать ребят, потому как вокруг еще не было столько финансовых соблазнов».

    — Сейчас другое время. Тогдашний уровень подготовки Рутенко можно сравнить с некоторыми нынешними игроками. Но кроме антропометрии есть еще и характер. Наверное, потому Камышику и не следует никаких предложений. Он теперь в СКА — пусть там им и занимаются. Еще такой момент. Когда мы создавали «Аркатрон», нам легко было удерживать ребят, потому как вокруг еще не было столько финансовых соблазнов. Мотивировали их, говоря: «Здесь вы учитесь жить, учитесь играть. Зарабатывать будете, когда научитесь». Сейчас же многие молодые гандболисты ставят вопрос заработной платы. Мы говорим: «Ребята, учитесь в университете, получайте профессию — так происходит в Америке — и играйте». Но нам отвечают: «Нет, хотим денег». Но так не бывает. На зарплату можно пойти работать шахтером, но надо понимать, что у тебя не будет карьерного роста: ты не окончишь университет, не станешь после начальником участка, директором шахты. Так и в гандболе. Игрок может пойти в команду, где есть деньги, но с него там сразу будут требовать результат, и не исключено, что этот игрок просто будет полировать скамейку. Мы же всегда стремились что-то давать ребятам. Потому, считаю, у нас и выросли такие замечательные игроки, которые защищают цвета сборной.

    Владимир Азов в свое время помог росту Сергея Рутенко.

    — Сергей у меня 4 года занимался. Первый тренер — не я, а Борис Репкин, но с 8 класса и до окончания школы он занимался у меня. Все, что мог, я ему дал, а он использовал свой шанс.

    На фото — отнюдь не Рутенко. Это так, для наглядного сравнения.

    «Молодые тренеры хотят всего добиваться легкой кровью»

    Владимир Азов недавно получил звание Заслуженного тренера Республики Беларусь по гандболу.

    — Мы с Николаем Жуком подавали заявление на присвоение звания еще в 2000-м году после того, как с молодежной сборной стали вторыми на чемпионате Европы, — рассказывает лауреат. — Но тогда же прошла и Олимпиада в Сиднее, и нам сказали — надо ждать. Не получилось тогда, но я Жуку сказал: «Не сдамся». И теперь я занимался получением звания год, надо было пройти много инстанций. Зато я — один в стране, кто получил звание Заслуженного тренера Республики Беларусь по гандболу после обретения суверенитета республики. Впрочем, никаких материальных благ мне это не дает, но я горжусь, что достойно оценили мою работу.

    И пара профессиональных секретов от Владимира Григорьевича:

    — Есть у меня такой закон: если ты сам себе игрока не подготовишь, этого никто больше не сделает. А приходить к кому-то и говорить, что он слабый тренер… Так он ответит: иди в школу, набирай шестиклассников и готовь. Поэтому я тихонечко прихожу в зал, сделал специально, чтобы тренировки «Аркатрона» и выпускного класса совпадали по времени, потому как они должны быть у меня перед глазами. Работы — непочатый край.

    — А вас что до сих пор держит в профессии?

    — Ну, я… У меня были предложения уехать за границу работать тренером — отказался. Это — любовь к профессии, понятно же. Это тяжелый труд, и с детьми трудно работать, и со взрослыми. Плюс ответственность — нужно ведь показывать результат. А молодые… Они этого боятся и хотят легкой кровью всего добиваться: меньше вкладывать в труд, больше получать. Если бы эта работа еще хорошо оплачивалась — другой был бы разговор. А так… Но я же в свое время тоже начинал с 96 рублей. Что, я пришел сюда, и сразу у меня были и сборники, и команды? Нет, все постепенно. Поставил задачу: взять возраст, набрать хорошую группу, выиграть с ней первенство города, затем — Беларуси, следующее — попасть хотя бы в призеры на первенстве Советского Союза. Привлекли работать со сборной школьников Беларуси. А с 96-го года работаю со сборными нашей страны. Сейчас — куратор юношеской команды, которая стала восьмой на чемпионате Европы. Шевцов сказал, чтобы в тренерских штабах было двое молодых и один опытный. Коноплев спросил: «А кого?» Шевцов ответил: «Знаю только Азова».  И вот мы стали восьмыми на Европе и впервые в истории наша сборная среди 19-летних попала на чемпионат мира.

    На базе столичного РЦОРа в последнее время юношеские и молодежные сборные формировались едва ли не на сто процентов.

    На базе столичного РЦОРа в последнее время юношеские и молодежные сборные формировались едва ли не на сто процентов. Ныне ситуация поменялась. Команда, о которой рассказывал Владимир Азов, собрана из гандболистов 1994 года рождения и младше, ее основа занималась в гандбольном спецклассе Минского суворовского училища. Но и это не снимает всех проблем с подготовкой резерва.

    — Уже говорил: по типу нашего центра нужно делать подобные в областях, — считает Леонид Назарук. — И в последнее время работа оживилась. И эта сборная тому подтверждение. Очень неплохо стали работать гомельчане, брестчане, везде появились команды, а вместе с ними — люди, заинтересованные в том, чтобы работа по поиску талантливых ребят велась всерьез. Раньше многие говорили: а, за эту зарплату стану я еще искать что-то! Считаю, если уж ты где-то работаешь, должен относиться к своему труду с полной ответственностью. Не нравится — уходи. Теперь ситуация поменялась. Почему? С приходом Коноплева на местах стали понимать, что на них обращены взоры и из центра, и от непосредственных начальников. Неплохой контроль подготовки резерва осуществляется со стороны БГК имени Мешкова: наверняка там тоже что-то доплачивают детским тренерам. Очень хорошо ведется селекция в Гродно, директор местной «Городничанки» Николай Тодорашко в свое время начинал детским тренером.

    «Слава богу, что есть наша база, и что она принадлежит гандболу»

    Без финансовой темы в наше время не обойтись.

    — Кто поддерживает ныне центр?

    — Мы имеем бюджетное финансирование и кое-что зарабатываем небюджетной деятельностью.

    — Содержание комплекса дорого обходится?

    — Конечно, это тяжелое бремя. Я работаю директором РЦОРа 7 лет. За это время мне пришлось стать хозяйственником, но у нас построено два зала, делается капитальный ремонт помещений. Не будет этого — не будет и спортивной составляющей. Ведь здесь мы живем, тренируемся. Да и все сборные сейчас готовятся у нас, практически весь гандбол столицы тоже у нас. Кроме наших залов в Минске-то и нет больше подходящих для проведения матчей площадок. Разве что Дворец спорта для больших игр. Слава Богу, что есть эта база, и слава Богу, что она принадлежит гандболу.

    — Интересная фраза у вас была: «Поменяли Усика на автобус». Сейчас насколько развиты товарно-денежные отношения в отношении выпускников?

    — Вот, допустим, за Камышика «Аркатрону» СКА заплатил аж столько, что клуб не смог выплатить заявочный взнос в чемпионат страны. Мы выставляли другую сумму, но нам сказали, что надо поддержать армейцев. Вначале нужно было поддерживать «Динамо», теперь — еще один клуб. А в итоге наш клуб имеет большие финансовые проблемы.

    «Материальная сторона ребят интересует с раннего возраста»

    — Дети сейчас отличаются от тех, кто занимался у вас раньше?

    — Конечно, — ни на секунду не задумываясь, отвечает Владимир Азов. — Вот возьмем мой первый возраст — 1967 года рождения, из которого вышел нынешний тренер национальной сборной Володя Жук. Зарплат у них не было никаких. Они получали талон: 80 копеек — завтрак, рубль пятьдесят — обед, 90 копеек — ужин, они ездили в столовые и питались. Форма была обычной, обувь — кеды, никаких кроссовок. Не разбалованы. Никаких, естественно, компьютеров. И все мозги работали исключительно на спорт. Сейчас все по-другому. Материальная сторона ребят интересует с раннего возраста. В 15 лет они уже говорят о деньгах. «Какие, — спрашиваю, — деньги? Вы же обычные перворазрядники!» Но у них много соблазнов и выходов. Есть СКА, «Виктория-Регия», команды из других городов, им предлагают разные условия. Это молодых развращает. А ведь сначала нужно чего-то добиться, показать, а потом уже просить: «Дайте мне приодеться, покушать получше». У них же мозги перевернуты: сначала дайте денег, а потом я у вас тренироваться буду.

    «Наши выпускники играют во всех командах чемпионата»

    Пройдя все этапы подготовки в РЦОРе по гандболу, лучшие из воспитанников дебютируют в большом гандболе — как правило, в клубе «Аркатрон». Но не все.

    — Наши выпускники играют почти во всех командах чемпионата Беларуси. В списочных составах сборных всех возрастов находятся 9 наших учащихся и 39 наших выпускников. Это то, чем можно гордиться. Все ли мы сделали, чтобы сказать, что правильно работаем, выкладываемся полностью? Конечно же, нет. Влияет человеческий фактор — от тренеров много зависит, от их семейного положения, состояния здоровья, желания трудиться.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы