Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Ребята у нас не забитые»

    Гандбольная сборная стартует в четверг в международном турнире «Кубок рижской думы» — парни Шевцова продолжают готовиться к чемпионату мира. С полусредним команды Дмитрием Чистобаевым встретились аккурат назавтра после его дня рождения (игроку-исполину исполнилось 26). Ныне бобруйчанин и воспитанник столичного СКА выступает в России за «Пермских Медведей». О раннем старте карьеры, жизни в Испании, самых памятных поездках и раскрутке гандбола Дмитрий рассказал Goals.by.

    В истории Дмитрия Чистобаева есть даже модельная страничка с презентацией нижнего белья
    В истории Дмитрия Чистобаева есть даже модельная страничка с презентацией нижнего белья
    Chistobaev1В истории Дмитрия Чистобаева есть даже модельная страничка с презентацией нижнего белья pressball.by/Олег Малышев

    Гандбольная сборная стартует в четверг в международном турнире «Кубок рижской думы» — парни Шевцова продолжают готовиться к чемпионату мира. С полусредним команды Дмитрием Чистобаевым встретились аккурат назавтра после его дня рождения (игроку-исполину исполнилось 26). Ныне бобруйчанин и воспитанник столичного СКА выступает в России за «Пермских Медведей». О раннем старте карьеры, жизни в Испании, самых памятных поездках и раскрутке гандбола Дмитрий рассказал Goals.by.

    — День рождения удалось хоть как-нибудь отметить?

    — Если честно, все ограничилось просто ужином. Никаких отмечаний.

    — И что, так всегда?

    — В последние пять лет на мой день рождения постоянно приходятся какие-то соревнования — либо клуба, либо сборной. Приходится ждать отпуска.

    — Был какой-то лучший день рождения? Или, может, самый памятный подарок?

    — Честно говоря, не помню. С этими соревнованиями все празднования настолько потеряли смысл, что ничего в памяти не остается. Ведь нету как таковой ни организации, ни праздника. Дни рождения чем-то запоминались еще до того, как пришел в гандбол, а теперь они все, как один. Все ограничивается поздравлениями.

    — Вот вам исполнилось 26 лет, а за плечами уже имеется 10 еврокубковых сезонов.

    — Еще когда учился в училище олимпийского резерва, у нас была своя команда — СКА-РУОР (за нее также выступали Виталий Черепенько, Алексей Кишов, Борис Пуховский, Александр Титов — Goals.by). И с ней я впервые попал в еврокубки. В соперниках у нас тогда был французский «Кретей». На следующий год мы практически все перешли в СКА, который постоянно выходил в континентальные турниры. Постоянно попадали в состав, натаскивались.

    — Один из тех первых матчей с «Кретеем» завершился со счетом 10:41. Как так?

    — На тот момент соперник был достаточно сильной по европейским меркам командой, процентов 30 ее составляли игроки сборной Франции. А мы только-только пришли в училище, нам было по 16-17 лет. Выступление на европейском уровне для нас тогда было в новинку. Мы встречались с профессиональной взрослой командой. Соперники победили на классе — как и должно было случиться.

    — Во времена выступлений за СКА-РУОР приходилось совмещать спорт с учебой?

    — Да, в зависимости от тренировок нам подстраивали график учебы. Приоритет всегда отдавался гандболу. Учителя понимали, что мы занимаемся спортом, и не требовали многого.

    — Но образование достойное удалось получить?

    «Мне кажется, тому, чему нужно было научиться в школе, я научился до девятого класса, до перехода в РУОР».

    — Мне кажется, тому, чему нужно было научиться в школе, я научился до девятого класса, до перехода в РУОР. Уже после училища я окончил педуниверситет. Пока не доводилось работать по профессии, и насколько качественное получил образование, сказать не могу. Но я всегда ставил себе целью получить высшее образование, как бы ни складывалась карьера. После ее окончания все может пригодиться.

    — Факультет у вас интересный — народной культуры.

    — Но специальность у меня — менеджер по спорту и туризму. Был выбор — идти либо в БГУФК, либо в педуниверситет. Решили с ребятами получать не тренерское образование, потому как имели соответствующий диплом еще после РУОРа. Подумал, что менеджер — это более перспективная специальность.

    — Что вам преподавали?

    — У нас было много предметов, связанных с физической культурой. Их мы проходили еще в училище, только в университете все было на более глубоком уровне. Но нам как прошедшим эти дисциплины при минимальном посещении лекций сдавать зачеты было легче. Кроме того, сталкивались со многими вещами на практике, а значит, имели преимущество перед теми, кто спортом не занимался и на личном примере не знал некоторых аспектов. Вот им приходилось все заучивать.

    — Про народную культуру тоже наверняка приходилось что-то учить?

    — Были некоторые предметы, надобность которых вообще не понимал. Называю их — для общего просвещения. Религиоведение, например, политология. С ними было достаточно много проблем, потому как со спортом это не связано. Намного сложнее это сдавалось. Но, может, кто-то открыл в себе предрасположенность к политологии? Ведь если такие предметы не давать, никто о них и знать не будет.

    — На дневном учились?

    — Нет, на заочном. На дневном не смогли бы. В СКА у нас было, как правило, 10 тренировок в неделю. С такой посещаемостью никто бы на факультете держать нас не стал.

    Фото: Goals.by/Анастасия Жильцова

    — Видите себя в менеджерском деле в будущем?

    — Все может быть. Когда изучал менеджмент, некоторые вещи мне очень нравились. Независимо от того, что мое образование касается спорта и туризма, думаю, применить навыки можно в любой другой сфере. Работа, на мой взгляд, очень интересная. И все будет зависеть от возможностей — какие условия труда, где работать, с какими задачами. Не знаю, как сложится у меня после спорта, но если доведется поработать на нормальных условиях — буду только рад. В принципе, саму сущность менеджмента я понял — что это такое и как. Если постажироваться месяц-другой, на практике все еще быстрее воспримется, полагаю.

    — Менеджером гандбольного клуба СКА интересно было бы поработать?

    «В Витебской, Могилевской, Гомельской, Гродненской областях сейчас команды одного уровня — начального или любительского».

    — Исходя из моей нынешней профессии, это было бы в любом случае интересно, попади я на такую должность в СКА или в любой другой клуб. Конечно, хотелось бы трудиться в клубе, который имеет какие-то возможности и ставит перед собой задачи. У нас в чемпионате Беларуси есть клубы, которые не понимают, для кого и чего играют. У некоторых не бывает денег на выезды. Понятное дело, федерация ставит задачу в каждой области развивать гандбол и иметь свой клуб. Но в Витебской, Могилевской, Гомельской, Гродненской областях сейчас команды одного уровня — начального или любительского. Там выступают ребята, которые либо делают первые шаги в гандболе, либо те, кто в свое время завязал, а теперь вернулся на площадку, чтобы в команде набрался состав.

    — Ну вот за «ГК имени Левина» бегает Михаил Андреев, которому под 40. Еще и забрасывает.

    — Еще когда я выступал в чемпионате Беларуси, он уже тренировал. Полсезона играет, половину — тренирует. Думаю, бегает он там для себя: никаких задач все равно не стоит.

    — Какие могут быть задачи, если команда под 60 мячей пропускает за игру?

    — Ну вот и я задаюсь вопросом: для чего такие команды, для кого? Клуб — это определенная структура, где должно присутствовать руководство, администрация, спортсмены, школа. Для развития белорусского гандбола нужно как можно больше клубов, которые могли бы конкурировать с лидерами. Или хотя бы как в России, где много хороших школ. В свое время «Чеховские Медведи» собрали всех лучших игроков страны, создали базу и выигрывают теперь чемпионат — уже лет 10 подряд. Но своих воспитанников у них почти нет. Спрашивал у ребят, откуда тот или иной гандболист. Отвечают — Астрахань, Краснодар, Челябинск, а вот чеховских почти нет. Когда смотришь чемпионат дублеров, сразу видишь, где есть сильные школы. Причем у разных школ свой стиль игры, и против каждой такой команды очень трудно играть. Кажется, против тебя выходит молодежь, но они очень перспективные и стараются. В Беларуси такого нет. Из областей в сборных разных возрастов раньше выступали один-два человека, а в остальном рассчитывали на РУОР. Туда собирали всех лучших, а потом ребята попадали в СКА или «Аркатрон». Увы, нету у нас конкурентоспособных школ. Вот в Бресте в последние года три взялись за дублеров, там есть перспективные игроки. Поставили их воспитание на поток. Когда такой же процесс наладится в других областях, когда появятся доморощенные игроки, которые смогут в составах местных команд конкурировать в чемпионате Беларуси, вот тогда будет прогресс.

    Фото: Goals.by/Анастасия Жильцова

    — В национальной сборной сейчас образовалась еще и бобруйская колония: вы, Шилович, Баранов. Получается, не так и плохо работает школа в вашем городе.

    — Так мы ведь все уехали в свое время в РУОР. Мы же не из бобруйской команды попали в сборную, а из СКА. Не знаю, как бы оно сложилось, но, думаю, если бы остался в Бобруйске, если бы не имел возможности уехать в Минск, маловероятно, что остался бы в спорте.

    — И все-таки, не такая плохая в Бобруйске школа, раз дает игроков для того же РУОРа.

    — Может быть. В принципе, к нам в Беларуси все относились с уважением. Мы неплохо выступали по всем возрастам, начиная с 1980-го года рождения. На республике Бобруйск всегда был в тройке. На первенстве области мы всегда были первыми и потом представляли регион на республиканском уровне — разве что еще пару парней из Могилева к нам добавляли. И наш тренер — Анатолий Фильков — всегда был главным тренером сборной области.

    — Про клубы и детский гандбол поговорили. А раскрутки вашему виду спорта хватает?

    «Показ одежды — это возможность лишний раз засветиться, показать, кто такие спортсмены, гандболисты».

    — С приходом Коноплева популяризации гандбола стало уделяться серьезное внимание. Даже мне как профессиональному игроку это видно. Конечно, это не принесет плоды сразу. Но все равно проводятся какие-то мероприятия, рассчитанные на популяризацию. Например, тот же спарринг сборной в Белыничах. Народ пришел, посмотрел. Поездки детей из регионов на матчи сборной — это тоже очень полезно. Не каждый ведь может себе позволить поездку в Минск и билет на «Минск-Арену», если он живет в Бресте или каком-то райцентре. А организованные федерацией бесплатные автобусы — это очень хорошо. Дети, начиная с самого маленького возраста, видят, что такое гандбол, у них появляется интерес.

    — А презентации одежды и нижнего белья, в которых участвовали лично вы, помогают популяризации?

    — В какой-то степени помогают. Показ нижнего белья — это была презентация СКА и нового спонсора – «Альфа-Банка». В принципе, я не вникал в суть — просто попросили поучаствовать, я согласился. А показ одежды — это возможность лишний раз засветиться, показать, кто такие спортсмены, гандболисты. Появляться на публике для спортсменов тоже полезно. Не такое большое количество народу ходит на спортивные мероприятия, как на светские.

    Фото: «Салідарнасць»/Ольга Мельгуй

    — Если нашей сборной предложить сняться на календарь в неглиже — согласятся ребята?

    — Кто его знает? Прямо сейчас, наверное, уже нет, потому как голова у всех занята совсем другим. Теперь на популяризацию абсолютно нет времени, команда готовится к чемпионату мира, и какие-то посторонние мероприятия не думаю, что обрадовали бы тренера. А вот в отпускной период сделать какой-то календарь, думаю, было бы нетрудно. Может, не совсем уж в неглиже, но в какой-то неформальной обстановке — вообще без проблем. Ребята у нас не  забитые :).

    Фото: sportpanorama.by/Лолита Кацора

    — Ясно. Вспоминаем о гандболе. В период выступления за СКА на еврокубки гоняли на автобусе?

    — Какой-то период — да. В первые три-четыре года. Начинали с Испании, когда встречались с «Сан-Антонио». Ехали фактически трое суток. Но за счет интереса к этим матчам на условия поездки не обращали особенного внимания.

    — Самый необычный выезд?

    «Помню, выезжали на турнир в Германию, а там нас всей командой заселяли в спортивный зал, где мы спали на матах».

    — Надо вспоминать период, когда учился в РУОРе. Помню, выезжали на турнир в Германию, а там нас всей командой заселяли в спортивный зал, где мы спали на матах. Вроде бы, неудобство, но факт того, что мы там ночевали всей командой, только объединял коллектив. Считаю, через это тоже надо пройти, чтобы знать, что такое хорошо и плохо. Да и просто такие сборы делают очень много для сплочения коллектива.

    — Самое запомнившееся место, куда попали благодаря гандболу?

    — Когда выступали на молодежном чемпионате Европы своим 1986-м годом, ездили в австрийский Инсбрук. Там хороший музей. Пошли, послушали историю его создания. Не знаю, попал ли бы туда, если бы не занимался спортом. Ездили на турнир в Армению. Посетили много исторических мест, коньячный завод «Ной». Попали на обед на президентском уровне. Нас принимали, как политическую делегацию. Всего и не припомнишь. На самом деле, в каждой поездке, если выдается свободный день, стараемся организовать какое-то мероприятие для общего просвещения.

    — В испанском Кангасе, где вы играли в прошлом сезоне, красиво?

    — Город находится в прибрежной зоне. Отъехать на пять километров в любую сторону — попадаешь в дикую природу с открытым морем. Там часами можно было прогуливаться, настолько все красиво и непривычно.

    Фото из личного архива

    — Выступали вы во втором испанском дивизионе. Какие там условия?

    — Внутриклубная организация — на неплохом уровне. На любой выезд отправлялись за день до игры. Этому придается большое значение, если перед командой ставятся задачи. В остальном условия оценил бы так — выше среднего. Конечно, с ASOBAL, сильнейшей лигой испанского гандбола, не сравнить, были свои погрешности.

    — А залы какие?

    — Отличные. Везде были хорошие арены, вместительные, с достаточным количеством болельщиков, современным покрытием. У нас трибуны были рассчитаны на 2,5 тысячи зрителей. Если они заполнялись наполовину — было очень приятно играть. А когда проводили решающие матчи за выход в элиту, зал был забит. 2,5 тысячи только сидели, а сколько еще стояло!

    — Хотелось остаться в Испании?

    «В Испании мне сказали: можем оставить, но условия контракта будут совсем другими. Я посчитал, что буду работать только на еду».

    — Конечно. Ведь вышли в ASOBAL, интересно было поиграть с такими командами, как «Барселона», «Атлетико», попробовать свои силы на их уровне. Да и других команд высокого класса там хватает. Но экономическое положение в Испании отражается на всем спорте. Клуб решил делать ставку на местных ребят. Мне сказали: можем оставить, но условия контракта будут совсем другими. Я посчитал, что буду работать только на еду. А пока есть здоровье, считаю, надо искать такие предложения, где можно и что-то заработать.

    — В Перми это сделать можно?

    — Я выдвинул свои условия — они клуб устроили. Если выполним поставленную задачу, можно будет получить хорошую прибавку. Но для этого нужно войти в тройку в чемпионате России. Сейчас идем на пятом месте, отстаем от «бронзы» на два-три очка. В паре матчей необязательно потеряли очки. Но впереди еще полчемпионата и большинство важных матчей проводим на своей площадке.

    Фото: permmedvedi-handball.ru

    — Откуда у пермяков такая любовь к белорусам? Вас же там в этом сезоне четверо.

    — Президент клуба Александр Тучкин имеет выход на руководство СКА. Здесь ему легче решать вопросы, чем с какими-то незнакомыми людьми. За два сезона я уже четвертый, кто уехал в «Пермские Медведи» из армейского клуба. До этого были Сергей Говша, Алексей Жук, Евгений Семенов. В этом сезоне был еще Олег Семенов, но он из-за проблем с плечом уже покинул клуб. А Леша Жук сейчас тренирует вратарей в команде. Такие специалисты — большая проблема в России. А Леша прошел школу СКА и сборной Беларуси, очень им полезен — потому сразу предложили ему тренерский контракт.

    Фото из личного архива

    — В Перми что интересного есть посмотреть?

    — В общем, это рядовой российской город. Большой, не захолустье. Там, в принципе, есть все, что должно быть в нормальном городе — кафе, театры, кинотеатры, цирк, развлечения. А в радиусе 100 километров от города есть несколько интересных пещер да пара заповедников. Но из-за плотного графика пока нигде не был. Будет возможность — обязательно с женой съездим.

    — Жена всегда с вами?

    — Конечно. Мне спокойнее и легче, когда прихожу после тренировки и вижу жену дома. Это лучше, чем общаться только по телефону или скайпу. Когда тылы прикрыты, все мысли отдаются только команде.

    — Слушайте, как так вышло? Помню Чистобаева, который по «червонцу» в матче забивал, а сейчас в сборной выходит только в защиту…

    — В той же Перми я играю в нападении, и получается немало забрасывать. В сборной каждый из нас выполняет свою задачу. Шевцов выбирает игроков под конкретные цели. В зависимости от этого и действуем.

    — Что в команде говорится про чемпионат мира?

    — Пока что рассматриваем видео, наигрываем схемы, готовимся к конкретным соперникам. Какой-то задачи нам еще не ставили. Считаю, это и рано — все-таки больше двух недель до турнира. Пока надо подтянуть физику и тактику.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.