Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Знали, что президент будет смотреть все игры»

    Виталий Черепенько — человек крайне серьезный. В ходе чемпионата мира голкипер отвоевал место в основе сборной Беларуси, и вторничная победа над Южной Кореей вряд ли случилась бы без его надежной игры. В интервью Goals.by вратарь подробно рассказал о проведенных командой матчах в Испании, отметил, что ему еще нужно повышать уровень собственной игры, и посетовал на отсутствие сувенирной продукции в Сарагосе.

    Без сэйвов Виталия Черепенько белорусской сборной вряд ли бы удалось обыграть южнокорейцев
    Без сэйвов Виталия Черепенько белорусской сборной вряд ли бы удалось обыграть южнокорейцев
    CherepenkoБез сэйвов Виталия Черепенько белорусской сборной вряд ли бы удалось обыграть южнокорейцев handball.by

    Виталий Черепенько — человек крайне серьезный. В ходе чемпионата мира голкипер отвоевал место в основе сборной Беларуси, и вторничная победа над Южной Кореей вряд ли случилась бы без его надежной игры. В интервью Goals.by вратарь подробно рассказал о проведенных командой матчах в Испании, отметил, что ему еще нужно повышать уровень собственной игры, и посетовал на отсутствие сувенирной продукции в Сарагосе.

    — После победы над южнокорейцами, полагаю, настроение у вас хорошее?

    — Конечно! Оно приподнятое у всей команды. Победа придала сил. Четверговая игра со словенцами будет не такой, как с поляками и сербами. Думаю, порадуем наших болельщиков очередными очками.

    — Круто. В целом чемпионат мира получается сложным?

    — Не знаю. Для меня это первый подобный турнир, поэтому сложно сказать. В принципе, моя подготовка к играм не отличается о той, которую провожу перед отборочными поединками или матчами в клубе. Разницы нет, разве что вывеска – «чемпионат мира»…

    — Есть мнение, что в первой встрече — с поляками — нашей команде помешало волнение, свойственное новичкам.

    — Вряд ли чувствовалось волнение в игре. Его и не было. Просто имелось очень большое желание показать свою игру, каждый ведь понимал, что очень много болельщиков смотрит на нас в Беларуси, достаточно людей приехало и в Испанию, они здорово поддерживают нас. В первом матче каждый стремился проявить себя, но это очень большое желание сказалось только отрицательно. Потом, уже в ходе игры, мы успокоились и стали показывать то, что умеем, вернулись в русло собственного мастерства.

    — В той игре ни Котлинскому, ни вам долго не удавалось сделать сэйв — первое спасение случилось только на 24-й минуте…

    — Мне и раньше удалось отбить бросок, просто тот момент не засчитали. Ну ладно, спорить со статистикой не будем. Не знаю, выходили на поляков как на обычную игру, но отчего-то ничего не удавалось. Очень хотелось помочь команде, отразить атаку, но выходило все наоборот. Во втором тайме все пошло как-то спокойнее. Накануне смотрели игры, знали, кто и куда может «выстрелить», знали любимые броски каждого и старались играть согласно этой статистике, но соперники действовали немного по-другому. Мы не были к этому готовы. Второй тайм играли с чистого листа.

    — После матча с Польшей вы сказали, что наша команда не добрала два очка. Это было высказывание оптимистичного дипломата или до сих пор так думаете?

    «На мой взгляд, у поляков мы должны были выигрывать. Ничего сверхъестественного они не показали».

    — Можно считать по-разному, но, на мой взгляд, у поляков мы должны были выигрывать. Ничего сверхъестественного они не показали. Боролись мы на равных. Вот многие говорят, что мы проигрывали в ходе матча и полякам, и сербам много, а потом, в концовке, подтягивались. Дескать, соперники остановились, выпустили резервистов, и потому мы смогли сократить разрыв. Но когда у оппонентов выходит со скамейки второй полусредний немецкого «Киля»… Вряд ли в такую команду мог попасть слабый игрок. У сербов гандболисты очень сильные. В расширенной заявке этой сборной было много исполнителей из бундеслиги, которые не попали на чемпионат мира. Ни в команде Польши, ни в команде Сербии слабых игроков нет.

    — Одно время балканацам белорусы уступали 10 мячей. Что к этому привело?

    — У нас ничего не получалось в защите, вот соперники и начали забивать. А потом еще и нападение разладилось. Преимущество соперников росло, достигло «червонца». Потом нам удалось отстоять в обороне, реализовать момент в атаке, и разрыв стал таять. В итоге могли проиграть с разницей не в 6 мячей, а в 3-4.

    — Перед игрой с южнокорейцами что-то менялось в подготовке команды?

    — Готовиться к этому поединку начали еще в Минске. Все же понимали, что те же сербы и поляки сегодня сильнее нас, и преимущество над нами у них солидное. А эту азиатскую команду мы обязаны были обыгрывать, чтобы выходить из группы. К этой встрече мы долго шли. К другим соперникам готовились фактически накануне игры. Впрочем, перед матчем с южнокорейцами тоже ничего сверхъестественного не проводилось на тренировках, просто этой команде больше внимания уделяли на домашнем этапе подготовки.

    — А в плане психологии что-то поменялось? Все же цена встречи была большой – «жизнь или смерть».

    «Еще до отъезда в Испанию каждый понимал, что игра с Южной Кореей будет самой главной на чемпионате мира».

    — Да. Слышал разговоры перед выходом на площадку, что у всех ребят желание зашкаливает, и важно, чтобы оно не повредило. Все хотели доказать, что мы можем играть и побеждать. В то же время многие болельщики писали комментарии, мол, корейцы — это не команда, они никто и ничто. Но азиаты очень хорошо сыграли на Олимпиаде в Лондоне. Да, уступили во всех матчах, но только из-за неудачных концовок. Чемпионам Европы датчанам проиграли всего два мяча, и то, судьи в эндшпиле европейцам помогли. И так в каждом матче — азиаты борются, но уступают в последние 10 минут. На чемпионате мира у них было по-другому: с сербами и словенцами они плохо начинали, но потом доставали оппонента, играли мяч в мяч, но опять же теряли все в концовке. И в нашем матче ведь так было: мы сделали задел, а потом они стали догонять. Мы готовились ко встрече с корейцами максимально ответственно. Еще до отъезда в Испанию каждый понимал, что это будет самая главная игра на чемпионате мира.

    — То, что готовились ко встрече с корейцами загодя, помогло их одолеть?

    — Да, ведь наигрывались против их активной обороны 3-3 еще на товарищеских турнирах. Литовцы, катарцы против нас так действовали. Ведь конкретно под остальных оппонентов мы не готовились. Только репетировали варианты действий против обороны 6-0, 5-1, а также на тот случай, когда Сергея Рутенко будут прихватывать персонально.

    — Когда корейцы выключили из игры нашего капитана, не появилось волнения за результат?

    — Хотя от нашего преимущества в 6 мячей осталось всего 3, я знал, что все будет хорошо. Мне в концовке удалось пару раз отразить броски соперника, помочь команде. И все стали как-то собраннее играть. Потом и в раздевалке все говорили, что, когда Сергея «забрали», команда стала действовать как-то хаотично. Должны были делать одно, но не получалось, началась суматоха. Возможно, так случилось из-за того, что корейцы предложили активную защиту, и было сложно что-то противопоставить ей впятером. Против других команд еще можно действовать, но тут очень сложно что-то сделать. Еще и судьи пару раз забрали мячи, мы сами в штангу попали.

    — На первых минутах вы не позволили корейцам реализовать отрыв. Дебютный успех помог в дальнейшем?

    — Такие моменты, безусловно, придают уверенности, если с первых минут получается игра. Но ведь можно действовать хорошо 20 минут, а потом все пропускать. Надо стремиться к тому, чтобы на протяжении всего матча показывать хорошую и уверенную игру. В ближайшее время это и будет сделано.

    — После победы в самом важном матче группового этапа нет чувства, что гора упала с плеч?

    «Задача перед нами ставилась — выйти из группы. Это хорошо, но каждый стремится к большему».

    — В четверг будет еще более важная встреча. Если выиграем у словенцев с разницей в три мяча, то можем выйти в плей-офф со второго места и попасть на венгров. А это команда такого же уровня, как и Польша со Словенией. С ними можно бороться и проходить дальше. Задача перед нами ставилась — выйти из группы. Это хорошо, но каждый стремится к большему. Если мы выходим в 1/8 с нашего четвертого места, то попадаем на Испанию или Хорватию. Это очень серьезные соперники. Накануне балканцы выиграли у венгров 9 мячей. Пройти такую команду будет крайне сложно. А с теми же мадьярами бороться можно.

    — Как оцените свой вклад в результаты команды? Болельщики и журналисты вас хвалят.

    — Скажу так: можно было и лучше. Не люблю комментировать свою игру, пусть лучше это делают специалисты.

    — А за собственной статистикой следите?

    — После игры смотрю свой результат, и все.

    — Вы после трех туров на 12-м месте среди всех вратарей по проценту отраженных бросков…

    — Это плохо. Надо быть в десятке. Буду стараться добавить.

    — Как чувствует себя Котлинский, у которого игра пока не получается?

    — Нормальное настроение и у него. Хотя после первых матчей Казимир был расстроен. Общались с ним, так он говорил, что не знает, почему так происходит. Хотя перед встречей с корейцами на разминке он говорил, мол, игра у него должна пойти. А я наоборот не ощущал, что смогу «отстоять» успешно.

    — Так нормально же сыграли.

    — Ну да. Но, в принципе, для меня разминка и матч — это разные дела.

    — Рассматриваете чемпионат мира как возможность засветиться и уехать в сильный клуб?

    — В первую очередь мы приехали выступать как сборная, для наших болельщиков, которые остались в Беларуси. Предложения — это все второстепенно. Может, такие мысли где-то и проскакивают, но об этом стараешься не думать. Если будешь хорошо играть, тебя увидят, а если станешь продавать себя, ничего хорошего не выйдет. Да и вообще, у меня контракт с БГК, и если кто-то захочет увидеть меня в своих рядах, им еще нужно будет договариваться с брестчанами. К тому же моя игра еще не на том уровне, чтобы мечтать о каких-то крутых клубах. Да, были позитивные моменты, но будем надеяться, что в матчах со Словенией и Саудовской Аравией все получится еще лучше.

    — Как вам организация чемпионата мира?

    «Не сказал бы, что все тут супер. Многие жалуются на еду, мол, однообразная. В обед и ужин у нас один вид мяса и один рыбы — на выбор».

    — Не сказал бы, что все тут супер. Многие жалуются на еду, мол, однообразная. В обед и ужин у нас один вид мяса и один рыбы — на выбор. А еще картошка или макароны. Шведский стол такой. Ажиотажа вокруг чемпионата мира тоже особо не чувствуется. На первой игре с поляками еще было достаточно болельщиков, потому как матч выпал на выходной. А на встрече с корейцами присутствовали только наши и пару волонтеров. Просили привезти подарки с символикой чемпионата мира, но здесь, в Сарагосе, ничего такого не продается. Болельщики из других городов приезжали и говорили, что в других местах сувениров полно, а у нас — ничего. Интересно, что здесь будут проходить матчи 1/8 финала, и, скорее всего, в Сарагосе сыграют хозяева. А тут — никакой организации.

    — С белорусскими болельщиками, которые приехали вас поддержать, общаетесь?

    — После каждой игры подходим, благодарим их, они благодарят нас. Спасибо им за то, что они приехали и поддерживают нас. Это чувствуется, придает сил, уверенности. После матча с корейцами многие говорили, что складывалось ощущение, будто весь зал заполнен белорусами. Но дело в том, что только наши на трибунах и присутствовали. И только потом стали подтягиваться болельщики сборной Сербии, которая играла после нас. Школьников привели. Ну, еще специалисты приезжают, тренеры будущих соперников.

    — То есть ощущения глобального праздника нет?

    — Смотрел раньше чемпионаты мира и ожидал лучшего. Может, все потому, что в Испании сейчас кризис. Наверное, местным жителям не до гандбола. В другой стране все могло быть наоборот. Надеюсь, что-нибудь изменится к плей-офф, будет более приятный антураж.

    — Следите за тем, что болельщики пишут на форумах после матчей?

    — Форумы — очень интересная вещь. Как проиграем — начинается много оскорблений в адрес команды. Победа — те же люди начинают тебя хвалить. Не понимаю таких болельщиков. Если человек считает, что команда плохая, пусть всегда так и говорит, а не меняет свое мнение каждый день. Но очень много болельщиков в Беларуси, которые действительно переживают, желают успеха. Стараемся радовать их.

    — Знаете, что во вторник утром даже президент страны вспомнил про гандбол? Правда, сказал, что сборная пока не радует, но матч с корейцами еще не состоялся на тот момент. Ка думаете, порадовали человека?

    — Не в курсе, так что не могу сказать. Но мы знали, что президент будет смотреть все игры. Вот пройдут все матчи… Может, и поменяет свое мнение, когда мы будем возвращаться с медальками :)? Надежда умирает последней, как говорится.

    — В среду команда ни с кем не играла. Может, успели что-то посмотреть в городе?

    — Это все равно не выходной. Был завтрак, потом обед, через час после него — тренировка. Хочется немного отдохнуть. У нас были две подряд сложные игры. Хотя кому-то кажется, что сначала сербам легко проиграли, потом так же победили корейцев. Но на самом деле все по-другому. Так что пока мы ничего не видели. Может быть, потом, когда выйдем в плей-офф. Там должно быть два выходных. Вот тогда, думаю, у нас и будет время познакомиться с Сарагосой.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.