Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Главное сейчас — НХЛ»

    Обычно наши спортсмены учатся на физруков. А этот парень поступил в престижнейший американский вуз на специальность прикладная экономика. Вообще, Кирилл Готовец — интересный человек. В 17 лет его пригласили в национальную сборную. В прошлом году он стал единственным белорусом, задрафтованным в НХЛ. Хотя запомнился болельщикам Кирилл и другим — травмой, полученной на чемпионате мира в Германии.

    В матче с россиянами Кириллу удалось поиграть с Овечкиным и Ковальчуком, а на снимке он борется с Калининым
    В матче с россиянами Кириллу удалось поиграть с Овечкиным и Ковальчуком, а на снимке он борется с Калининым
    Gotovets3 В матче с россиянами Кириллу удалось поиграть с Овечкиным и Ковальчуком, а на снимке он борется с Калининым Из личного архива

    Обычно наши спортсмены учатся на физруков. А этот парень поступил в престижнейший американский вуз на специальность прикладная экономика. Вообще, Кирилл Готовец — интересный человек. В 17 лет его пригласили в национальную сборную. В прошлом году он стал единственным белорусом, задрафтованным в НХЛ. Хотя запомнился болельщикам Кирилл и другим — травмой, полученной на чемпионате мира в Германии.

    «Врач волновался за мою шею»

    — Какие впечатления остались от дебютного для тебя чемпионата мира в Германии?

    — Приятно было поиграть там, все-таки не каждому хоккеисту выпадает возможность в 18 лет попасть на чемпионате мира. Мне показалось, что играл я не плохо. До того, как случилась травма. Обидно, что такое произошло, но что поделаешь — бывает.

    — Момент, когда тебя жестко атаковал финн Оскар Осала, пересматривал?

    — Смотрел, обсуждал с папой. Он говорит, что я ноги выключил рано. Посмотрел, что соперник неблизко, и остановился, чтобы подобрать шайбу. А Осала не остановился.

    — И тренеры, и специалисты объясняли тот момент нехваткой опыта.

    — Думаю, это с любым может случиться. Посмотрите, сколько таких ситуаций происходит в НХЛ, а ведь там играют только опытные хоккеисты.

    — Как думаешь, финн хотел нанести тебе травму?

    — Нет, это был чисто игровой эпизод. Оскала играет в Северной Америке, в АХЛ — там все так действуют. Тем более ему нужно пробиваться в НХЛ.

    — После силового приема быстро пришел в себя?

    — Первые секунд десять находился в прострации, но потом сказал доктору, что могу подняться самостоятельно. Но врач волновался за мою шею и попросил не двигаться. Почему я не волновался? Посмотрел, что у меня все шевелится, и успокоился. Через неделю после случившегося уже начал слегка тренироваться, хоть голова иногда и побаливала. Через две недели — последствия сотрясения полностью прошли.

    — Кроме финского форварда, кто-нибудь из участников чемпионата мира запомнился?

    — Овечкин с Ковальчуком, наверное. Повезло мне одну смену поиграть против них. Правда, смена была короткая, в конце периода.

    «Отец много мне подсказывает»

    — Как послушаешь, так тебя все хвалят. И тренеры, и партнеры по сборной. А кто тебя больше всех критикует?

    — Наверное, папа. Хотя он не критикует, а только указывает на ошибки.

    — У тебя отец — хоккейный специалист?

    — Он сам занимался хоккеем, выступал в чемпионате Беларуси за «Торпедо», но потом ушел в армию и завязал со спортом. Так что я считаю, что отец в хоккее разбирается. Он много мне подсказывает, а я прислушиваюсь к его советам.

    — Так это он тебя «загнал» в хоккей?

    — Нет, он не навязывал своих вкусов. Просто предложил, а я сам выбрал.

    — Интересно получается. У Костицыных отец фанат хоккея, у Грабовского тоже. Это необходимое условие, чтобы ребенок вырос в хорошего хоккеиста?

    — Думаю, больше зависит от самих детей, они должны любить то, чем занимаются. Ну а если родители одобряют выбор своего ребенка, это очень помогает.

    Не физрук, а специалист по прикладной экономике и менеджменту

    — Где намерен провести ближайший сезон?

    — Поступил в Корнельский университет, штат Нью-Йорк. Буду играть за университетскую команду — уровень у нее приличный. Корнель каждый год попадает в плей-офф студенческой лиги ACHA. Надеюсь, за четыре года, что я буду учиться, хоть раз выиграю чемпионат.

    — На кого поступал?

    — Прикладная экономика и менеджмент. Университет престижный, уровня Гарварда, надо было выбирать серьезную специальность. Даже если с хоккеем не получится, с таким дипломом обязательно найду хорошую работу.

    — Думаешь, что с хоккеем может не получиться?

    — Всякое в жизни может случиться. Пока что моя цель — выступать в НХЛ. Но мало ли — травма или что другое.

    — И как ты поступал в американский вуз?

    — Местные тренеры хотели, чтобы я пришел в их команду, поэтому они мне старались помочь, убеждали приемную комиссию, что я хороший человек. Хотя все равно на ряду с другими абитуриентами сдавал единый экзамен, который включает в себя письмо (надо было написать сочинение), чтение (прочитать текст и ответить на вопросы) и математику.

    — И что, ты так хорошо владеешь английским словом?

    — Учу английский с трех лет. Правда, в три я учил язык еще не серьезно, а вот с пяти… Родители говорили, что в жизни пригодится. Так что, когда ехал в Северную Америку, за язык не волновался.

    — Может, родители тебя с детства готовили к НХЛ?

    — Может быть, хотя папа стал всерьез думать об НХЛ, когда меня задрафтовала «Тампа».

    — А больше родители ничего не советовали учить на всякий случай?

    — Они вообще требовали от меня, чтобы я хорошо учился. В школе получал, в основном, восьмерки и девятки. И это пригодилось. Математику, например, сдал лучше английского. Без знаний меня в университет бы не взяли. В Корнеле я набрал проходной процент на вступительных экзаменах. Правда, умение играть в хоккей мне также принесло бонус.

    Белорусский менталитет: пообещали денег — надо соглашаться

    — Легко ли будет совмещать учебу и хоккей в университете?

    — Учиться там надо, потому что за плохие оценки могут отстранить от тренировок.

    — Есть ли возможность попасть в НХЛ в нынешнем сезоне?

    — Вообще-то, меня пригласили в тренировочный лагерь команды, который начинается 9 июля, но теперь все зависит от того, успею ли я получить американскую визу. Делаю ее в московском посольстве США, потому что в Минске поставить визу нельзя. Американцы — не такие простые, как мы. То, что срочно надо, их особо не волнует. Сдавайте документы, а мы уже рассмотрим. Документы я подал пять дней назад, а сроки рассмотрения визовых вопросов начинаются от недели. Клуб уже зарезервировал авиабилеты…

    — А почему ты так хочешь в НХЛ? Российские клубы активно интересуются молодыми талантами, причем готовы сразу же им платить серьезные деньги…

    — Я пока за деньгами не гонюсь. Главное сейчас — НХЛ. Все остальное не рассматривается. Это просто наш такой менталитет. Позвали из КХЛ, пообещали денег — значит, сразу надо соглашаться. У меня другая ситуация. Я хочу получить образование, причем очень престижное, и верю, что удастся заиграть в сильнейшей лиге мира.

    — Минское «Динамо» на тебя часом не выходило?

    — Нет, не выходило, но если бы даже вышло, я бы пока отказался.

    Анекдот от Колосова

    — Ты успел в сборной и с Хэнлоном поработать, и с Занковцом. Кто из этих тренеров тебе ближе?

    — Наверное, Эдуард Константинович. Все-таки давно его знаю, играл в одной команде с его сыном Владиславом.

    — Посвящение новичков в национальной сборной существует?

    — Перед чемпионатом мира — для тех, кто на него уже попадает. Нужно было выйти и рассказать команде анекдот. В принципе, я анекдотов немного знаю. Хорошо, что Сергей Колосов подсказал.

    — Кто из нашей сборной является для тебя образцовым игроком?

    — Так как я защитник, то ориентируюсь на Руслана Салея. Больше всего мне нравится его спокойствие, а оно приходит с опытом.

    — Тебя не удивило, что никого из белорусов не выбрали на драфте НХЛ?

    — Не мне судить. Я еще молодой, чтобы оценивать наш хоккей.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы