Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Салей и Калюжный — не наш формат»

    Исполняющий обязанности генерального директора «Динамо» Алексей Торбин рассказал Goals.by о том, какое наследство оставил Сергей Катков, почему было решено отказаться от Роберта Эша, стоит ли ждать в «Динамо» Руслана Салея и Алексея Калюжного, в каком случае хоккеисты смогут заработать больше миллиона долларов, а также вспомнил, как помог Вадиму Девятовскому и Ивану Тихону выиграть суд в Лозанне.

    Алексей Торбин всегда серьезен и сконцентрирован.
    Алексей Торбин всегда серьезен и сконцентрирован.
    _dsc0038 Алексей Торбин всегда серьезен и сконцентрирован. Иван Уральский, Goals.by

    Исполняющий обязанности генерального директора «Динамо» Алексей Торбин рассказал Goals.by о том, какое наследство оставил Сергей Катков, почему было решено отказаться от Роберта Эша, стоит ли ждать в «Динамо» Руслана Салея и Алексея Калюжного, в каком случае хоккеисты смогут заработать больше миллиона долларов, а также вспомнил, как помог Вадиму Девятовскому и Ивану Тихону выиграть суд в Лозанне.

     «Решили не бросать сборную Беларуси»

    — Алексей Ефимович, на вас легла основная нагрузка в восстановлении имени клуба в глазах общественности после известной скандальной ситуации. Как справились?

    — Во всех этих конфликтах и скандалах было мало сути и много эмоций. Я принял эстафету от предыдущего руководителя и довел начатое им дело до конца. Селекционная работа заканчивается лишь тогда, когда подписывается контракт и направляется в Центральное бюро КХЛ. Все, что этому предшествует, это отношения между менеджментом клуба, агентами хоккеистов и самими игроками. И в этих отношениях может быть все, что угодно: и недопонимание, и отсутствие каких-то договоренностей. Менеджеры и агенты получают за это деньги. В общем, часть работы была проделана до моего прихода в клуб. Я выполнил задачи, которые возложило на меня руководство БФСО «Динамо».

    — В частности, успешно провели селекционную кампанию, когда казалось, что никого из анонсированных заполучить не удастся…

    Уверен, эта команда способна выйти в плей-офф.

    — Очень рад, что в итоге у нас оказался сильный состав. Доволен и главный тренер, который не снимает с себя ответственности за выход в плей-офф. Если говорить об обороне, то нам удалось заполучить лучшего защитника чемпионата Швеции Давида Петрашека, входящего в десятку лучших в своем амплуа в КХЛ — Петера Подхрадски, талантливого и амбициозного чемпиона мира Томаша Мойжиша, одного из лучших белорусских игроков обороны Виктора Костюченка. У нас результативное нападение в виде целой тройки из «Барыса», а также сильные сборники — Мелешко, Кулаков, Михалев. Счастлив, что в последние минуты предсезонной работы удалось подписать контракт с Сергеем Демагиным. Наконец, вратарская линия со знаменитым Мезиным, прогрессирующим Ковалем, отлично проявившим себя в белорусском чемпионате Оксой. Уверен, эта команда способна выйти в плей-офф.

    — Правильно ли говорить, что ваш предшественник Сергей Катков наобещал игрокам и их агентам суммы, которые клуб не сумел потянуть?

    — Сергей Катков сделал определенную работу. Именно он пригласил Марека Сикору. Именно он инициировал начало переговоров с пятеркой игроков «Барыса». То есть касательно фамилий хоккеистов претензий к нему не было. Но когда начался процесс непосредственно подписания контрактов, то здесь возникли вопросы. Кто-то посчитал, что сумма не та, кто-то решил, что договаривались совсем о другом…

    — Как вам удалось уладить возникшие проблемы? В частности, с агентом Шуми Бабаевым, который поднял на уши российскую прессу?

    — Я — генеральный менеджер: борюсь за каждый рубль в команде, за каждый пункт в контракте. Задача агента — получить максимальную прибыль. При этом он может использовать различные методы давления, в том числе шумиху в прессе. На моих решениях это никоим образом не сказывалось. И теперь никто больше не шумит. Никого мы не обидели. Нет ни единой  жалобы в арбитраж КХЛ. Это главное. А что пресса нас жаловала вниманием, так это хорошо: было, о чем поговорить.

    — Переговоры с игроками и их агентами, как я понимаю, были весьма не простыми…

    — Да, и очень долгими. Вы заметили, что фамилии игроков мы стали называть не сразу, а лишь через 3-4 недели после моего прихода на должность? Все это время договаривались, ежедневно. Сначала договорились с Йозефом Штумпелом. После чего уже агенты Спиридонова и Глазачева посчитали, что также надо идти на компромисс. Затем на очереди были Немировски, Подхрадски, Пиккарайнен, Петрашек…

    — В чем была главная сложность переговоров? Чего требовали хоккеисты?

    — В основном, переговоры вел с агентами. Мы выстроили такую систему, при которой зарплата зависит от того, как хоккеисты попотеют на площадке. Естественно, многие агенты были против. Они хотели денег здесь и сейчас. В этом и была основная сложность. Также в этом году многие игроки не хотели приходить на двусторонний контракт. Но я считаю, что это не совсем справедливо по отношению к тем, кто был на двусторонних контрактах в прошлом году. И мы все-таки добились того, что почти половина команды заключила двустороннее соглшение. Это подстегнет игроков. Иначе — фарм-клуб, где придется доказывать, что ты способен играть в команде КХЛ.

    — Среди новичком нет вратаря Роберта Эша…

    Сразу хотел бы упредить тех людей, которые говорят, что мы выбрали Мезина и Коваля потому, что не договорились с Эшем. У нас была возможность договориться с ним. Но остановились на белорусских вратарях и Оксе. Взвесили все «за» и «против», узнали мнение многих специалистов, тренеров и решили в этот ответственный момент не бросать сборную.

    — В интервью нашему сайту Марек Сикора лестно отозвался о Евгении Ковыршине, который уехал в «Атлант». Почему не удалось его удержать?

    — Я беседовал с Евгением перед его отъездом. Как и в «Атланте», мы предлагали Ковыршину просмотровый контракт. Он сказал, что если пройдет смотрины в Мытищах, ему предложат весьма большую сумму. Мы такую сумму предложить не можем. Тогда решили так: он едет в «Атлант» и показывает свой класс. Если он подойдет российскому клубу, будем только рады за Евгения. Кто сказал, что все хоккеисты сборной должны непременно выступать в «Динамо»? Если закрепиться там ему не удастся, мы будем рады видеть его в Минске. Принимая такое решение, мы учитывали, прежде всего, интересы самого хоккеиста.

    «Контрактов в миллион долларов у нас нет»

    — Изначально фигурировала и фамилия Руслана Салея, который был вроде готов перебраться в КХЛ…

    Что касается Салея, Кольцова, Калюжного — это игроки, стоимость которых составляет несколько миллионов долларов.

    — Что касается Салея, Кольцова, Калюжного — это игроки, стоимость которых составляет несколько миллионов долларов. Как говорится, не наш формат.  Поэтому говорить об их переходе не представляется возможным. Если бы эти игроки и их агенты изъявили желание, зная наши финансовые возможности, то мы бы, конечно, пошли навстречу. Я постоянно в контакте с игроками национальной сборной. Так, мы делали предложение Сергею Колосову. Но он решил поиграть в Америке. Алексея Угарова не отпустил клуб.

    — Последним в «Динамо» появился защитник Джордан Хенри. Что это за игрок?

    — Это молодой и прогрессирующий хоккеист. В прошлом сезоне он занял 26-е место в АХЛ по показателю полезности среди многих сотен хоккеистов. А мы как раз нуждались в защитнике оборонительного плана. Выбор Марека Сикоры пал на Хенри. Мы выходили на игроков, с которыми он вместе выступал, специалистов из Северной Америки — от всех слышали только положительные отзывы. Впрочем, Сикора взял его под личную ответственность, как в свое время поручился за Томаша Словака в «Автомобилисте». К слову, у нас были планы заполучить Стефана Кронвалла из «Калгари». Он был готов приехать в Минск, его агент был не против. Но, в конце концов, «Калгари» его не отпустил.

    — Команда отправилась готовиться в Швейцарию. В то же время в Беларуси есть хорошая база в Пинске, где сейчас занимается московское «Динамо». Почему не остались дома?

    — Так решил тренер. Сикора предпочел заниматься в высокогорье. Не исключено, что и в Пинске мы будем готовиться на определенном этапе.

    — Перед началом прошлого сезона Владимир Наумов обнародовал бюджет клуба. Вы готовы назвать цифру?

    — К сожалению, не уполномочен. Не хотим, чтобы разглашение этой  информации принесло ущерб клубу.

    — А суммы контрактов хоккеистов?

    — Как я уже говорил, теперь от каждого игрока зависит, сколько он заработает. Могу лишь сказать, что контрактов в миллион долларов и выше у нас нет. Возможно, таковые появятся, если мы выиграем Кубок Гагарина или наши ребята покажут себя в сезоне суперменами.

    Torbin3 Часы Алексея Торбина отсчитывают время до начала сезона. Иван Уральский, Goals.by

    — Как известно, до прихода в клуб вы возглавляли юридическую службу БФСО «Динамо». И, если не ошибаюсь, поучаствовали в деле Тихона и Девятовского?

    — Я очень хорошо знаком с ребятами. Буквально вчера созванивался с Вадимом. БФСО «Динамо» стало той пушинкой, которая сломила горб верблюду. Именно наша помощь оказала существенное влияние на дело Тихона и Девятовского. Лично я выполнял определенную работу, но основную роль в этом деле сыграли английские эксперты и европейские адвокатские фирмы.

    — Как в таком молодом возрасте справляетесь со свалившейся ответственностью? Ведь у вас, как я понимаю, нет ни опыта работы в хоккее, ни связей…

    — Мне 27 лет, и это плюс. Я очень активен и работоспособен, нахожусь в хорошей физической форме. А что касается связей… Пусть у меня их нет, но нет и любимчиков, протеже, ко всем отношусь объективно. Можно вспомнить Михаила Тюркина из ХК МВД. Человек, не имея никакого отношения к хоккею, вывел команду на высокий уровень.

    — С вас еще не собираются снять приставку «и.о.»?

    — Нет. Сам я ни коем образом не стану инициировать подобное. И уж, конечно, не мне принимать это решение.

    «Папа — инженер, мама — учительница»

    — Расскажите о своей семье. Откуда вы родом?

    — Я родом из Чашников, что в Витебской области. Родился в обычной белорусской семье. Помните, как учили когда-то в школе тему «Моя семья» по английскому языку? Мой папа — инженер, моя мама — учительница. Вот я из той же категории.

    — У вас есть хобби? Чем занимаетесь в свободное время?

    — Сейчас стараюсь подтянуть английский, поскольку приходится много  общаться с иностранцами. Занимаюсь активно спортом. Люблю поиграть в футбол, поплавать. Еще мне очень нравится ходить пешком. Иногда по два-три часа хожу.

    — Бытует мнение, что в Беларуси слабый спортивный менеджмент. Вы, наверное, можете с этим поспорить?

    — Думаю, эта проблема решаема. Мне, к примеру, в некоторой степени не хватало информации об игроках. Зачастую она была весьма противоречивой. Поэтому в этом году хочу ввести в хоккейном клубе скаутскую систему, чтобы мы располагали информацией о потенциальном игроке. Хотим знать о нем каждую мелочь.

    — Вы ведь еще и командой МХЛ занимаетесь?

    Да. И там у каждого игрока есть двусторонний контракт. То есть в любой момент хоккеист может пойти на повышение в КХЛ. Перед ними мы не ставим серьезных задач. Команда только дебютирует в таком сильном чемпионате. Наша цель сделать так, чтобы наши белорусские ребята росли в мастерстве с прицелом на 2014 год.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.