Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Очень люблю родину»

    Словацкий нападающий «Динамо» Йозеф Штумпел рассказал, почему он решил поиграть в КХЛ, из-за чего покинул «Барыс» и чем привлек его Минск, высказал свое мнение о коммунистах, Глене Хэнлоне, гольфе, футболе и теннисе, поведал о дружбе с Зигмундом Палффи и Владимиром Цыплаковым, а также признался в любви к родной Словакии.

    Йозеф Штумпел переехал в Минск ради семьи.
    Йозеф Штумпел переехал в Минск ради семьи.
    StumpelЙозеф Штумпел переехал в Минск ради семьи. Иван Уральский

    Словацкий нападающий «Динамо» Йозеф Штумпел рассказал, почему он решил поиграть в КХЛ, из-за чего покинул «Барыс» и чем привлек его Минск, высказал свое мнение о коммунистах, Глене Хэнлоне, гольфе, футболе и теннисе, поведал о дружбе с Зигмундом Палффи и Владимиром Цыплаковым, а также признался в любви к родной Словакии.

    — Йозеф, вернемся в самое начало сезона. Расскажите, почему вы все-таки покинули Астану?

    — Уход из «Барыса» произошел по моей инициативе. Мне предлагали поиграть в Астане еще один год, но я хотел быть ближе к дому, к Словакии. Я сделал это для семьи. Астана — все же далековато находится в географическом плане.

    — Но ведь зарплата в «Барысе» у вас была больше, чем в «Динамо».

    — Повторюсь, уехал оттуда из-за семьи. А деньги… За свою жизнь я их достаточно заработал, чтобы сейчас не ставить на первый план. Моей семье в Казахстане не очень нравилось.

    — Можете сравнить Минск и Астану?

    — В Казахстане зимой очень холодно. Лучше вообще не выходить на улицу. Минск — ближе к Европе. Можно даже телевидение словацкое в Беларуси посмотреть. Авиасообщение со Словакией лучше. В Астане 2 или 3 рейса в неделю, в Минске — хоть каждый день летай.

    — Вы уезжали в НХЛ в самом начале 90-х годов прошлого века. Вас не пытались удержать? Не пришлось ли лететь в Северную Америку тайком, укрываясь от властей?

    — Перед отъездом в НХЛ я играл в Германии, в которую уехал из Словакии без проблем. Без проблем улетел и из Германии в США. А на счет тайных побегов хоккеистов, это было при коммунистах, при них действительно никуда нельзя было выехать.

    — А как вы вообще относитесь к такому политическому строю, как коммунизм?

    — Свободы нет никакой, это самая настоящая диктатура.

    — Матчи между словаками и чехами рассматриваются всегда как самые принципиальные. У вас нет неприязни к Чехии?

    — Нормально, никакой вражды нет. У меня в Чехии много друзей.

    — Если не изменяет память, в НХЛ в «Лос-Анджелесе» вы выступали с белорусом Владимиром Цыплаковым. Помните такого?

    «Владимир Цыплаков — мой хороший друг. В выездных поездках мы жили с ним обычно в одном номере».

    — Конечно. Это мой хороший друг. В выездных поездках мы жили с ним обычно в одном номере.

    — Владимир не храпит?

    — Нормально (смеется). Мне с Цыплаковым было уютно и на площадке, и в быту.

    — Говорят, что ваш лучший друг — хоккеист Зигмунд Палффи. Это правда?

    — Думаю да, Зигмунд — мой лучший друг. Мы с ним знакомы уже очень-очень давно. Сколько себя помню, мы все время были вместе, всегда отлично проводили время.

    — Недавно Роберт Эш сказал, что скучает по НХЛ, которая является лучшей лигой в мире. Вы не скучаете? Согласные с мнением Роберта?

    — НХЛ на данный момент действительно лучшая хоккейная лига в мире. КХЛ еще надо работать, чтобы достигнуть заокеанского уровня.

    — А почему вообще вы решили поиграть в КХЛ. После стольких-то сезонов в НХЛ вполне можно было пойти на заслуженный отдых.

    „Я очень люблю хоккей, даже не представляю, как буду жить без него. Я был здоров, хотел играть, мне было интересно посмотреть Россию, Дальний Восток, поэтому и перешел в КХЛ“.

    — Я очень люблю хоккей, даже не представляю, как буду жить без него. Я был здоров, хотел играть, мне было интересно посмотреть Россию, Дальний Восток, поэтому и перешел в КХЛ. К тому же и деньги в Астане предложили весьма неплохие.

    — Какую победу вы назовете наиболее важной в вашей карьере?

    — Наверное, «золотые» медали сборной Словакии на чемпионате мира в 2002 году.

    — К слову, о сборной, как относитесь к тому, что ее возглавил Глен Хэнлон?

    — Я практически не знаю Глена, но, думаю, что при нем команда заиграет. Он ведь работал в Европе, с вашей белорусской командой имел неплохие результаты. Мне кажется, за это время он успел понять менталитет европейцев.

    — За столько лет, прожитых в США, вы не стали американцем? Где планируете жить после окончания карьеры?

    „США, безусловно, дали мне очень многое, но я — словак, всегда был им и навсегда им останусь. Я очень люблю свою родину, постоянно приезжал домой после каждого сезона в НХЛ, всегда старался играть за сборную“.

    — США, безусловно, дали мне очень многое, но я — словак, всегда был им и навсегда им останусь. Я очень люблю свою родину, постоянно приезжал домой после каждого сезона в НХЛ, всегда старался играть за сборную. После завершения карьеры лично я хочу вернуться в Словакию и жить там, но поступлю так, как решит семья.

    — Расскажите о вашей семье.

    — У меня три ребенка: старшей дочке 9 лет, сыну 7 лет, младшей дочке 5 лет. Сын занимается хоккеем.

    — Ваша супруга и дети живут вместе с вами в Минске?

    — Да. Дети ходят в международную школу. Им, кстати, нравится в Минске.

    — У вас есть хобби?

    — Стараюсь проводить побольше времени с семьей. Хотя никогда не откажусь поиграть в теннис, футбол или посмотреть их по телевизору.

    — И за кого болеете?

    — В футболе нравятся «Реал», «Барселона», «Манчестер Юнайтед», «Челси». В теннисе переживаю за Федерера, Джоковича, Надаля.

    — А знаете такую теннисистку Виктория Азаренко?

    — Конечно. Она белоруска.

    — Все североамериканские хоккеисты, с которыми мне доводилось общаться, любят гольф. А как вы относитесь к этому виду спорта?

    — Медленная игра, которая отнимает много времени. Мне нравятся виды спорта поактивней.  

    — Завершим беседу динамовской темой. Марек Сикора высказал такую мысль, что статус капитана команды, возможно, мешает вам полностью раскрыться на льду. Вы беседовали по этому поводу с тренером?

    «Трудно сказать, играл бы я лучше без буквы „К“ на свитере или нет. Но я приму любое решение главного тренера: если Сикора посчитает нужным снять с меня капитанские обязанности, я ни в коем случае не обижусь».

    — Не знаю, действительно ли на мою игру влияют капитанские обязанности. Трудно сказать, играл бы я лучше без буквы «К» на свитере или нет. Но я приму любое решение главного тренера: если Сикора посчитает нужным снять с меня капитанские обязанности, я ни в коем случае не обижусь.

    — Сергей Варламов отлично зарекомендовал себя в первом звене с Глазачевым и Спиридоновым. Как считаете, после вашего выздоровления стоит ли Сикоре возвращать вас в первую тройку?

    — Это уже пускай сам Марек решает. Но Варламов на самом деле отлично смотрится в связке с Костей и Максимом. В принципе, я готов играть на любой позиции и в любом звене, лишь бы только приносить пользу команде.

    — Йозеф, в чем, на ваш взгляд, главная проблема «Динамо»?

    — Выражаясь теннисной терминологией, мы допускаем много невынужденных ошибок, из-за них и страдаем…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.