Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Сикора постоянно нас критиковал»

    Один из лидеров минского «Динамо» в прошлом сезоне, игрок «астанинской» тройки Максим Спиридонов рассказал о своем восстановлении после травмы, порассуждал о причинах, по которым расстался с «зубрами», вспомнил о регулярной критике со стороны главного тренера, раскритиковал любимчиков Сикоры, а также посоветовал «Динамо» определиться с приоритетами.

    Максим Спиридонов не обижается на
    Максим Спиридонов не обижается на "Динамо".
    Spiridonovm1Максим Спиридонов не обижается на «Динамо». Иван Уральский

    Один из лидеров минского «Динамо» в прошлом сезоне, игрок «астанинской» тройки Максим Спиридонов рассказал о своем восстановлении после травмы, порассуждал о причинах, по которым расстался с «зубрами», вспомнил о регулярной критике со стороны главного тренера, о любимчиках Сикоры, а также посоветовал «Динамо» определиться с приоритетами.

    — Максим, в первую очередь позвольте поинтересоваться вашим здоровьем. Как нога?

    — Вот недавно вернулся с двухнедельной реабилитации, которую проходил в Германии. Эта поездка пошла мне на пользу. Доктора отметили, что я, так сказать, опережаю график восстановления. В зале, на велосипеде уже тренируюсь по полной программе. На следующей неделе планирую начать выходить на лед. Думаю, через две-три недельки буду абсолютно здоров.

    — То есть, к следующему сезону вы успеете подготовиться во все оружия?

    — Да, у меня даже небольшой запас по времени есть.

    — «Динамо» взяло на себя хотя бы часть расходов на операцию и реабилитацию?

    „Я лечился исключительно за свои деньги. „Динамо“ обещало оплатить мне операцию, но пока я от клуба ничего не получил“.

    — Я лечился исключительно за свои деньги. И операцию сам оплачивал, и реабилитацию. «Динамо» обещало оплатить мне операцию, но пока я от клуба ничего не получил. Правда, до конца месяца у них есть еще неделя, они мне обещали, что до мая переведут сумму. Надо, кстати, будет позвонить в бухгалтерию, узнать, что там и как.

    — Если «Динамо» все-таки ничего вам не выплатит, будете добиваться этих денег любым путем?

    — Мне мое здоровье важнее, я лечился для себя. А если клуб так поступит, значит, такие в нем люди. Я-то переживу этот момент, с меня не убудет.

    — При каких обстоятельствах вам было сообщено о прекращении сотрудничества?

    „Слышал такое, что „Динамо“ не хотело платить нам те деньги, которые мы имели. Мол, мы много получали, а лучше эти деньги Джеффу Платту добавить“.

    — Непосредственно от руководства я не слышал объяснения причин, почему с нами не намерены продолжать сотрудничество. Но мир тесен, до меня доходили разные варианты. В конце концов руководство вело диалог с моим агентом. Слышал такое, что «Динамо» не хотело платить нам те деньги, которые мы имели. Мол, мы много получали, а лучше эти деньги Джеффу Платту добавить. Когда это началось, агент сказал руководству, что если мы не нужны в Минске, то мы уходим в другой клуб. Плюс, вроде, в «Динамо» еще хотят политику изменить. Развивать белорусский хоккей. А ведь в начале нам говорили, что если попадем в плей-офф, то останемся. А как попали в плей-офф, сразу все изменилось. Впрочем, сейчас я веду переговоры с одним клубом, они уже на завершающей стадии. Команду пока называть не буду, но она интересуется мной и Костей Глазачевым. Скорее всего, снова будем выступать вместе. И, признаться, если у нас все срастется, то я буду только благодарен «Динамо», что оно не предложило мне новый контракт.

    — То есть «Динамо» вообще ничего вам не предлагало, даже контракт на меньшую зарплату?

    — Официально ничего не было. Знаете, я в газете как-то прочитал, что Марек Сикора не был доволен, как мы большинство играем. Что он хочет взять тех, кто стоит перед воротами. Мы большинство играем три года и оно у нас одно из лучших в лиге. Хотя в последнем году, соглашусь, было не идеальное.

    — Предполагаю, что вы ответите отказом, но, может быть, огласите свою зарплату в «Динамо»?

    — Ну, зачем это? Скажу лишь, что сумма была отнюдь не заоблачная. Мы нашим звеном отказали в прошлом году многим командам, договорившись с «Динамо». Потом минский клуб сказал, что не может платить эти деньги. И мы подвинулись, пошли на компромисс.  Но об этом тоже все быстро забыли. Я сейчас ничего не собираюсь доказывать, но мы были честны во всем и честно отрабатывали свою зарплату. То, что нас не захотели оставлять, это дело «Динамо». Пожалуйста, мы не собираемся навязываться. Я знаю, что без работы не останусь.

    — Многие специалисты отмечали, что Сикора в последних матчах регулярного чемпионата был какой-то неуверенный, не контролировал ситуацию. Как считаете, выход в плей-офф — это в большей степени заслуга Марека или игроков?

    «То, что я думаю о Сикоре, пускай останется при мне. Только хочу сказать одно: следующий год все расставит по местам».

    — Я не такой человек, который может кого-то полить грязью. То, что я думаю о Сикоре, пускай останется при мне. Только хочу сказать одно: следующий год все расставит по местам. Посмотрим, что Марек сможет сделать в новом сезоне.

    — А какие вообще впечатления остались от работы с чехом?

    — Вроде, неплохой человек. Но я ни разу не сталкивался с тем, чтобы тренер после каждой игры выделял одно звено в негативном плане и все сваливал на него. Ведь Сикора постоянно нас критиковал, говорил, что не доволен нами. На мой взгляд, это не правильно даже со спортивной точки зрения. Если ты хочешь нам что-то сказать, ну вызови в раздевалку. Считаю, что это не порядочно. Мне даже ребята из других клубов звонили, спрашивали, что у нас тут происходит, почему в прессе такие отзывы. Если со стороны посмотреть, то это получается, что он снимал с себя ответственность и перекладывал ее на нас.

    — Да, вы правы, Сикора при общении с журналистами действительно часто подвергал вашу тройку критике. Впрочем, как и других игроков. Он вообще периодически винил в неудачах хоккеистов. Скажите, а в раздевалке он говорил то же, что и для СМИ?

    — Мы ж не знаем после матча, что он говорит на пресс-конференции. Читали это на следующий день. Бывало такое, что вам он говорил одно, а в раздевалке — другое.

    — Как считаете, могли вы лично и ваша тройка провести сезон более удачно?

    — Однозначно. Во-первых, у Йозефа была травма. Во-вторых, у меня. Да, мы сыграли в плане статистики хуже, чем в «Барысе», но на то были объективные причины. Взять то же большинство, нам не хватало одного защитника.

    — Типа Даллмэна?

    — Даллмэн — это идеал. Можно было кого-нибудь другого, типа Подградски. Вы же сами видели, что первых двадцать игр Мойжиш вытворял на синей линии. Понятно, что потом другие сочетания пытались делать, но все равно. Я пропустил 13 игр из-за повреждения, Штумпел — 12. В итоге, мы не играли вместе на протяжении 25 матчей. Плюс в каких-то моментах Сикора нас не выпускал, хотя мы рвались на лед. Да, он может парировать тем, что давал нам много игрового времени. И это правда. Но я говорю о том, что то, что мы имели в «Барысе», в Минске мы не дополучали.

    — Со стороны показалось, что у Сикоры к соотечественникам особое отношение. Так сказать, были свои любимчики, которым прощалось больше, чем другим. Вы этого не замечали?

    «У Петра Сикоры ничего не получалось, но Марек ставил его до последнего. А как он может его не поставить, если он его и пригласил».

    — Все замечали. Не только я. Сначала Мойжиш, потом приехал Петр Сикора. У Петра ничего не получалось, но Марек ставил его до последнего. А как он может его не поставить, если он его и пригласил. Понимаю, у каждого тренера есть свои любимчики, но чтобы настолько. Ведь объективно были игроки посильнее Мойжиша и Сикоры.

    — Знаете, многие специалисты, журналисты склонялись к мнению, что с Сикорой надо прекращать сотрудничество. А что об этом думали сами хоккеисты?

    — Я лечился в Германии, как-то и не размышлял об этом. Что происходило в раздевалке, тоже не знаю. Понятно, что кому-то тренер может нравиться, кому-то нет. Но раз руководство так решило, значит, так решило. Не думаю, что хоккеистов спрашивали.

    — Обиды на «Динамо» у вас нет?

    — В спорте бывает, что сегодня ты здесь, а завтра там. Я рад, что мы выполнили задачу, которую перед нами ставили. Ведь «Динамо» не выходило до этого года в плей-офф. Я рад, что в этом городе мы подарили болельщикам праздник. А в плане обиды? Нет, ее нет. Еще раз говорю, что если сейчас все сложится с новым клубом, то буду только благодарен минчанам.

    — Какое, на ваш взгляд, будущее у «Динамо»?

    «Будущее у «Динамо», конечно же, есть, только нужно определиться: наигрывать хоккеистов для сборной Беларуси или добиваться результата в КХЛ».

    — Будущее у клуба, конечно же, есть, только нужно определиться: наигрывать хоккеистов для сборной Беларуси или добиваться результата в КХЛ. Две этих цели вместе не работают. Нужно выбирать что-то одно.

    — Максим, номер, по которому я вам звоню, украинский. Где вы сейчас находитесь? Что делаете?

    — У меня девушка из Одессы. Приехали навестить ее родителей. Пару недель проведу здесь.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.