Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Крик-2

    Известный тренер наконец-то подтвердил факт переговоров с «Ак Барсом», фактически заявив о своем возвращении в казанский клуб, с которым он работал десять лет назад. Пришла пора выудить из архивов самые интересные цитаты, посвященные Владимиру Крикунову, которого до сих пор ждет белорусская сборная. Дождется ли?

    Владимир Крикунов поменял
    Владимир Крикунов поменял "Нефтехимик" на "Ак Барс".
    KrikВладимир Крикунов поменял «Нефтехимик» на «Ак Барс». ntrtv.ru

    Владимир Крикунов наконец-то подтвердил факт переговоров с «Ак Барсом», фактически заявив о своем возвращении в казанский клуб, с которым он работал десять лет назад. Пришла пора выудить из архивов самые интересные цитаты, посвященные тренеру, которого до сих пор ждет белорусская сборная. Дождется ли?

    Хоккеисты о Крикунове

    Дмитрий Квартальнов: «Владимир Васильевич немного барин по своей натуре, по отношению к игрокам. Меня это немножко задевало, он мог унизить игрока, как это практиковалось в былые времена. Да, сейчас я понимаю, что где-то можно было промолчать, не реагировать на его замечания. Но ведь я вернулся в Россию, поиграв за границей почти 10 лет, считаю, что заслужил уважение к себе. При всем этом я нормально играл у Крикунова, но, надо отдать ему должное, никогда не смешивал личное с командным, чтобы ни с того ни с сего не поставить на игру» («Время и деньги», 29 апреля 2003-го).

    Павел Дацюк: «Крикунов, не побоюсь высокого слога, вырастил меня в Екатеринбурге, довел из юношей до команды мастеров. Да что там, фактически сделал из меня игрока, научил всему» («Советский спорт», 15 июля 2004-го).

    Денис Куляш: «Такой Владимир Васильевич человек: он всегда говорит то, что думает, и это его большой плюс. Есть немало людей, которые скажут о тебе все то же самое, только за твоей спиной. А это некрасиво» («Спорт-Экспресс», 13 февраля 2006-го).

    Сергей Зиновьев: «Мне, скажу откровенно, было обидно и неприятно, когда Крикунов, не владея информацией, принялся давать комментарии в прессе. Ведь сказаны эти слова были не в чьем-то кабинете в разговоре тет-а-тет, а на всю страну. Ведь это же все читают, и люди — обыкновенные обыватели — они же верят главному тренеру сборной! Не берусь судить, как реагируют остальные, но у меня в душе остался осадок и обида на этого человека. То, что он сказал обо мне, — неправда, которая впоследствии нигде и не подтвердилась» («Спорт-Экспресс» 14 апреля 2006-го).

    Максим Сушинский: «Система игры Крикунова в большинстве мне непонятна. Нельзя выпускать всех по очереди! Не могут быть все игроки настолько одноплановыми, чтобы их имело смысл так чередовать. Ну не могут все одинаково хорошо играть и в обороне, и в атаке, и в численном неравенстве! Не бывает такого в хоккее!» («Спорт-Экспресс», 20 марта 2006-го).

    Алексей Ковалев: «При Крикунове сделать что-либо я был бессилен — поэтому, наверное, и не поехал бы больше к нему. Тяжело и неприятно работать, когда приезжаешь просто провести время. Не хотел бы сейчас ворошить старое и вдаваться в подробности — что, как и почему. Все прекрасно знают, что он представляет собой как тренер, и для сборной эта эпоха позади» («Спорт-Экспресс», 11 января 2007-го).

    Илья Ковальчук: «У Крикунова все что-то пропили: Ковальчук — Вену, энхаэловцы — Питер... Может, это значит, что Ригу он сам пропил? Этот тренер уже всем все доказал, когда не взял туда энхаэловцев, кроме Овечкина: пообещал выиграть — и занял пятое место. У нас любят говорить, что игроки ставят свои интересы выше командных, а здесь вышло наоборот. Но почему отношение к отдельно взятому человеку, уже не работающему в сборной, должно влиять на мое решение, ехать на чемпионат мира или нет?» («Спорт-Экспресс», 2 мая 2007-го).

    Александр Овечкин: «То, что увидел в Америке, с нагрузками Крикунова и Билялетдинова не сравнится. Поэтому в «Вашингтоне» на предсезонке у меня не возникало проблем. Чисто крикуновское изобретение, которое больше нигде не встречал: три человека усаживаются на баллон — а ты должен этот «поезд» протащить туда и обратно по залу. Баллон — камера от грузовика. Крепится на лямках. Когда впервые с этим столкнулся, чуть не помер, честно говоря. Было настолько тяжело! Позабыл, кто на моем баллоне сидел, три года прошло, — но не самые хрупкие люди, это факт» («Спорт-Экспресс, 18 июля 2008-го).

    Николай Белов: «Владимир Крикунов постоянно говорит, что ему нужны игроки обороны, которые не пропускают, а не которые забивают» (Официальный сайт КХЛ, 25 ноября 2009-го).

    Дерон Куинт: «Тренировки Крикунова никогда не забуду, мы очень много бегали. Зато сейчас у меня лучшая физическая форма за всю карьеру» («Советский спорт», 13 декабря 2009).

    Егор Михайлов: «Наверное, все-таки я зря пошел в «Динамо», к Владимиру Крикунову. Не нравилось, что физические нагрузки были для всех одинаковые. Эти баллоны... В общем, я тогда серьезно подорвал здоровье, что сказывается, к сожалению, до сих пор. Не надо было соглашаться на переход в «Динамо». И когда через полтора сезона перебрался в ЦСКА, ничуть не пожалел» («Горячий лед», 11 сентября 2010-го).

    Сергей Коньков: «Я знаю, что про нагрузки Крикунова ходят легенды, но прошлым летом все было нормально. По крайней мере, никто из нас не умирал во время тренировок. Нагрузки, может быть, и прежние, но что-то изменилось. Такой усталости, когда после занятия не можешь пошевелиться, не было. Крикунов остался прежним. Опять же, наверное, все дело в привычке. Помню, когда я в первый раз приехал в «Нефтехимик», было гораздо хуже, по крайней мере, для меня. Эти баллоны… Тяжело приходилось» (Официальный сайт КХЛ, 2 сентября 2010-го).

    Специалисты о Крикунове

    Врач «Динамо» Валерий Конов: «Он всем интересуется. Видит автомобильный журнал — сразу начинает листать. Что-то медицинское у меня заметит — то же самое. Потом все использует в работе. Изучаю я, бывает, научные показатели по усталости игроков, а Крикунов, смотрю, все уже определил. И совпадают наши оценки, что поразительно, процентов на девяносто. Это и есть, наверное, тренерская интуиция» («Спорт-Экспресс», 11 апреля 2005-го).

    Помощник Крикунова Иван Кривоносов: «Я ведь все эти 22 года с ним работаю, и за весь этот срок всего один раз на пару лет мы в разных местах оказались. Никто, я вам гарантирую, — никто не знает его так, как знаю я. Чего мы только не хлебнули вместе за эти годы! Второго такого порядочного человека поискать. Знаете, какое у него в хоккейном мире прозвище? Мужик! И не зря — Васильич всегда был настоящим мужиком. Как бы тяжело порой ни приходилось — ни разу не повел себя недостойно. («Спорт-Экспресс», 11 апреля 2005-го).

    Владимир Юрзинов: «Владимир — очень прямой, открытый человек. С могучим характером и бойцовскими качествами. Он обладал ими, когда играл и не расстается с ними до сих пор. У Крикунова накопился большой опыт, он упорно и долго шел снизу вверх, заработал право быть тренером олимпийской сборной. Но самое главное его свойство — постоянная потребность в росте, что очень привлекательно» («Спорт-Экспресс», 4 февраля 2006-го).

    Бывший тренер «Атланты» Боб Хартли: «Видимо, из-за того, что этот человек рос в другом поколении, для него любой ужин в ресторане означает одно: водка и соленый огурец. На дворе двадцать первый век. Если ты пошел поужинать, это не значит, что из ресторана ты обязан приползти пьяным. Мы играем по 90 матчей за чемпионат, и если за каждым ужином хлебать водку — постарели бы лет на 40 за сезон. Просто несерьезно слышать такие веши от человека, которому уже за 50» («Спорт-Экспресс», 20 января 2007-го).

    Владимир Вуйтек: «Владимир Крикунов — прекрасный тренер, который над физическими кондициями в команде работает всегда» («Спорт-Экспресс», 25 декабря 2007-го).

    Вячеслав Быков: «Он один из лучших специалистов в России. Уже по ходу сезона было видно, что команда правильно подобрана и выходит на пик формы. Заслуги Крикунова всем очевидны» (Официальный сайт «Нефтехимика», 19 марта 2010-го).

    Игорь Захаркин: «Я постоянно удивляюсь Крикунову. Он что, со сборной что-то выиграл? Человек становится одиозной фигурой. Я как профессионал хоккея этого не понимаю и не принимаю. Слышал его высказывания насчет «пастухов в СКА», когда там работал хороший специалист. Я, даже говоря о Ржиге, замечаю его хорошую работу. Но я никогда не упрекну руководство «Атланта» в том, что они взяли этого специалиста. А Крикунов спокойно говорит, что этот — тренер плохого уровня… Как ты, тренер с достаточно ограниченными достижениями и примитивными методами работы, пытаешься оценивать работу коллег? Неужели не понимаешь, насколько это смешно? Впрочем, мне безразлично, что там думает Крикунов. Как специалист он у меня не вызывает никакого уважения» («Спорт-Экспресс», 5 мая 2011-го).

    Крикунов о Крикунове

    «Был и остаюсь приверженцем атакующего, комбинационного стиля. В то же время придерживаюсь правила доверять молодым игрокам — без собственных воспитанников команда долго не проживет» («Спорт-Экспресс», 30 июля 1999-го).

    «Пусть в командах мастеров тактике учат, а школа должна обучить пацана правильно и быстро кататься, бросать по воротам, обыгрывать. Мальчикам гораздо интереснее в атаке, у них мозги совершенно по-другому тогда развиваются, они творческими хоккеистами вырастают, а не роботами» («Прессбол», 26 февраля 2002-го).

    «В Нижнекамске команда не та, что в Казани. Деньги тоже. Но творчества — больше. Тренеру со слабой командой выигрывать интереснее! Хотя прощать себе поражения так и не научился. Все равно после каждого думаешь: почему?» («Спорт-Экспресс», 20 декабря 2002-го).

    «Так сложилось, что человек я по натуре, как говорят, рисковый. И просто не представляю себе соперника, которого можно бояться. Опасаться — да, уважать — еще раз да, благодарить за учебу и науку в случае поражения — три раза да. Но не бояться! И стараюсь это прививать любой своей команде» («Спорт-Экспресс», 20 февраля 2003-го)

    «Я же профессионал, знаю свое дело и вижу игроков насквозь. Они все время твердят, что, мол, мы устали. Но если ты сам себе будешь внушать, что не готов, что все валится из рук и не получается, все так и будет на самом деле. Самовнушение — великая вещь. Человек программирует себя вперед, всю свою жизнь — все свои успехи и неудачи. Если мужик нацелен на высокую задачу, он ее достигнет, а если говорит себе, что слишком устал, усталость действительно наступает слишком быстро» («Прессбол», 12 мая 2003-го).

    «Я скорее тренер-диктатор. Я вообще не помню, чтобы тренер-демократ добивался чего-либо серьезного. Может, только на Западе, где менталитет совершенно другой. Там работа расценивается как жизненная необходимость. А мы как дети малые в этом самом капитализме. У нас отношение к труду не такое, как за границей» («Советский спорт», 10 июня 2004-го).

    «Если честно, я тренером в свое время стал во многом благодаря жене. Когда она поняла, что играть мне осталось не так много, посоветовала подумать о будущем, о тренерстве. Так я потихоньку стал думать о новой работе, что-то записывать, анализировать. В итоге добрался до золота» («Время и деньги», 10 апреля 2005-го).

    «Капитанство — это как раз тот момент, который, с моей точки зрения, лучше оставить на усмотрение самих ребят. Им так комфортнее. Когда капитана назначает тренер, среди игроков всегда находятся недовольные. Дать хоккеистам возможность самим выбрать лидера, по-моему, и справедливее, и правильнее с психологической точки зрения. Во всех моих командах всегда было только так. Сам я капитанов не назначал никогда» «Спорт-Экспресс», 7 февраля 2005-го).

    «Хоккей — это уже как болезнь. Без спорта не представляю свою жизнь. С нетерпением жду начала каждого межсезонья, старта чемпионата. Гадаешь, чего можно добиться с этим составом, кто выстрелит. Дополнительных стимулов, пожалуй, уже не нужно. К ним разве что можно отнести имя, заработанное прежде, — не хочется опускаться ниже своей планки. Да и зарплату необходимо отрабатывать» («Прессбол», 5 ноября 2008-го).

    «Многие годы российским тренерам советовали брать пример с НХЛ. Рекомендовали, как это называется в Северной Америке, «химичить». То есть создавать ударное звено, выматывающее, разрушающее, синтезировать спецбригады большинства и меньшинства, и так далее, и тому подобное. Когда в начале века я сомневался в этих идеях, высмеивал эти интеллектуальные «побрякушки», СМИ, помнится, говорили, что Крикунов встал на пути хоккейного прогресса, называли меня ретроградом. А ведь жизнь показала, что тот хоккей, который к нам пришел из советских времен, самый правильный и перспективный. Тогда как все эти «бригады» – от лукавого, от отсутствия игровых ресурсов, от исключительно клубной системы подготовки» («Спорт-Экспресс»,15 мая 2009-го).

    «Я жестко требую с тех, кто начинает сачковать или работает не так, как нужно. Конфликты между тренером и игроком возникают всегда и всегда по одной и той же причине — игрового времени. Лично я не знаю тренеров, которые специально не дают играть тому или иному хоккеисту: работает игрок хорошо — значит, будет выходить на лед. По большому счету, мне все равно, с кем работать. Единственно — с более высокими по классу хоккеистами легче решаются некоторые вопросы, и такие команды лучше оснащены технически. С другой стороны, точно так же работаю и с менее звездными хоккеистами» («Время и деньги, 23 апреля 2010 года»).

    «Любая команда «читаема», я считаю. Если ты нормально работаешь, видеоматериалы просматриваешь, то у любого соперника можно найти сильные и слабые стороны. Ту команду я анализировал не только на видео, но и ходил на ее игры. Я готовлюсь к любому матчу, просматриваю видео, особенно последние. И всегда находятся какие-то моменты, на которых можно сыграть» («Горячий лед», 24 октября 2010-го).

    «Упражнение с баллонами развивает как раз те самые мышцы, которые необходимы игроку. Ноги становятся более сильными. Поэтому мы ими и занимаемся. Та же сборная Германии перед полуфиналом и по земле такие баллоны таскала, и по льду. Так что у нас еще гораздо легче упражнение, чем у них» («Горячий лед», 24 октября 2010-го).

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.