Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «После операции у мужа будет новая жизнь»

    Жена главного тренера минского «Динамо» вспоминает, каким был Марек в юности, рассказывает, как сделала из него тракториста, как выхаживала его новорожденного сына, как помогала обустраивать его дом, как с трибуны она обычно кричит «позор», но это не значит, что ей не нравится игра команды Марека Сикоры.

    В этом сезоне супруга планирует чаще навещать Марека в Минске.
    В этом сезоне супруга планирует чаще навещать Марека в Минске.
    Syk_zhenaВ этом сезоне супруга планирует чаще навещать Марека в Минске. Иван Уральский

    Жена главного тренера минского «Динамо» вспоминает, каким был Марек в юности, рассказывает, как сделала из него тракториста, как выхаживала его новорожденного сына, как помогала обустраивать его дом, как с трибуны она обычно кричит «позор», но это не значит, что ей не нравится игра команды Марека Сикоры.

    Мы долго обсуждали с Мареком Сикорой возможность нашей встречи с его супругой. Наконец, в июле Марек дал согласие. Сразу после предсезонной подготовки Здена должна была прилететь в Минск. Так и случилось, и мы с Мареком договорились о времени и месте встречи. По трагической случайности она состоялась за час до катасторфы в Ярославле. О ней мы больше не будем упоминать в этом тексте.

    Марек и Здена встречали меня улыбками и протянутой навстречу рукой. И если рукопожатие с главным тренером минского  «Динамо» — уже приятная традиция, то с его супругой — что-то новенькое. Мягко говоря, у нас в стране не принято, чтобы женщины здоровались с мужчинами на неофициальных встречах. Надеюсь, встреча с Сикорой и его женой была скорее дружеской, чем обязательной. За чашкой кофе мы говорили обо всем и ни о чем.

    «Жизнь убегает — нам надо быть вместе!»

    Здена: Хорошо в Минске. Город чистый, в нем много прекрасных парков.

    — Как часто бываете в наших краях?

    Здена: В прошлом году приезжала к Мареку каждый раз, когда «Динамо» проводило домашние серии. Тогда жили недалеко от «Минск-Арены». В этом году хотела, чтобы перебрались ближе к центру города, где можно погулять вечером, сходить на рынок. Я быстро адаптируюсь на новом месте, поэтому прекрасно изучила ваш город.

    — Чем подкрепите выражение «быстро адаптируюсь на новом месте»?

    Здена: Жила три года в Африке. Работая в UNICEF, помогала организовать отделы неонатологии (выхаживание новорожденных — Goals.by) во многих африканских странах: Южной Африке, Намибии, Конго, Зимбабве, Тунисе…

    — А почему решили стать врачом?

    Здена: Выросла в Праге возле больницы, поэтому такой выбор профессии, думаю, легко объяснить. Мне хотелось помогать людям, и я видела в детстве, как это делали врачи. Уже 35 лет сама врач! :) Почему выбрала неонатологию? Работать с маленькими людьми лучше, чем с большими! С ними проще договориться!

    — Но ведь они все время плачут!

    Здена: Это хорошо, когда плачут!

    — У вас дети есть?

    Здена: Двое. Сын тоже врач, дочка занята в сфере технологий коммуникации.

    — Но это не общие ваши дети?

    Здена: «Общих детей с Мареком у нас нет. Была свидетельницей рождения сына супруга. Мальчик весил чуть больше двух килограмм. Определила его в инкубатор, следила за состоянием...»

    Здена: Общих нет. У меня дочь, а у Марека сын. Была свидетельницей рождения его ребенка. Мальчик весил чуть больше двух килограмм. Определила его в инкубатор, следила за состоянием здоровья… Мы ведь уже давно знакомы с Мареком. В школе вместе учились...

    Марек: Он знает...

    — Здена, а Марек был двоечником?

    Марек: Чем был?

    Здена: Марек всегда получал хорошие оценки, но я все равно лучше! Помню, как списывал у меня на математике :).

    Марек: В свою очередь учил Здену делать кувырок :), — с улыбкой говорит тренер и тычет пальцем на русско-чешский словарь. — Юр, если ты не понимаешь какие-то слова, не бойся об этом сказать! У нас есть волшебная книга!

    Здена: Когда Марек подписал контракт с магнитогорским «Металлургом», говорила по-русски лучше мужа. Это теперь он указывает мне на ошибки!

    Марек: Поверь, Здена, ты хорошо говоришь по-русски для человека, который не живет в русскоязычной среде!

    Здена: Марек пришел к нам в класс хоккеистом молодежной сборной Чехословакии по хоккею.

    Марек: В 1967 году на чемпионате Европы в Ярославле получил травму. В 1968 году в Тампере стал чемпионом Европы. Тогда еще не было чемпионата мира среди юниоров. В нашей сборной играли Глинка, Мартинец, Счастны, Новак, Эберман. Позже эти игроки выступали в составе национальной команды, а я уже нет.

    — Из-за травмы, перечеркнувшей профессиональную карьеру?

    Марек: Не только. Я был средним игроком, поэтому вряд ли попал бы в сборную Чехословакии. Хотя травма, полученная в 17 лет, на самом деле сыграла со мной злую шутку.

    — Здена, опишите Сикору-юношу.

    Здена: „У Марека были длинные роскошные волосы! Девочкам он очень нравился. Но так как он был в нашем классе, берегли его от взглядов соперниц из параллели! И все же не уберегли: женился Марек как раз не девочке из другого класса“.

    Здена: У него были длинные роскошные волосы! Девочкам он очень нравился. Но так как он был в нашем классе, берегли его от взглядов соперниц из параллели! И все же не уберегли: женился Марек как раз не девочке из другого класса.

    — Выходит, вместе прошли через всю жизнь?

    Здена: Да, но сочетались в браке 11 лет назад. Уже после смерти жены Марека.

    Марек: Мы строили дом в Чехии, а Здена специалист по созданию уюта в доме. Часто говорю ей, что она ошиблась, когда решила стать врачом.

    Здена: Я хороший врач. :)

    Марек: Никто не спорит, хороший! Но ты и дизайнер классный!

    Здена: Многим своим знакомым создала интерьер в домах…

    Марек: Здена помогала мне с домом, и вот так шаг за шагом стали развиваться наши с ней отношения.

    Здена: Как сказала твоя, Марек, мама: «Это было до боли знакомо!»

    Марек: Это жизнь.

    — Здена, Марек мне много рассказывал про вашу любовь к садовничеству. Откуда она?

    Здена: Мои предки из Моравии. Часто ездила в деревню к своей бабушке и в тайне мечтала о своем доме, своем саду. Теперь у меня все это есть. Более того, у сына и дочери свои дома. Всем уже помогла обустроиться… Когда Мареку исполнилось 60 лет, подарила ему трактор, чтобы он косил мне траву.

    Марек: Я тракторист!

    Здена: Внучки любят кататься на тракторе вместе с дедом.

    — Сейчас бросили свой сад, приехав в Минск?

    Здена: Подготовила все к «зимовке».

    — Почему решили приезжать в Минск чаще, чем это было в прошлом году?

    Марек: „Здена, нам уже по шестьдесят лет! Жизнь убегает — нам надо быть вместе!“

    Здена: Марек сказал мне: «Здена, нам уже по шестьдесят лет! Жизнь убегает — нам надо быть вместе!»

    Марек: Куда лучше быть вместе с родным тебе человеком, нежели разговаривать со стенкой. Или с телевизором, как в одном российском сериале. «Наша Раша», по-моему!

    Здена: Вот и внучки видят деда чаще по скайпу, чем вживую!

    «Садишься за руль и не знаешь, что случится в дороге»

    — Здена, вы ведь уже вышли на пенсию, верно?

    Здена: Вот уже два года, как на пенсии. Хотя продолжаю выходить на дежурство в своей больнице.

    Марек: В Чехии сейчас переходный этап. Постепенно увеличивается возраст выхода на пенсию. Хорошо, конечно, что пенсионеры могут продолжать трудится. Но мне, например, нравится, что в Германии пенсионеры не работают и таким образом дают дорогу молодым.

    Здена: Я была в больнице главным врачом, подготовила себе смену. Но молодые ребята не получили бы повышения, останься я работать на своем месте.

    — Но говорят ведь, что пожилые люди увядают от того, что не находят себе применения. Вы все равно настаиваете на том, чтобы люди выходили в положенный срок на пенсию?

    Марек: В Австрии и Германии хорошие пенсии и люди отдыхают после шестидесяти, путешествуя по миру. В Чехии пенсии меньше, поэтому люди тоже считают, что им лучше работать после шестидесяти.

    Здена: Некоторые бабушки и дедушки занимаются своими внуками. Но Марека хватает только на один день!

    — Почему?

    Марек: Брать под опеку внуков — большая ответственность. Вот садишься, например, за руль! А ведь не знаешь, что случится в дороге! Лучше, если своими детьми будут заниматься родители…

    — Если не секрет, какая все же пенсия в Чехии?

    Марек: Небольшая. Средняя зарплата у нас в стране — 1000—1200 евро.

    — Это много в Чехии?

    Здена: Когда ты живешь один — это неплохо.

    Марек: Для пенсионера это были бы неплохие деньги.

    «Не говори больше «болешники», а то придут — убьют нафиг!»

    — Здена, что скажите про колено и «головные боли» Марека?

    Здена: После плей-офф с «Локомотивом» все было готово к тому, чтобы провести Мареку операцию на колене. Кости в коленном суставе смещены, и ничто другое, как хирургическое вмешательство, мужу не поможет. После операции у Марека будет новая жизнь. Но ей он предпочел еще один сезон в минском «Динамо».

    Марек: А что касается головы, она у меня не болит.

    — Я о том, что на прошлогодних послематчевых пресс-конференциях много говорили о «головных болях». Разумеется, это касается хоккея.

    Здена: Марек всегда очень переживает за результат команды.

    Марек: В этом году не буду нервничать. Думаю, для игроков и меня будет лучше, если будет меньше эмоций с моей стороны. Вопрос ведь только в том, выиграем или проиграем. А жизнь-то продолжается.

    Здена: Марек всегда так говорит, а потом берется за свое!

    Марек: „Хоккей, как наркотик. Никогда ничего такого не употреблял, но адреналин мне действительно необходим, чтобы жить. В межсезонье, когда нет работы, чувствую себя плохо“.

    Марек: По-другому не умею. Хоккей, как наркотик. Никогда ничего такого не употреблял,  но адреналин мне действительно необходим, чтобы жить. В межсезонье, когда нет работы, чувствую себя плохо.

    — До старта чемпионата многие специалисты выражают скепсис по поводу перспектив «Динамо» в новом сезоне. Как думаете, с чем они связаны?

    Марек: Расчет на первое звено? Нет, это в Канаде принято, что результат делает первая тройка. Джефф Платт может быть в первом звене, а Збынек Иргл — во-втором. Но уже через секунду все может быть с точностью до наоборот. Жду результативной игры от всех игровых сочетаний!

    Здена: Болешники…

    Марек: Болельщики! Не говори больше «болешники», а то придут — убьют нафиг!

    Здена: Читала на интернет-форумах, что пишут болельщики. Но Марек не хочет слушать об этом ничего. Знаете, когда команда выигрывает, все хорошие, проигрывает — сразу плохие, всех выгнать. Так было в Магнитогорске, в Екатеринбурге. В Чехии, кстати, тоже ругают «своих».

    — Часто разговариваете о хоккее друг с другом?

    Марек: Жена хотела бы, но дома стараюсь не думать о работе. Хотя бывают моменты, когда нужна поддержка. Что-то не получается или журналист плохой пришел. Это не касается, Юра, тебя. Есть просто такие твои коллеги, которые стараются меня подколоть. Но я и им не отказываю в интервью. Вспоминаю слова дочери: «С прессой нельзя бороться — никогда не выиграешь!» Есть настроение или нет его, нужно находить время для общения с представителями масс-медиа, быть открытым в общении. Ты со мной согласен?

    — Конечно. Но вот взять, к примеру, одну из «свежих» историй с участием «Динамо»: клуб отчислил из состава команды Сергея Шелега и Андрея Антонова, а разумного объяснения своим жестким действиям не дал.

    Марек: «Антонов ошибся, когда сделал выводы, глядя на ситуацию с Константином Глазачевым. Мы предупреждали Андрея, и он знал, что ходит по лезвию бритвы. Видимо, он нас не услышал, поэтому пришлось с ним расстаться».

    Марек: Есть такие вещи, которые говорить нельзя. Но кое-что я расскажу. Антонов ошибся, когда сделал выводы, глядя на ситуацию с Константином Глазачевым. Мы предупреждали Андрея, и он знал, что ходит по лезвию бритвы. Видимо, он нас не услышал, поэтому пришлось с ним расстаться. Шелег — талантливый парень, но он мало работал.

    — Решение по игрокам было вашим?

    Марек: В том числе. Без моего «да» ничего бы не было.

    — А что же за история-то с Глазачевым приключилась в прошлом сезоне?

    Марек: Извини, не могу сказать.

    — Это как-то связано с тем, что однажды он не поехал вместе с командой на выездную серию матчей?

    Марек: Именно. Но было бы не солидно теперь об этом вспоминать.

    — Понимаю, хотя Глазачев, в свою очередь, критиковал руководство минчан, которым он выплатил стоимость своего трансфера!

    Марек: Это его выбор.

    «Здена кричала с трибуны «позор, позор!»

    — Давайте обратимся еще раз к словарю! С вас по одному слову!

    Здена: Любовь — ласка.

    Марек: Здоровье — здрави.

    — Марек, а можете вспомнить слово, которое дается с трудом?

    Марек: Есть какая-то в дворцах пошещемость… Это то, сколько приходит болельщиков на матч.

    — Посещаемость!

    Марек: Не могу выговорить это слово.

    — И это при том, что «Минск-Арена» всякий раз бьет рекорды! Пора бы, Марек, выучить это слово!

    Марек: Пока для меня это катастрофа. Знаешь, когда Здена впервые попала на матч магнитогорского «Металлурга», кричала с трибуны «позор, позор!». В переводе с чешского pozornost — внимание. Вокруг Здены все недоумевали: «Что она кричит?»

    Здена: Это я кричала «позор» Пете Сикоре и другим чехам в «Металлурге». После того, как это повторилось несколько раз, жена директора магнитогорского клуба вежливо поинтересовалась: «Что значит позор?» А я, на самом деле, призывала хоккеистов быть осторожными…

    — Здена, вы эмоциональны на трибуне?

    Здена: Да! Но по-чешски.

    — Кричите: «Марек, вперед!»?

    Марек: Здена кричит: «Марек, домой!» :)

    — Здена, а какие матчи запомнились в прошлом сезоне?

    Здена: В плей-офф с «Локомотивом». Это были отличные игры.

    Марек: Да, жаль, что ты уехала накануне игры с «Салаватом Юлаевым». У нас ведь тогда дома случилось, как мы говорим, цунами

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы