Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Желание есть, предложений нет»

    Старший тренер «Северстали» Владимир Цыплаков рассказал, как он попал в этот клуб, объяснил, почему снова исполняет роль помощника, а не трудоустроился главным тренером, признался, что ни «Динамо», ни Хейккиля не предлагали ему работу, поведал, какую роль он сыграл в переходе Николая Стасенко в «Северсталь», а также смело заявил, что, по его мнению, белорусский хоккей деградирует.

    В
    В "Северсталь" Цыплакова (третий слева) пригласил Квартальнов.
    Tsypa_sevaВ «Северсталь» Цыплакова (третий слева) пригласил Квартальнов. severstalclub.ru

    Старший тренер «Северстали» Владимир Цыплаков рассказал, как он попал в этот клуб, объяснил, почему снова исполняет роль помощника, а не трудоустроился главным тренером, признался, что ни «Динамо», ни Хейккиля не предлагали ему работу, поведал, какую роль он сыграл в переходе Николая Стасенко в «Северсталь», а также смело заявил, что, по его мнению, белорусский хоккей деградирует.

    — Владимир Викторович, как появился вариант с «Северсталью»?

    — Мне поступило предложение от главного тренера клуба Дмитрия Квартальнова, которое я с радостью принял. Тем более, что в Беларуси у меня работы не намечалось.

    — А вы с Квартальновым давние знакомые?

    — Да, мы играли вместе три года в Казани.

    — Вы, насколько я помню, всегда старались совершенствовать свое тренерское мастерство, ездили на различные стажировки за океан, посещали семинары в России. В этом году удалось где-нибудь подучиться?

    — Я сейчас учусь в Высшей школе тренеров в Беларуси. За океан в этом году съездить не получилось. Но в целом вы правы, я действительно всегда стараюсь использовать любые возможности для самообразования.

    — Вы уже довольно давно занимаетесь тренерским делом, но все время являетесь помощником, нет ли все-таки желания поработать главным?

    „Желание работать главным есть. Да и опыт к тому же уже накопил приличный. Проблема в том, что предложений нет“.

    — Желание есть. Да и опыт к тому же уже накопил приличный. Проблема в том, что предложений нет.

    — Так, может быть, стоит начать не с КХЛ, а, скажем, с ОЧБ?

    — Так и из ОЧБ, к сожалению, предложений у меня тоже не было. А поскольку так, это пустой разговор.

    — Минское «Динамо» случаем на вас не выходило?

    — Спортивный директор клуба Игорь Матушкин контактировал с нами во время чемпионата мира, спрашивал наше мнение по определенным игрокам. А по какому еще поводу «Динамо» могло на меня выходить? :)

    — Ну, например, «зубры» вполне могли бы пригласить вас в тренерский штаб.

    — Этот вопрос лучше задать руководству клуба, а не мне. По поводу работы никакого диалога с «Динамо» у меня не было.

    — Кстати, следите за «зубрами», их комплектованием? На что клуб, по-вашему, может рассчитывать в этом сезоне?

    — Трудно сказать. Цыплят по осени считают.

    — Хорошо, а какие задачи стоят перед «Северсталью»?

    „Мне кажется, что в регулярном чемпионате у всех клубов только одна задача — попасть в плей-офф. А при выходе в постсезонку уже будут ставиться новые цели“.

    — Мне кажется, что в регулярном чемпионате у всех клубов только одна задача — попасть в плей-офф. А при выходе в постсезонку уже будут ставиться новые цели.

    — «Северсталь» пополнил защитник сборной Беларуси Николай Стасенко. Признайтесь, ваших рук дело?

    — У нас есть генеральный менеджер, который занимается селекцией. Понятно, что он взаимодействует с тренерским штабом. В том числе по поводу Стасенко консультировался и со мной. В итоге, так сказать, совместными усилиями было принято решение, что Николай будет полезен нашему клубу.

    — А новый главный тренер сборной Беларуси Хейккиля не обращался к вам? Может быть, приглашал войти в его штаб?

    — Ко мне Хейккиля не обращался и ничего не предлагал.

    — Владимир Викторович, а что, на ваш взгляд, произошло с нашей сборной в Словакии? Вы, если не ошибаюсь, еще не высказывались по этому поводу.

    — Где-то произошел слом. У меня есть своя версия произошедшего, но я не считаю нужным озвучивать ее в прессе.

    — После чемпионата мира на команду обрушился град критики со стороны спортивного руководства. Некоторые высказывания министра спорта Олега Качана довольно долго мусолились в прессе.

    — Это были эмоции, которые имеют мало чего общего с реальной оценкой.

    — Скажите, при всем пиаре хоккея в нашей стране, вы не считаете, что в действительности он деградирует?

    — Да, деградирует. Я давно об этом заявлял и сейчас заявляю. На данном этапе я вижу, скорее, показуху, а не реальную работу. Пока не создадут условия для детских тренеров, пока не наладят работу детских школ, которые бы давали в полном смысле хоккейное образование детям, ничего у нас не будет.

    — Многие игроки, которые в этом межсезонье уехали из ОЧБ, говорят, что и чемпионат наш катится вниз и одной из причин тому введенные возрастные ограничения. Можете что-то сказать по этому поводу?

    «Я не сторонник заглядывать хоккеисту в паспорт. Нет смысла вводить какие-то ограничения. Нет смысла искусственно тянуть молодежь. Я против всевозможных возрастных лимитов».

    — Я сам играл довольно долго. Мог бы, в принципе, и еще поиграть. Я не сторонник заглядывать хоккеисту в паспорт. Нет смысла вводить какие-то ограничения. Нет смысла искусственно тянуть молодежь. Я против всевозможных возрастных лимитов. Должен быть, если так можно выразиться, естественный отбор. Давайте вот вместе с вами разберем две ситуации. Первая такова: молодой хоккеист по всем своим характеристикам готов играть в ОЧБ, выступает лучше многих возрастных игроков. Да его в таком случае и без всяких лимитов любой тренер поставит в состав. Ситуация вторая: молодого игрока, который не готов играть в экстралиге, искусственно в нее тянут. Далее происходит следующее: этого молодого хоккеиста выпускают на 1-3 минуты для галочки. И где польза? Не лучше ли такому игроку выступать в лиге рангом ниже и проводить на льду по 15-20 минут, чем по 3 минуты в экстралиге? Где логика?

    — К сожалению, не могу вас не спросить о случившейся в Ярославле трагедии. Кем для вас останется Руслан Салей?

    — Как и для всех — примером для подражания, образцом настоящего спортсмена и отличного человека. Не могу сказать, что он был моим лучшим другом. Лучшим другом Руслана, насколько я знаю, был его родной брат.

    — Помимо Салея много ли ваших знакомых погибло в этой катастрофе?

    — Да, Кривоносова, например, знал с семи лет. Со многими пересекались на льду, с кем-то играл в одной команде, с другими были по разные стороны баррикад. Все это очень трудно пережить…

    — Череповец, к слову, является единственным городом на карте КХЛ, чей аэропорт не в состоянии принимать большие самолеты. Скажите, в клубе не ведутся разговоры о том, что надо бы как-то усовершенствовать аэропорт в этом плане?

    — Мне трудно ответить на этот вопрос. Это, все же, не моя компетенция…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.