Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Культуры спортивного менеджмента у нас нет»

    Управляющий директор МХЛ Дмитрий Ефимов рассказал, что такое спортивный бизнес на территории бывшего Союза, подтвердил, что отсутствие грамотных спортивных управленцев — это огромная проблема, поведал, почему лига не пользуется админресурсом, отметил, что «Динамо-Шинник» является одним из лидеров по посещаемости в лиге, а также объяснил, почему МХЛ на данный момент не так популярна, как аналогичные проекты в Северной Америке.

    Дмитрий Ефимов:
    Дмитрий Ефимов: "Главное, чтобы работали профессионалы..."
    EfimovДмитрий Ефимов: «Главное, чтобы работали профессионалы...» mhl.khl.ru

    Управляющий директор МХЛ Дмитрий Ефимов рассказал, что такое спортивный бизнес на территории бывшего Союза, подтвердил, что отсутствие грамотных спортивных управленцев — это огромная проблема, поведал, почему лига не пользуется админресурсом, отметил, что «Динамо-Шинник» является одним из лидеров по посещаемости в лиге, а также объяснил, почему МХЛ на данный момент не так популярна, как аналогичные проекты в Северной Америке.

    — Дмитрий Григорьевич, можно ли сказать, что хоккей на постсоветском пространстве — это бизнес?

    — В большей степени нет, чем да. Есть, конечно, клубы, которые стараются и активно работают в этом направлении, но их меньшинство. В первую очередь, это рижское «Динамо», «Магнитка». Большинство же клубов живет по старинке, опираясь на акционеров, хозяина и не прилагая усилий, чтобы превратить спорт в бизнес. Но тут стоит отметить вот какой момент. У нас нет культуры спортивного спонсорства. Мы с этим феноменом столкнулись в МХЛ. Понимаете, слово «спонсорство» вызывает практически у всех страшную аллергию. Дело в том, на протяжении многих лет в российском спорте спонсорство осуществляется под административным нажимом. Мы же в МХЛ принципиально не используем административный ресурс ни в каком его проявлении. Все спонсоры нашей лиги заключили с нами соглашения по их собственному желанию. Мы смогли их убедить, что это взаимовыгодное сотрудничество.

    — Выходит, МХЛ — это новое веяние в спорте?

    — Мы определенно среди пионеров. Мы доказываем потенциальным спонсорам, что работа с нами принесет конкретные плоды и результаты.

    — А не жалеете, что выбрали для себя именно такой путь, ведь при использовании административного ресурса все могло быть проще?

    — Не жалеем. Мы используем новые подходы, поэтому, думаю, наш проект и получился столь успешным. Посмотрите, за три года из 22 команд мы выросли до 51, с одной страны — до шести. Доходы от сторонних спонсоров выросли с 1,5 процента бюджета до 10 процентов бюджета.

    — Вы рекомендуете клубам работать по вашим принципам?

    — Лига — это добровольное партнерство клубов. Есть вещи, которые мы регламентируем. Да, мы рекомендуем клубам, советуем, настоятельно просим делать какие-то определенные вещи. Но результаты разные. Есть клубы, на которые в среднем ходят по 2,5-3 тысячи болельщиков, а есть клубы, которые собирают 150-200 болельщиков.

    — Что можете сказать о белорусских представителях МХЛ в этом плане?

    „По посещаемости „Динамо-Шинник“, как говорится, впереди планеты всей — в районе 3 тысяч. В ноябре-декабре я обязательно приеду в Бобруйск. Опыт вашего клуба необходимо изучать и доносить до других команд“.

    — По посещаемости «Динамо-Шинник», как говорится, впереди планеты всей — в районе 3 тысяч. В ноябре-декабре я обязательно приеду в Бобруйск. Опыт вашего клуба необходимо изучать и доносить до других команд.

    — Вы знаете, что в белорусских клубах есть ограничения по зарплате для хоккеистов?

    — Нет, если честно, не знал.

    — Ваше мнение об этом?

    — Считаю, что ограничивать можно только тогда, когда речь идет о сумасшедших миллионах. Когда суммы теряют разумность, тогда какие-то ограничения допустимы. Что же касается денег, которые платятся в МХЛ, на мой взгляд, ограничивать их нельзя, поскольку теряются законы рынка.

    — Но в России и в Беларуси существует проблема: молодежь «зажирается» и не стремится расти профессионально, ей хватает тех денег, которые она зарабатывает в низших лигах.

    — Не согласен. В МХЛ нет больших зарплат, они варьируются от 500 до 3000 долларов. А 500-3000 — далеко не те деньги, из-за которых молодежь может утратить мотивацию.

    — Несмотря на хорошую посещаемость матчей «Динамо-Шинник», в целом интерес к МХЛ у нас в стране совсем не велик. Как считаете, это недоработка клубов или объективная реальность?

    — Объективная реальность. Чемпионат России по хоккею существует много десятков лет, за ним люди следят поколениями. А молодежного чемпионата у нас не было никогда. Было бы глупо ожидать, что новое соревнование сразу обретет огромную армию болельщиков. В той же Канаде молодежный хоккей существует уже более 40 лет. Посмотрите на динамику посещаемости МХЛ. Первый сезон — 450 тысяч, второй — 750, в этом сезоне должны перешагнуть отметку в миллион.

    — Вы практически предугадали мой следующий вопрос. В Северной Америке юниорские и минорные лиги собирают очень солидную аудиторию. Может ли МХЛ рассчитывать на такой интерес со стороны болельщиков?

    — На это в первую очередь надо время. Во-вторых, необходимо, чтобы клубы работали в этом направлении. Повторюсь, в Северной Америке традиции молодежного хоккея гораздо богаче, чем у нас.

    — Клубы КХЛ далеки от самоокупаемости, а как обстоят дела в МХЛ?

    „Клуб МХЛ обходится значительно дешевле, чем команда КХЛ. И если клуб МХЛ ведет хорошую работу с болельщиками, заполняет трибуны, продает атрибутику, то он действительно может выйти на самоокупаемость“.

    — Клуб МХЛ обходится значительно дешевле, чем команда КХЛ. И если клуб МХЛ ведет хорошую работу с болельщиками, заполняет трибуны, продает атрибутику, то он действительно может выйти на самоокупаемость. На содержание команды группы «А» МХЛ нужно в среднем около одного миллиона долларов, группы «Б» — 350 тысяч долларов. Это цифры, которые реально могут быть заработаны.

    — В нашей стране существует серьезная проблема отсутствия толковых управленцев в спорте. В вашей лиге вы сталкиваетесь с ней?

    — Это на самом деле колоссальнейшая проблема. У нас, к сожалению, нет понимания необходимости и культуры спортивного менеджмента. У нас до сих пор бытует мнение, что если человек был хорошим футболистом или хоккеистом, то он априори может быть хорошим футбольным или хоккейным управленцем. Это далеко не так. На самом деле людей, которые блистали как спортсмены и блистают теперь как хорошие менеджеры — единицы, их можно пересчитать по пальцам одной руки.

    — Может быть, дадите какие-то советы, расскажите про азы спортивного бизнеса?

    „Вы можете представить себе какой-нибудь всемирно известный банк, в котором на месте бухгалтера, скажем, работал бы сварщик? Это просто исключено! А в спортивных организациях — это сплошь и рядом“.

    — Самое главное заключается в том, чтобы на каждой конкретной позиции работали профессионалы. Если мы говорим о спортивном директоре, то на этом месте должен быть, например, чемпион мира, который глубоко знает и понимает спорт. Если мы говорим о коммерческом директоре, то этот человек может вообще не разбираться в спорте, но он должен быть профессионалом в сфере продаж, коммерции. То же самое касается пресс-службы, маркетинга. На мой взгляд — это самое больное место наших спортивных организаций. В них принимают на работу случайных людей, по блату, из-за былых заслуг. Вот вам параллель. Вы можете представить себе какой-нибудь всемирно известный банк, в котором на месте бухгалтера, скажем, работал бы сварщик? Это просто исключено! А в спортивных организациях — это сплошь и рядом.

    — Скажите, а реально сделать клуб успешным в плане бизнеса, если его спортивные результаты слабенькие?

    — Если бы мы говорили о третьем футбольном дивизионе Англии, то я бы сказал, что реально. Команды в маленьких провинциальных городках ничего не выигрывают, но, в то же время, они могут быть обожаемыми своими болельщиками. В КХЛ это вряд ли возможно. Тут болельщик любит результат.

    — Дмитрий Григорьевич, а как вы оказались в спорте? Вы ведь начинали свою карьеру в другой сфере.

    — После окончания учебы последующие десять лет трудился в крупнейших мировых корпорациях Procter&Gamble, Danone и Coca-Cola. В 2003 году был назначен генеральным директором компании «Coca-Cola-Украина-Белоруссия». И вот когда я работал в Украине, мне поступило совершенно неожиданное предложение стать коммерческим директором донецкого «Шахтера». Когда я пообщался с руководством клуба, узнал, что такое спортивный бизнес, я подумал: «Боже, какой же скукой я занимаюсь и какой мир может передо мной открыться». Естественно, я принял предложение «Шахтера».

    — У вас ведь были просто потрясающие успехи в футболе на своем поприще, почему вы решили перейти в хоккей?

    — МХЛ — уникальный проект. Такой шанс бывает раз в жизни. Создать новую лигу, которая будет работать десятилетия — дорогого стоит. К тому же, будем откровенны, хоккей в данный момент переживает подъем. В футболе же, к сожалению, времена сейчас довольно грустные.

    — Сильно ли спортивный бизнес отличается от какого-то другого?

    «У нас превалирует советский подход к спорту. Невосприятие спорта как шоу, бизнеса».

    — На Западе не сильно. Подходы довольно схожи. У нас же кардинально отличается. У нас превалирует советский подход к спорту. Невосприятие спорта как шоу, бизнеса. У нас стадион открывается за два часа до игры и после игры через час закрывается. Разве может такой стадион стать домом для болельщика? На Западе стадионы открыты целый день, там работают рестораны с прекрасной едой и напитками, там нет милиции, там можно посмотреть спортивные трансляции. В общем, как я уже отмечал, нам надо менять многое в подходе к спортивному бизнесу…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы