Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    В яблочко

    Бомбардирскими достижениями Павла Дацюка сегодня можно только восхищаться. А много лет назад о нем знали лишь болельщики «Динамо-Энергии» да подписчики «Спорт-Экспресса». Что ж, стоит отдать должное прозорливости детройтских менеджеров и вспомнить параллельно самые удачные драфтовые попадания в НХЛ, начиная с 1990 года.

    Скаутинг «Детройта» в порядке.
    Скаутинг «Детройта» в порядке.
    DatsyukСкаутинг «Детройта» в порядке. GETTY IMAGES

    Бомбардирскими достижениями Павла Дацюка сегодня можно только восхищаться. А много лет назад о нем знали лишь болельщики «Динамо-Энергии» да подписчики «Спорт-Экспресса». Что ж, стоит отдать должное прозорливости детройтских менеджеров и вспомнить параллельно самые удачные драфтовые попадания в НХЛ, начиная с 1990 года.

    10. Андрей Марков

    «Монреаль», драфт 1998, 6-й раунд, 162-й номер

    К моменту попадания на драфт в активе 20-летнего защитника было уже три сезона за основной состав «Химика», а о силе его щелчка, точности передач и опасных подключениях знал каждый российский любитель хоккея. Скауты посчитали, что Андрею не хватает габаритов — титул лучшего оборонца МЧМ-1998 их не убедил. В моде тогда были здоровяки вроде Брэда Стюарта, Брайана Аллена или Виталия Вишневского, а тягаться в мощи с ними Марков не мог.

    Для хоккеиста с таким низким номером на драфте и жуткой историей травм россиянин добился блестящих результатов. Он несколько раз становился лучшим снайпером среди всех защитников команды, а в сезоне-2008/09 едва не стал ее лучшим бомбардиром.

    9. Томас Хольмстрем

    «Детройт», 1994, 10, 257

    Грузный и кажущийся неповоротливым форвард стал первой жемчужиной, добытой для «Детройта» их главным европейским скаутом Хоканом Андерссоном. Он откопал одного из главных специалистов НХЛ по игре на пятачке в третьей по силе лиге Швеции, о существовании которой большинство североамериканцев в 90-х и не знало. «Ред Уингс», понимая, что они ничем не рискуют, спокойно дотянули до 10-го раунда, а затем предоставили слово Андерссону, открывшему миру Томаса Хольмстрема. Он провел в НХЛ под 1000 матчей, забил 240 голов и выиграл с «Детройтом» четыре Кубка Стэнли. 26 игроков, выбранных в первом раунде того же года, всего три.

    8. Николай Хабибулин

    «Виннипег», 1992, 9, 204

    В начале 90-х, прошедших в НХЛ под девизом Вячеслава Быкова «мы забьем вам сколько захотим, вы — сколько сможете», тратить драгоценные пики на вратарей считалось невыгодно, и неудивительно, что в четырех первых раунда драфта-1992 команды завербовали всего пять голкиперов. Столько же было в последнем — одиннадцатом. Ждать так долго Хабибулину не пришлось, хотя сейчас, когда за плечами ветерана «Ойлерс» более 700 матчей в НХЛ, победа в Кубке Стэнли и две недели аризонской тюрьмы, его 204-й номер может вызвать удивление. На звезду сборной СНГ, выигравшей чемпионат мира среди молодежи, обратил внимание известный русофил, генменеджер «Виннипега» Майк Смит, который в том сезоне задрафтовал шестерых русских, двух украинцев и одного казаха.

    Если с первым выбором (Сергей Баутин, №17) Смит промахнулся, то с Хабибулиным он попал прямо в яблочко. 16 сезонов, 327 побед и 45 «сухарей» говорят сами за себя.

    7. Хенрик Лундквист

    «Рейнджерс», 2000, 7, 205

    Один из символов нынешнего лидера Востока Хенрик Лундквист в юные годы имел вполне приличную репутацию. Во всяком случае, на драфте-2000 из его европейских ровесников выше был выбран только словак Петер Гамерлик. Основное внимание на вратарском рынке Европы энхаэловские менеджеры уделили неразобранным вратарям постарше — таким, как Илья Брызгалов, Микаэль Телльквист, Стефан Лив и другим, менее известным сегодня. Провалив, по большому счету, всю остальную часть драфта, «Рейнджеры» сорвали банк в седьмом раунде, закрыв вратарскую позицию на долгие-долгие годы. Хотя поняли они это, конечно, не сразу, поэтому до приезда Лундквиста дважды хватали потенциально элитных голкиперов (Блэкберн, Монтойя) в первом раунде. А после этого взяли всего двух вратарей за семь лет.

    6. Павол Демитра

    «Оттава», 1993, 9, 227

    К драфту 1993 года Демитра успел поиграть на юниорском и молодежном чемпионатах мира, и проявил себя, в общем, неплохо, поэтому столь невысокий выбор на драфте слегка удивляет. Например, его ровесник Вацлав Проспал на МЧМ-93 вообще не попал в состав сборной Чехословакии, однако ж ушел в третьем раунде. В любом случае «Оттава» так и не сообразила, как бриллиант оказался в ее руках — Демитра три года мыкался по большей части в фарме, а потом его обменяли в «Сент-Луис» на Кристера Олльсона. Шведский защитник в итоге сыграл за «Оттаву» 25 матчей, а словацкий форвард вскоре вышел на звездную орбиту и блистал в НХЛ тринадцать сезонов. В сентябре прошлого года весь мир оплакивал его вместе с другими жертвами авиакатастрофы в Туношне.

    5. Хенрик Зеттерберг 

    «Детройт», 1999, 7, 210

    В отличие от акселератов Сединов будущий олимпийский чемпион на уровне юниоров результативностью не блистал, съездив на свой первый молодежный чемпионат мира уже после драфта. Возможно, невысокого универсала из «Тимро» проглядели бы и представители «Ред Уингс», если бы рядом с Хоканом Андерссоном в нужном месте и в нужный момент не оказался Джим Нил, помощник Кена Холланда. Увидев в деле Зетту, «Детройт» напрочь забыл о Маттиасе Вейнхандле, за которым следил первоначально. Возможно, номер Зеттерберга на драфте-1999 был бы выше, будь у «Ред Уингс» все девять пиков, но «краснокрылые» начали выбирать только с 4-го раунда.

    С 589 очками и 239 голами в 633 играх косматый швед, ставший одним из символов нынешнего «Детройта», занимает место в десятке самых результативных игроков в истории клуба. Из тех, кто был выбран на драфте выше 200-го номера, только он да Тим Томас выигрывали «Конн Смайт Трофи». И, возможно, этот трофей у него не последний.

    4. Тим Томас

    «Квебек», 1994, 9, 217

    Сегодня он лучший вратарь НХЛ, обладатель «Везины» и претендент на «Харт». Но 17 лет назад он был невесть откуда взявшимся первокурсником вермонтского университета, которого «Нордикс» выбрали в девятом раунде своего последнего драфта. «Родному» клубу он так и не пригодился и, прежде чем начать свою энхаэловскую историю, Томасу пришлось сменить семь команд на двух континентах. Самое интересное началось спустя 11 лет после драфта, когда многие другие уже бы успокоились и плюнули на свою мечту. В 31 год Тим Томас задвинул в запас Эндрю Рэйкрофта, лучшего новичка предлокаутного сезона, и отправился к звездам. Сегодня ему 37, он обладатель Кубка Стэнли и лучший вратарь лиги. А впереди наверняка еще немало побед.

    3. Петер Бондра

    «Вашингтон», 1990, 8, 156

    В 1990 году ему было уже 22 — переросток, к тому же европеец, таких всегда выбирают под конец драфта. Бондра к тому моменту стал лучшим снайпером «Кошице», вошел в десятку бомбардиров чехословацкого чемпионата — трудно было пройти мимо. «Кэпиталс» и не прошли. Понабрав в семи раундах бесполезных игроков с местами славными фамилиями (Сакик, Ковалев), в восьмом они попали-таки в десятку. Бондра прибыл в НХЛ сразу, пару лет потратил на притирку, а на третий год уже был лучшим бомбардиром «Вашингтона» и вообще звездой номер один. Сегодня ему принадлежит большинство клубных снайперских рекордов, а до появления Овечкина — почти все. И даже удивительно, почему его свитера до сих пор нет под сводами вашингтонской арены.

    2. Даниэль Альфредссон

    «Оттава», 1994, 6, 133

    По 1972-73 годам рождения у шведов выросло блестящее поколение — Нюландер, Форсберг, Нэслунд, Ренберг. Они блистали на юниорских и молодежных чемпионатах мира, а Альфредссон даже не проходил в состав этих сборных. К 1994 году он закрепился в основе «Фрелунды», стал одним из ведущих игроков команды и обратил-таки на себя внимание энхаэловских скаутов. Его дебют состоялся в сезоне-1995/96, «Сенаторс» как раз воевали с бастовавшим Алексеем Яшиным, и шведскому новичку пришлось сходу стать лидером команды. Получилось в принципе неплохо – «Оттава», конечно, оставалась беспросветным аутсайдером, но Альфредссону достался «Колдер Трофи». Сегодня никого из тех молодых шведских звезд нет в НХЛ, трое уже закончили карьеру, а Даниэль в свои 39 звезда и символ «сенаторов» и не последний игрок в лиге.

    1. Павел Дацюк

    «Детройт», 1998, 6, 171

    До лета 1998-го о существовании техничного паренька, фокусам которого сегодня рукоплещет весь мир, знали разве что болельщики «Динамо-Энергии», подписчики «Спорт-Экспресса», журналисты которого писали фамилию игрока с ошибкой, и пронырливые скауты «Детройта». Дацюк попался на глаза Андерссону, в общем-то, случайно — во время одного из матчей уральцев в Москве, куда скандинав приехал за Дмитрием Калининым. Забыть об открытии Владимира Крикунова после этого было невозможно. «Я был единственным из скаутов НХЛ, кто видел Дацюка в деле до драфта», — гордился собой Андерссон, отмечая победу в Кубке Стэнли-2008. Интересно, что теоретически Дацюк, недавно набравший 700-е очко в играх за «Ред Уингс», мог оказаться и в «Сент-Луисе», но его представители не долетели до Екатеринбурга из-за отмененного рейса. Зная о том, как непросто складываются отношения россиян с «Блюз», может оно и к лучшему.

    Примечание: в зачет рейтинга шли хоккеисты выбранные в шестом раунде и позднее.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.