Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Верните легионы!

    Программа «Горячий лед» вот уже на протяжении восьми лет ставит перед собой задачу всестороннего освещения хоккейной жизни в нашей стране. Но так уж получается, что многое неизбежно остается за кадром, элементарно не вписывается в хронометраж, а какие-то темы, к сожалению, раскрыть в полном объеме не удается. Но зачастую темы эти отнюдь не заслуживают умолчания. О них Роман Стронгин будет говорить на Goals.by. И первая тема — разбазаривание юных талантов в Беларуси.

    В прошлом сезоне страну покинули пятеро воспитанников
    В прошлом сезоне страну покинули пятеро воспитанников "Юности". Интересно, как сложится судьба этих ребят
    JunostВ прошлом сезоне страну покинули пятеро воспитанников «Юности». Интересно, как сложится судьба этих ребят junost.org

    Программа «Горячий лед» вот уже на протяжении восьми лет ставит перед собой задачу всестороннего освещения хоккейной жизни в нашей стране. Но так уж получается, что многое неизбежно остается за кадром, элементарно не вписывается в хронометраж, а какие-то темы, к сожалению, раскрыть в полном объеме не удается. Но зачастую темы эти отнюдь не заслуживают умолчания. О них Роман Стронгин будет говорить на Goals.by. И первая тема — разбазаривание юных талантов в Беларуси.

    Осенью 9 года от Рождества Христова римский принцип, Отец отечества и первый гражданин Октавиан Август не брил бороды и не стриг волос, а еще, по сообщению Светония, «не раз бился головою о косяк, восклицая: «Квинтилий Вар, верни мне мои легионы!» Взывал так могущественный государь к своему полководцу, потерпевшему сокрушительное поражение от германцев Арминия в знаменитой битве в Тевтонбургском лесу. Квинтилий Вар, к слову, поняв, что битва проиграна, закололся мечом, чтобы избежать плена, и по этой причине вернуть легионы Августу никак не мог.

    В нашем хоккее также хватает пропавших легионов, которых никто не в силах вернуть и о которых хотелось бы сегодня поговорить.

    Команду 1993 года рождения в Гродно расформировали. Большинство игроков с хоккеем после этого завязали.

    Вот история из нашего времени. Приезжает съемочная группа «Горячего льда» на матч МХЛ «Юность» – «Красная армия». На 39-й минуте встречи москвичи забрасывают ответную шайбу, фактически благодаря ювелирной передаче Артура Дриндрожика. Вспоминаем, что этот парень год назад ездил в составе юношеской сборной Эдуарда Валиуллина на чемпионат мира, где забросил две шайбы и отдал две результативные передачи, став пятым бомбардиром команды. После игры подходим пообщаться с земляком. Он рассказывает, что хоккеем начал заниматься в Гродно, но спустя несколько лет его команду 1993 года рождения расформировали. Большинство игроков с хоккеем после этого завязали. А вот ему повезло, и парень сначала оказался в Америке, а потом попал в «Красную армию». В следующем сезоне, кстати, Дриндрожик будет кандидатом в молодежную сборную Беларуси, чего никак нельзя сказать о его товарищах, которым повезло по жизни меньше, чем Артуру.

    Звоню Александру Крыскину, возглавлявшему на тот момент гродненский Центр олимпийского резерва, интересуюсь, как такое могло случиться: «93-ий? А, вспомнил... Этот возраст был в свое время объединен с 92-ым и играл по юниорской лиге. Тренировал их тогда Андрей Тонкоблатов. Кстати, неплохой возраст был. Почему объединили? Мало игроков было. Вот следующий, 94-ый год у нас получился очень сильный. А с 93-ьим... Такая ситуация была на тот момент. Сейчас, кстати, в Гродно все вроде бы хорошо».

    Продолжаю поиски и выясняю, что в Гродно не хватает не только 93-его года, но и команд 91-го, 95-го годов.

    Продолжаю поиски и выясняю, что в Гродно не хватает не только 93-его года, но и команд 91-го, 95-го годов. Более того, гродненский ЦОР в этом плане далеко не исключение. Нет 95-го года в Новополоцке. В Могилеве пропал 93-ий год, в итоге объединенный с 92-м. В Витебске нет 93-го и 96-го. В Бресте несколько ребят 2002 года рождения тренируются со старшим возрастом, на полноценную команду их не хватает. Столичная СДЮШОР потеряла 96-ой, 97-ой и 2000-ый года рождения. Даже в благополучном Гомеле, где школа работает действительно продуктивно, почти не осталось хоккеистов 95-го года рождения. Лишь «Юность выглядит на этом фоне оазисом благополучия.

    Нетрудно предположить, что в такой ситуации наши молодежные и юношеские сборные в ближайшее время ждут серьезные кадровые проблемы. Между тем речь идет не о мифических провальных девяностых. Группы, о которых говорим сейчас, набирались в процветающие «нулевые», когда и государственное внимание к хоккею достигло своего пика, и инфраструктура вышла на вполне достойный уровень. Вот и получается: ледовых арен настроили, а пользоваться ими не научились.

    Замдиректора СДЮШОР: «Ведь Гомель сейчас — кузница тренерских кадров для России. В Питер уехали Александр Пстыга, Сергей Могилевцев, Владимир Потапов, Сергей Ильченко. В Москву — Олег Обуховский».

    Набираю замдиректора гомельской СДЮШОР Николая Шаповалова: «Неординарная на самом деле сложилась ситуация. Прилагали все усилия, чтобы возраст сохранить, но... 95-ый год — это ведь была одна из лучших наших команд. Однако не все игроки смогли продолжить заниматься хоккеем. Когда с возрастом выросли нагрузки, многие просто завязали по состоянию здоровья. А еще бывало так, что приходили ко мне родители и просто детей забирали, чтобы те лучше учились в общеобразовательной школе. А вообще, прежде, чем спрашивать, надо что-то нам дать. Финансирование, экипировка, штаты. Ведь Гомель сейчас — кузница тренерских кадров для России. В Питер уехали Александр Пстыга, Сергей Могилевцев, Владимир Потапов, Сергей Ильченко. В Москву — Олег Обуховский. Притом, что зарплаты по белорусским меркам у нас приличные. Но, допустим, по 3 тысячи долларов мы платить, конечно, не можем. А так... Работаем. Почти все гомельские команды идут в призерах. Нам бы еще экипировку...»

    Не сказать, что федерация не обращает на это никакого внимания. Генеральный менеджер сборных, а с недавнего времени и председатель тренерского совета по детско-юношескому хоккею Владимир Сафонов говорит мне в интервью: «Спрашиваем, что происходит? Отвечают: были финансовые проблемы, возникли сложности с набором и так далее. Как по мне, все это пустые отговорки». Проблему в федерации видят, но пока сделать с этим ничего не могут.

    Кстати, есть и вполне официальный диагноз, выставленный в «Справке о проверке деятельности СДЮШОР, ДЮСШ и ЦОР», подготовленной отделом детско-юношеского хоккея ФХРБ и представленный в октябре 2011 года: «Отток учащихся … начинается с возраста 13-14 лет. Основные причины оттока: дефицит инвентаря и амуниции; невозможность приобретения инвентаря для учащихся со стороны родителей; неспособность тренерского состава удержать (заинтересовать) учащегося продолжать обучение; расформирование либо неоткрытие учебных групп из-за невозможности их наполнения по минимальным требованиям Министерства спорта и туризма; решение родителей перевезти детей за границу, где им предоставляется инвентарь, амуниция, лед, более высокий соревновательный уровень».

    В документе, из которого я взял этот абзац, вообще хватает душераздирающих пассажей. Например: «Для ведения учебно-тренировочного процесса хоккеистов остается ранее утро, дообеденные отрезки и вечер… Несмотря на имеющиеся нормативы Министерства образования… все учебные заведения нарушают эти требования… К руководителям… были применены различного рода санкции: предупреждения (Витебск), денежные штрафы (Новополоцк), принудительная отмена утренних занятий (Могилев)… Однако… тренировки в раннее утро и поздним вечером возвращались в ледовое расписание во всех ДЮСШ». Раннее утро это, к слову, допустим, 6 утра. Представьте своего ребенка на катке в 6 утра и мысленно выберите ему другое занятие в жизни.

    В этом сезоне страну покинули 53 воспитанника детско-юношеских школ.

    Или другое место для этого занятия. Вот еще информация, которой в открытых источниках пока нет. В этом сезоне страну покинули 53 воспитанника детско-юношеских школ. Два человека уехало из ДЮСШ БФСО «Динамо», два — из гродненского ЦОРа, пятеро — из «Юности», 6 — из новополоцкой СДЮШОР, 7 — из витебской ДЮСШ, 10 — из СДЮШОР Мингорисполкома, 10 — из могилевского ОЦОРа, 11 (!) – из гомельской СДЮШОР. Радует разве что Брест. Местную ДЮСШ покинул всего один хоккеист. Но это, кажется, оценка качества подготовки игроков в городе над Бугом, а не признак отличной работы учебного заведения. Направления отъезда традиционные: Россия (43 хоккеиста), Канада (трое), США (трое), Чехия (двое). Два игрока уехали в Германию и даже Италию.

    Среди фамилий сего скорбного списка нет пока равных по звучности Овечкину, Малкину, Кузнецову или Тарасенко. Но не факт, что через пару лет мы не увидим кого-то в первом раунде драфта и, покопавшись в статистике, не обнаружим у новой звезды мирового хоккея глубокие белорусские корни. Вот только паспорт новоявленный Кросби или Ганье будет иметь американский или, что скорее всего, российский.

    На вечный же вопрос «Что делать?» ответ предлагаю искать там же, в документах, регламентирующих деятельность спортивных учебных заведений. В частности, в Постановлении Минспорта «Об утверждении положений о специализированных учебно-спортивных учреждениях» указывается, чем государство обязано эти самые учреждения обеспечить, даже четкий перечень экипировки на каждого юного хоккеиста указан. А еще там четко говорится, что «государственный контроль за качеством подготовки учащихся в спортивной школе осуществляется путем проведения ее государственной аттестации в установленном порядке». А в случае не аттестации руководитель спортивной школы «несет персональную ответственность за невыполнение основных задач, возложенных на спортивную школу».

    И если эта ответственность всех заинтересованных сторон (школ, Федерации, Министерства спорта и туризма) наконец наступит, то мы тогда, встретив очередную нашу молодежную или юношескую сборную после очередного провала на чемпионате мира, наверно, не будем восклицать, подобно Октавиану: «Верните нам наши легионы!»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.