Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «17-й номер у меня неспроста»

    Хоккеист минского «Динамо» и национальной сборной Беларуси Сергей Дудко поведал о себе много всякого. Вспомнил, как его выгоняли из школы, как учился в вечерке и какие нравы там царили. Рассказал об отце, который празднует голы по своей программе и который в детстве мог жестко наказать. О том, откуда знает слово однолюб. О плакатах великих игроков, висевших в комнате тольяттинской квартиры. О сочинении музыки и своем нике DJ Dusia.

    Сергей Дудко очень критично относится к себе
    Сергей Дудко очень критично относится к себе
    DudkoСергей Дудко очень критично относится к себе Юлия Чепа

    Хоккеист минского «Динамо» и национальной сборной Беларуси Сергей Дудко поведал о себе много всякого. Вспомнил, как его выгоняли из школы, как учился в вечерке и какие нравы там царили. Рассказал об отце, который празднует голы по своей программе и который в детстве мог жестко наказать. О том, откуда знает слово однолюб. О плакатах великих игроков, висевших в комнате тольяттинской квартиры. О сочинении музыки и своем нике DJ Dusia.

    — Нынче в сборной ты не самый юный игрок. Шайбы не приходится таскать?

    — Почему? Помогаю. Если бы мне было, к примеру, 25 лет, а рядом ребята на 5 лет младше, тогда бы мог избавиться от этой обязанности. А так у нас год разницы с некоторыми ребятами, поэтому помогаю.

    — Раньше много говорили о том, что ты самый молодой игрок в «Динамо», в сборной. Есть мнение, что молодость — это «недостаток», который быстро проходит.

    — Некоторые ошибки можно списать на молодость. Все-таки опыта еще не хватает. Но со временем молодость пройдет. И если я буду допускать те же ошибки, то это будет, скажем так, финиш.

    — А о каких ошибках говоришь?

    — Где-то волнение сказывается. В ином случае допущу позиционную ошибку. Опытный игрок в определенной ситуации сыграл бы спокойнее, техничнее, а молодой и горячий боец может напортачить.

    — Недочеты в игре — это объяснимо. Порой говорят об ошибках более глобальных: загулял, сбился с пути…

    — Нееет. В загулах не бывал. Жена дома контролирует :). Так что не погуляешь. Да и, на самом деле, как-то не хочется. Летом могу расслабиться, когда нахожусь дома с друзьями, отцом. Но сейчас не до «расслабона». Да чего гулять-то с нашей работой? Чтобы потом на тренировке «помирать»? Меня это не прельщает.

    — Но говорят же: танцуй, пока молодой.

    — Это не про хоккеистов. Пока молодой, надо трудиться в поте лица, зарабатывать себе имя. Я это вижу так.

    — К требованиям Кари Хейккиля уже привык?

    Мне требования и тренировки Кари предельно ясны и понятны. Суть процесса я уловил еще с первых сборов.

    — Да. Если честно, такое ощущение, что мне требования и тренировки Кари предельно ясны и понятны. Суть процесса я уловил еще с первых сборов. Кто-то писал, что бывает сложно его понять. Да, говорит он не идеально, но когда он начинает рисовать на макете, то все становится на свои места. В голове это прокручиваешь, и все проясняется.

    ***

    — От тебя часто приходилось слышать самокритичные высказывания. Требователен к себе?

    — Очень. Я просто ненавижу проигрывать. Над каждой ошибкой много думаю: почему я сделал так? Почему именно мое звено? Были моменты, когда ко мне подходили не вовремя. Весь негатив, который во мне находился на тот момент, вылился в экспресс-комментарий. Да и вообще самокритичен. После каждой тренировки всегда сижу на скамейке, вспоминаю все занятие, анализирую, что сделал не так. Редко бываю собой доволен. Хотя бывает, что позвоню отцу, и он уверенно скажет: «Молодец!» Если отцу понравилось, значит, с большего сыграл хорошо. Но если он ответит «нормально», тогда сразу становится понятно, что в игре у меня были недочеты, ошибки. Отец — заядлый болельщик. Пусть он не играл на профессиональном уровне, зато видит и чувствует, как я играю. Если я всегда буду всем доволен, то ничего не добьюсь в этой жизни.

    — Говорят, что неудачи лучше быстро забывать, а концентрировать на положительном…

    — Стараюсь. И девушка мне говорит, что работа работой, а дом есть дом. Пока сижу в раздевалке, я думаю обо всем, анализирую. Когда прихожу домой, стараюсь как можно быстрее об этом забыть, чтобы не срываться на любимой. И она меня поддерживает: ведь будет новый день и новая игра. Правда, не всегда получается моментально и полностью переключиться.

    — Говоришь, что не любишь проигрывать. Клюшки от злости не ломаешь?

    — Чем старше становишься, тем больше стараешься не показывать эмоции. Все-таки везде камеры, еще скажут потом — во, психованный! Обычно все чувства держу в себе. В детстве, бывало, клюшки ломал, по бортам бил, плакал после поражений. Но это осталось в прошлом.

    — В драку мог вступить?

    — Очень редко. Все-таки я не той комплекции, чтобы драться. Разве что если противник реально начинал наглеть, задевал вратаря или бил исподтишка. Если случалось, то почему бы и не треснуть?

    — В январе на тебя обрушилось внимание, о тебе много говорили. В начале месяца Сикора хвалил тебя. Спиридонов упоминал твое имя на пресс-конференциях.

    — Что касается комплиментов Марека Сикоры, то было очень приятно это слышать. То, что нужна конкуренция, — это верно. Конечно, мне над многим еще нужно работать. Сразу ничего не приходит. Всему надо учиться. Я ведь пришел в сильнейшую лигу континента. Если бы сразу начал забивать по несколько шайб, раздавать передачи, то все бы сказали, что это зверь какой-то, звезда. Я же обычный парень, который работает над собой и стремится двигаться вперед.

    Теперь касательно слов Спиридонова. Когда я уезжал, то была такая договоренность. Если «Динамо» не пройдет дальше первого круга плей-офф, то я смогу вернуться в Жлобин. Сейчас так не получится. Посмотрим, что будет дальше. Плей-офф есть плей-офф. Честно говоря, я не особо в курсе, что там происходит. Мне ничего не сообщали. В эти дела не лезу. Я — молодой. Мне сказали «играешь» — играю. Отправят обратно — поеду. Будет мне 30 лет, будет у меня статус звезды (к примеру), тогда я смогу сказать: «Не хочу туда».

    — В «Динамо» была черная полоса, серия поражений. Пауза пойдет на пользу?

    — Обязательно. Очень выматывал график, при котором играли через день на следующий. Плюс перелеты. Очень тяжело. Раньше у меня такого никогда не было. В недавней выездной серии матчей я не играл, но это так тяжело морально: перелеты, тренировка, раскатка, игра... Человек же не робот. Необходимо психологическая разгрузка. Пауза пойдет на пользу всем ребятам.

    — Одноклубники отправились в ОАЭ. А у сборной — домашний представительный турнир. Если бы мог сам решать, где быть, куда бы отправился?

    Я ни разу не был в Эмиратах :). Поэтому можно пофантазировать, как поехал бы туда, восстановился и, глядишь, позагорал бы.

    — Я ни разу не был в Эмиратах :). Поэтому можно пофантазировать, как поехал бы туда, восстановился и, глядишь, позагорал бы. Но у меня сейчас такой период, что не стоит отдыхать. Сборная есть сборная. Я всегда буду рад приехать в расположение национальной команды. В любом возрасте (даст Бог, что будут приглашать). Думаю, мое пребывание в сборной пойдет мне на пользу. Играл я мало, а сил — много. К тому же, как уже говорил, надо двигаться вперед, по кирпичику стоить карьеру.

    ***

    — Однажды ты обмолвился, что твой дебют в КХЛ хорошо отметили.

    — Родители приезжали на Новый год. Отец, конечно, отметил. Как без этого. Все-таки сын попал в КХЛ.

    — Когда забросишь первую шайбу, видимо, будет большой праздник…

    — Возможно, так и будет :). Отец обычно по стандартной программе: есть гол — рюмочкой обязательно обмоет.

    — Или как в фильме: «Фетисов еще не забил? Выпьем, чтоб забил» :).

    — Точно-точно! Почему бы и нет, если в меру. Все-таки всю жизнь шли к этому, почему бы и не выпить. Да и я, если заброшу, то немного отмечу.

    — Живешь ты с девушкой. Уже женаты?

    — Мы вместе уже пятый год. Пока не женаты, но считаю ее полноценной женой. Я так и говорю: «Я домой к жене». Свадьбу планируем, когда будет свое жилье. Как построим свою квартиру, так и поженимся. Она это понимает. У нас все хорошо.

    — Как зовут невесту? Как познакомились?

    — С Александрой познакомились на дискотеке в Тольятти. Нам было по 15-16 лет. Как говорится, время познания. Познакомились в общей компании. Примерно год за ней бегал: звонил, в кино приглашал, в рестораны водил. Вот добегался :).

    — Женское внимание оказывает сильное влияние на игру?

    Работаю в поте лица, понимаю, что дома ждет жена, которая хочет красиво одеться.

    — Конечно. Как любой мужчина, ты не хочешь, чтобы дома было холодно и голодно. Поэтому работаю в поте лица, понимаю, что дома ждет жена, которая хочет красиво одеться. Все, что мы делаем в этом мире, мы делает из-за женщин и ради них. Я — не исключение.

    — Народный артист Валентин Гафт говорил, что футболистом он был посредственным, но когда на его смотрела девушка, в которую он был влюблен, то играл, как Пеле. В юношеские годы тоже старался завоевывать женское внимание?

    — Пока был в СДЮШОРе, девочки не ходили на хоккей :).

    — Да, это не футбол, где можно красоваться у всех на виду в школе или во дворе.

    — Когда играл в «Ладе», с Александрой уже были знакомы. Но тогда ее не приглашал на игры, потому что у меня был не лучший период. В Беларуси она обязательно присутствует на трибунах. Если же ее нет на арене, то чувствую себя как-то не так. Когда она смотрит, переживает, то понимаю, что не имею права ошибаться или плохо играть. Конечно, это мотивирует. Без ее поддержки — никуда.

    ***

    — Какие воспоминания о хоккейном детстве в Тольятти? Чьи плакаты висели в комнате?

    — Плакаты Харламова. А так занимался тем же, чем и остальные дети: катался на велосипеде, роликах, зимой — с горки. Лет в 13 мне купили компьютер, увлекся видеоиграми. В футбол почему-то не играл. Равно как и баскетбол. Друзья звали, но отвечал: «Если хотите, могу с вами посидеть, посмотреть». Зато практически не вылезал с ледового дворца. Бывало, что приходил в 6 утра, тренировался с командой одного года рождения. Заходил в буфет, чтобы перекусить. А потом снова на лед. И так до 6 часов вечера. Жил в таком ритме с 9 лет.

    — Почему именно Харламов? Ожидал услышать имена звезд НХЛ конца 90-х или начала 2000-х.

    Харламов мог менять ситуацию под себя, выполнять сразу три действия одновременно: двигаться на скорости, обыгрывать, видеть площадку.

    — Эту любовь привил отец. Он постоянно говорил: «Посмотри на его катание». У Харламова было невероятное игровое мышление. Он мог менять ситуацию под себя, выполнять сразу три действия одновременно: двигаться на скорости, обыгрывать, видеть площадку. И его катание действительно впечатляло. И это в то время на тех коньках! Изучал его игру по видеозаписям. Старался походить на этого хоккеиста во всем. Номер 17 у меня неспроста.

    Не буду оценивать, как было раньше. Но сейчас, мне кажется, намного сложнее играть.

    — Финты Харламова или Ягра разучивал?

    — Я смотрел финты, запоминал. Однако сейчас все реже ими пользуюсь. В таком быстро хоккее сложно что-то подобное использовать. Сейчас все на скорости, на тактике. Хочется, конечно, что-то такое применить. Но пока не получается. На тренировках, конечно, можно попробовать. А в игре не имеешь права на ошибку и думаешь, как сохранить шайбу.

    ***

    — Ты рассказывал, как прохожий на улице стал тебе подпевать. Были новые случаи?

    — Пока нет. Но народ в Беларуси добрый. Особенно по сравнению с Россией. Что касается того случая, то шел по Жлобину, напевал песню, и прохожий мужчина взял и подпел. Я сначала удивился, думал, может, он хотел что-то спросить, сказать. А потом прислушался: подпевает.

    — Какая песня?

    — Сейчас и не вспомню. Три года назад было дело.

    — Коль поешь песни, то, значит, раскрепощенный. О белорусах говорят обратное.

    — Не скажу, что я такой уж раскрепощенный. Все в меру: где-то веселый, где-то серьезный. Я ведь не пел во всю ивановскую. Шел себе спокойно и напевал.

    — Еще ты очень живо говоришь, жестикулируешь, улыбаешься. Предположу, что любишь юмористические программы вроде Comedy Club?

    — Фанатом не являюсь, но смотрю и Comedy Club, и «Даешь молодежь», и другие программы. Сейчас в сети Интернет есть такой проект — «+100500». Отслеживаю все выпуски. Очень занятно посмотреть, что творят люди в этом мире.

    — Мог бы сам что-то снять на камеру, чтобы попасть в «+100500»?

    — Нет, я не хочу попасть в «+100500» :). Ведущий ведь скажет про меня что-нибудь эдакое. Это в детстве с друзьями снимали себя на видео, смеялись, танцевали в хоккейной форме.

    Сейчас я люблю на компьютере создавать музыку. У меня пока особо не получается, но что-нибудь «состряпать» могу: подобрать бит, сэмплы, записать гитарные звуки и даже не спеть, а просто проговорить какие-нибудь слова. Это хобби. Занимаюсь этим, когда есть свободное время. Или когда друзья скажут: «Серый, нужна новая тема, запиши что-нибудь». Сяду, повожусь. Нормально получится — запишу, нет — удалю.

    — Есть музыкальный никнейм? Может, выкладываешь треки в Интернете?

    Я выкладывал одну песню про макароны и как они надоели :). Трек небольшой, длится чуть менее двух минут.

    — DJ Dusia. Я выкладывал одну песню про макароны и как они надоели :). Трек небольшой, длится чуть менее двух минут. Это исключительно для друзей. Я не собираюсь становиться диджейем. Как говорится, пусть по приколу послушают, посмеются.

    — Тебя можно назвать душой компании?

    — В школе таким и был. И если происходили какие-то события, плохие или хорошие, то непременно в них участвовал. В команде СДЮШОР тоже пошутить любил, выполнял функции и ассистента, и капитана. Всегда нравилось со всеми поговорить. Чего сидеть и молчать? Как-никак, это второй дом. В «Динамо» много иностранцев, опытных игроков. Поэтому лишнего слова не скажешь, могут не понять. Вроде и с добрыми намерениями, а может получиться так, что скажут в ответ: «Молодой, ты что?» А вот в молодежном кругу можем пошутить.

    — Как общаешься с легионерами в «Динамо»?

    — Чуть-чуть на английском, чуть-чуть на русском. Примерно понимаю, что мне говорят, но в ответ могу лишь что-то сказать обрывками фраз, жестами показать.

    — Многие учат английский, чтобы потом попасть в НХЛ…

    — С первого класса по третий учился в школе с углубленным изучением инглиша. Но, если честно, у меня память настолько дырявая... Могу сказать элементарные вещи — «привет», «как дела?», «все мной все хорошо», «дайте покушать». Когда летали с детско-юношеской командой на турнир в Америку, то я нанимал репетитора. Недельки на две.

    — Как тебя называют в команде?

    — Демашка. Второй Демашка. Говорят, похож на Демагина. А вообще мое прозвище хоккея с детства Дудка.

    — Слышал, что в школе у вас всякое было…

    — В школе учился плохо. Отчисляли. Закончил вечернюю школу, где учились зэки, малолетние преступники. Помню, как пришел в школу с документами, а рядом со мной стоял седовласый мужчина и просился, чтобы его взяли в 10 класс. В первый день учебы ко мне сразу подошли ребята. По их внешности многие сказали бы, что это уличные хулиганы. И один из них спрашивает: «Есть закурить?» Отвечаю: «Нет». «Спортсмен что ли?» — продолжает он. «Да», — говорю, как есть. И сразу переходит на такой тон: «Боксер еще может быть?» «Нет», — держу ответ. Сказал, что хоккеист. Он произнес «А, ну ясно» и пожал мне руку, как такой братан.

    Первые недели в школе ходил в напряге, думая, что придется либо получать, либо кому-то дать в лицо. А почему учился плохо, даже не знаю. С тренировки уходил последним, все время опаздывал. У меня не было сменной обуви. Я приходил в школу и просто спал на последней парте. Однажды меня учительница пнула по ноге. Говорит, иди за сменной обувью. Три урока я шел домой, вернулся, а уроки уже закончились.

    Сейчас нигде не учусь. После школы, когда хотел поступать в университет, начал собирать документы и потерял паспорт. Отец расстроился: «Иди ты со своим институтом...» Через некоторое время нашел паспорт в зимней куртке. Потом оформлял белорусское гражданство, тоже было не до вуза. Этим летом думаю поступить — без образования сейчас никуда.

    — Ты и без вуза приятный собеседник...

    Отец у меня строгий, мог жестко наказать, лупил за провинности. Но все было последовательно.

    — Это все благодаря родителям и их воспитанию. Отец у меня строгий, мог жестко наказать, лупил за провинности. Но все было последовательно. Ребенка ведь нельзя просто так наказать. Если что-то неправильно делал, то объясняли: «Сергей, ты вот так сделал, но это неправильно. Надо делать так и так».  Если я не понимал после объяснений, тогда было: «Извини, друг, получай». Потом я все понимал, хоть и сидел подолгу, плакал, размышлял, в чем же я провинился. Когда я делал правильные вещи, то всякий раз щедро награждался. Я любил конструктор Lego и мне часто его дарили.

    Отец всегда говорил мне, что самая главная моя обязанность в жизни — это быть самим собой. Этого правила я и стараюсь держаться. Неважно, кто вокруг тебя, неважно, в каком обществе ты оказался. Будь самим собой.

    Когда я пришел в вечернюю школу (а что это такое, я уже объяснил в двух словах), кто-то меня тянул в одну сторону, подмазывался: «О, у тебя такой телефон, дай посмотреть. А давай сегодня пойдем туда». Я просто говорил: «Прости, у меня свои дела».

    Мама ко мне всегда относилась с теплом, лаской. Четко мне объяснила, что такое любовь, кто такой однолюб. Всегда ставит отца в пример. Они вместе уже более 20 лет.

    И вот говорят, мол, молодой, не нагулялся. А чего гулять-то? Что это значит? Не напился? Меня это никогда не прикалывало. Не скажу, что я не пил, не гулял, по ночным клубам не ходил. Это может быть, но только летом. И без такого, чтобы гулять сутками напролет и все деньги спускать. Лучше все потрачу на девушку, которая ждет меня дома.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы