Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Обидно, но узнать страну не успел»

    После вылета из плей-офф динамовский коуч захандрил. Терзался разочарованием и общаться решительно ни с кем не хотел. Однако Марек Сикора — профи. Перед отлетом домой он нашел в себе силы ответить на все вопросы журналистов. Как работалось с генералом Бородичем? Не разочаровался ли в Обшуте? Кто из наших игроков ему больше всего по душе? Что не получилось в нокаут-раунде? Возможен ли тренерский камбек? И это — далеко не все темы беседы.

    Открытости и юмора Марека Сикоры белорусским журналистам наверняка будет не хватать
    Открытости и юмора Марека Сикоры белорусским журналистам наверняка будет не хватать
    Sikora2Открытости и юмора Марека Сикоры белорусским журналистам наверняка будет не хватать Иван Уральский

    После вылета из плей-офф динамовский коуч захандрил. Терзался разочарованием и общаться решительно ни с кем не хотел. Однако Марек Сикора — профи. Перед отлетом домой он нашел в себе силы ответить на все вопросы журналистов. Как работалось с генералом Бородичем? Не разочаровался ли в Обшуте? Кто из наших игроков ему больше всего по душе? Что не получилось в нокаут-раунде? Возможен ли тренерский камбек? И это — далеко не все темы беседы.

    «Было предложение от «Льва»

    — Марек, объясните свое решение завершить карьеру.

    — Это решение я принял месяц назад. Причем на него не повлиял бы итоговый результат. Я устал. Может, через два-три месяца будет по-другому. Пока же я думаю о семье. Мало вижу своих внучек. Не вожу автомобиль. Кому-то покажется это смешным, но я соскучился и по этому. Мало встречаюсь с друзьями. А я хочу еще немного пожить как нормальный человек.

    — Первое, что сделаете, приехав домой?

    — Мне нужно к докторам. Весь год держался, но теперь, когда все закончилось, расслабился. Подскочило давление. Так что пора начать сотрудничество с врачами.

    — Насколько серьезная операция вас ожидает?

    — У меня будет новое колено.

    — Вы говорили, что не можете без хоккея, который для вас, словно наркотик. Так как же вы без него?

    — И все равно душе нужен ремонт. Здоровье на первом месте, а там посмотрим.

    — Председатель правления клуба Юрий Бородич заявил о дальнейшем сотрудничестве с вами, но уже в другом качестве. О чем шла речь?

    — Может, помощь с чешскими игроками. Сначала был разговор о том, чтобы помогать как консультант. Но я не думаю, что это хорошо. Я готов помочь клубу со сборами, а советовать… Я когда-то работал вместе с Ярославом Питнером. Он руководил сборной Чехословакии. С ним пересекся, когда начинал свою тренерскую карьеру с молодежной командой. Питнер пару месяцев мне помогал. И сейчас я вспомнил, что тогда был недоволен.

    — «Лев» из Попрада переезжает в Прагу. В матче этой команды с минском «Динамо» за кого будете переживать?

    — Может, еще есть предложение от «Льва»? :) Хотя не звонили. Я закончил. То, за кого буду болеть, зависит от игроков. Видите, ищу какую-то дорогу, а не отвечаю сразу.

    — То есть «Лев» вам что-то предлагал?

    — Было маленькое предложение. Они говорили, что могут предложить мало денег, зато буду дома. На этом разговор завершился. Может, буду помогать молодежи в родном Пльзене. Но пока драйва на работу нет.

    «Игра у Обшута не получалась, как он сам желал»

    — Что скажете о причинах неубедительного финиша в сезоне?

    — Не хочу обсуждать весь сезон. После Нового года было не то, что мы ожидали. В поездке, в которой мы играли со «Львом», «Северсталью», «Спартаком», «Витязем» и «Торпедо», уступили аутсайдерам. Психологически команда подсела. После Эмиратов тяжело, но выиграли «Автомобилист». Первый период с «Трактором» — отлично. Думал, команда набирает опять. А потом три броска и три гола… Команда упала на колено. Проиграли челябинцам. С «Торпедо» неудачно играли весь сезон. Только один раз дома выиграли. И вот — московское «Динамо».

    Мне казалось, в плей-офф мы встретимся именно с москвичами. Так и случилось. А у нас к этому времени была не та форма. Пусть соперники по фамилиям не звезды, но Олег Знарок выбирает тех хоккеистов, которые физически готовы на сто процентов. Оборона у Знарка — одна из лучших в лиге. Система, по которой они играют, — жесткая. Тяжело им забить. Мне не хочется говорить о том, что выпали Корсо и Лайне. Платт и Стась не сумели восстановиться после травм. Надеялся на Иргла. Возможно, судьбу первых матчей решил бы один, может, два гола. Не знаю, могли ли мы выиграть серию, но несколько матчей — возможно. Не могу сказать, что наши защитники плохо сыграли. Не могу сказать, что они не боролись. В третьем матче серии настроение в раздевалке было отличным, но за пять минут бах-бах — два гола. Удаление — третья шайба.

    — Говоря о «не той форме команды», имеете в виду физическое состояние или эмоциональное?

    Физически команда хорошо себя чувствовала. Было движение. На мой взгляд, в команде была не та атмосфера.

    — Физически команда хорошо себя чувствовала. Было движение. В этом году в клубе появился тренер по физподготовке. Каждый день были занятия. На льду задействовал в работе весь тренерский штаб. На мой взгляд, в команде была не та атмосфера. В Минске меня часто останавливают люди на улице, задают солидные вопросы, вроде «как игроки?» Но, извините, я мало знаю игроков. Я не живу с ними в раздевалке. Прихожу перед тренировкой, например, вижу после, перед матчем и во время. Но не нахожусь в раздевалке постоянно. Мне кажется, там были не те отношения…

    — Это вина Обшута?

    — Не думаю. Обшут старался. Может, в конце устал. Игра у Ярдо не получалась, как мы на то рассчитывали или как он сам того хотел. Если у капитана не получается, он не может сказать игроку: «Ты поборись! Давай, вперед! А ты — назад…» Если ты хорошо играешь, тогда без проблем.

    — Почему в команде не оказалось лидера тогда, когда это было нужно — в плей-офф?

    — Может, проблема в коммуникации. Есть белорусы, канадцы и американцы, чехи и словаки — и с этим ничего не сделаешь. Обшут общался со всеми. Что касается капитана, не думаю, что ошибся с выбором.

    — Что нужно сделать, чтобы исключить разрозненность в коллективе?

    — Нужно выигрывать. Но без легионеров белорусская команда в КХЛ… Не хочу развивать эту тему. Но в раздевалке должны быть опытные игроки, капитан, которые могли бы работать над атмосферой. Доносчиков у меня не было. Может, и стоило бы говорить с игроками индивидуально. Но не думаю, чтобы это что-либо изменило.

    — Не жалеете, что в начале сезона расстались с Сергеем Шелегом и Андреем Антоновым? Не только они провинились тогда, но именно их вы наказали.

    — Это случилось в Риге. Эх, Шелег мало боролся на площадке. Не знаю, как он в «Юности» отыграл сезон. Но подход к делу у него был не тот. С Андреем Антоновым у меня были проблемы еще на сборах в Швейцарии. Поэтому я так сделал.

    — Как еще вы наказывали хоккеистов?

    — Были денежные штрафы. За разговоры с судьями наказывали хоккеистов. Например, эмоционального Теему Лайне, Даниэля Корсо и Петера Подхрадски. Все-таки 10-минутный штраф без игровой причины — это неправильно. Тогда увеличили этот штраф в пять раз, после чего никто не удалялся.

    — А с кем из команды было интересно работать?

    — С Андреем Стасем. Он и Вова Денисов из белорусов мне понравились больше всего.

    — По-вашему, Денисов подходит на роль капитана?

    — Нет.

    — Почему?

    — Не знаю.

    — Денисов, как и Обшут, свободно общается по-английски. По-русски говорит — сам Бог велел.

    — Интересный вопрос. Я сразу сказал, что нет. Хотя стоило бы об этом подумать. Вова — интересный парень.

    «Не хочу сказать ничего плохого в адрес Мезина»

    — Думаете, удастся сохранить костяк команды?

    — Игорь Матушкин работает над этим. Болельщикам Иргл и Пивко сказали, что хотели бы остаться в Минске.

    — Но разве они могли сказать что-то другое? С их стороны эта была скорее корректность.

    — Пожалуй.

    — Если говорить об усилении…

    Команде нужны два центрфорварда. Я хотел их еще в ходе сезона. Что касается защитников, вижу, их удастся сохранить.

    — Команде нужны два центрфорварда. Я хотел их еще в ходе сезона. Что касается защитников, вижу, их удастся сохранить.

    — Тогда закрыть тему состава стоит вратарями. Ведь нет первого номера в команде, согласны?

    — Не хочу сказать ничего плохого в адрес Андрея Мезина. Ожидал от него чуть-чуть больше. Не знаю, какие мысли на этот счет у Матушкина.

    — А готов ли Кевин Лаланд быть первым номером команды на протяжении всего сезона?

    — С Лаландом выиграли 20 матчей. Кевин еще молодой. У него есть будущее. Ему еще нужно два-три года.

    — Мезина вы не покритиковали. А кем все-таки остались недовольны?

    — Сашей Кулаковым. Ожидал от него большего. Китаров только пришел в команду, забил не так много, но все время старался. К нему претензий нет. Саша Кулаков мастеровитее, он может играть в первых двух пятерках. Но я ожидал, что покажет это на площадке. Еще, думаю, не раскрыло свой потенциал канадское звено. Чешскими игроками доволен. Томаш Словак сыграл на своем уровне. Ярдо был хорош как капитан. И, пожалуйста, уезжая из Беларуси, не хотел бы говорить, что этот, этот и этот — плохие. Просто ожидал большего.

    «Сохранился листок с составом «Локомотива»

    — Кто, на ваш взгляд, выиграет Кубок Гагарина?

    — На встрече с болельщиками мне задали такой же вопрос. Было бы неплохо, чтобы из плей-офф нас выбил будущий чемпион? Наверное, но я не думаю, что москвичи выиграют Кубок. У них есть проблема с реализацией моментов. Кто-то из лидеров конференций станет чемпионом.

    — В ушедшем сезоне запомнился один из домашних матчей с «Витязем», когда чеховцы набросились на минчан, а на лед полетели бутылки…

    — Не должно быть запланированных драк. «Мы будем драться с «Атлантом», а с вами — нет, извините», — говорят они. Когда стычки рождаются из столкновений, то все понятно. А когда игроки набрасываются друг на друга после вбрасывания — нет.

    — Но ведь судьи тогда спровоцировали конфликт, не удалив Каралахти, зато оставив в меньшинстве «Витязь». Численным преимуществом минское «Динамо» тогда воспользовалось — и вот результат.

    — Да, тогда было признано, что судья ошибся.

    — Что скажете об уровне судейства в лиге, когда нет угрозы штрафа?

    Уровень чувствуется по тому, улыбается ли судья во время раскатки перед матчем. Это хорошо. Есть другие.

    — Уровень чувствуется по тому, улыбается ли судья во время раскатки перед матчем. Это хорошо. Есть другие. Они сразу показывают мне организацию. А ведь судьи влияют на судьбу тренеров, игроков, руководства. Разные судьи в лиге, поэтому нельзя категорично говорить об уровне судейства.

    — Вы как-то признавались, что чувствуете себя тренером иностранной команды в КХЛ…

    — Есть такое. Говорил об этом с коллегой Радимом Руликом. Он тоже так считает.

    — Можно несколько слов о «Локомотиве»?

    — У меня на глазах турнир в Риге, где мы играли. Уступили «Локомотиву» со счетом 0:3. У меня сохранился листок с составом команды. Собирая вещи, нашел его среди бумаг. Чешских ребят в команде хорошо знал, еще администраторов, врачей… И тут такая катастрофа. Когда возвращаюсь из аэропорта, всегда вспоминаю Руслана Салея. Он мог играть в Минске. Он мог быть капитаном в «Динамо»…

    «Слово «задача» мне не нравится»

    — Кого бы вы порекомендовали на ваше место?

    — Фамилию не назову. Скажу так: после меня хочу тренера чуть-чуть пожестче.

    — Ваши ассистенты годятся на должность главного? Александр Андриевский — жесткий специалист.

    — Как у Жени, так и у Саши есть опыт. Но с моей стороны было бы несолидно что-либо говорить.

    — Кари Хейккиля уже заявил, что не отказался бы возглавить «Динамо». А вам за время работы в Беларуси предлагали поработать с национальной командой?

    — Не было никаких разговоров. И я не сторонник сидеть на двух стульях.

    — «Динамо», говорите, нужен жесткий тренер. А вы, стало быть, добрый?

    Добрых тренеров не бывает. Но я и правда — демократ. Слышал от руководства, что мне нужно вести себя пожестче. А как это делать, когда мне 63 года? Я всю жизнь был таким.

    — Добрых тренеров не бывает. Но я и правда — демократ. Слышал от руководства, что мне нужно вести себя пожестче. А как это делать, когда мне 63 года? Я всю жизнь был таким…

    — Вы тренировали команду, руководит которой генерал, за которую болеет президент. Ощущали давление извне?

    — Честно говоря, я удивился тому, какое у нас будет сотрудничество с Юрием Федоровичем Бородичем. Думал, он жесткий человек. Ну, как генерал. Но он никогда на меня не кричал и всегда меня поддерживал. Был момент в первом сезоне, когда меня можно было выгонять. Но он поддержал. Даже в Чехии трудно встретить таких руководителей. Наверное, ему сложно. Но этот человек работает на своем месте.

    — Объявляя о завершении карьеры, говорили, что систему задач, как в Советском Союзе, никто не отменял. Вы противник такой системы?

    — Я как-то говорил, что не ошибаюсь… Так вот, я ошибаюсь. Ошибся и когда журналист Ванкович задал мне вопрос про Эмираты. Не нужно было так эмоционально реагировать. А что касается задач, то здесь вижу нюансы языка. Есть цели, а есть задачи. Задача — нужно сделать во что бы то ни стало. На мой взгляд, это слово жесткое с точки зрения спорта. Сделай, пожалуйста, — и все! Дарья Домрачева одну гонку на чемпионате мира по биатлону выиграла, а во второй — ошиблась четыре раза. «Давос» по итогам регулярного чемпионата Швейцарии занял второе место, но в первом раунде плей-офф сошел с дистанции — 0:4. Это спорт. Он хорош тем, что есть сюрпризы. А это не нравится тем, кто дает деньги. И мне это понятно. И слово «задача» мне не нравится.

    — Вам не хватает среди собравшихся журналистов Александра Ванковича?

    — Я в понедельник встречал жену в аэропорту, а он тоже там был. Видно, кого-то встречал…

    «У меня великолепный конец тренерской карьеры»

    — Кроме Минска и Бобруйска узнали Беларусь?

    — Ехал во вторник на такси. Водитель мне задал такой же вопрос. Потом рассказывал про Брест, Гродно, Беловежскую пущу. Хотел поехать в пущу, но в клубе мне говорили «подождите». Алексей Торбин сказал, что летом будет какой-то турнир с участием то ли сборной, то ли «Динамо». Может, приеду в Минск. Хотел бы еще ближе узнать вашу страну, потому что сделать этого я не успел. Обидно.

    — Что возьмете с собой в Чехию из Беларуси?

    Однажды перепутал пятидесятитысячную купюру с тысячной, когда расплачивался за талон в туалет в «Столице». У девушки были огромные глаза! Но она меня не обманула, не украла

    — Сувениры, что-то из одежды, сапожки для внучек. Сало, колбасу с Комаровки. Кстати, на рынке одна продавщица постоянно ждет мою жену… Еще Здена у меня папарацци. Так что на память о Беларуси у нас останутся сотни снимков. Остались также отличные воспоминания о походе в театр оперы и балета на «Тоску» и «Аиду». Знаете, а ведь я однажды перепутал пятидесятитысячную купюру с тысячной, когда расплачивался за талон в туалет в «Столице». У девушки были огромные глаза! Но она меня не обманула, не украла… Единственное, хотелось бы лучше закончить в плане хоккея.

    Знаете, я не очень хотел встречаться с журналистами после завершения сезона. Но знаю, что должен профессионально подходить к делу. Рад, что мы встретились. Хорошо, что было много вопросов. Я всегда говорю откровенно, хотя бывают неудобные вопросы. Еще хочу поблагодарить наших болельщиков через СМИ. Не ожидал, что так много людей придет на встречу с командой по окончании сезона. Все аплодировали нам. Это великолепный конец тренерской карьеры. На уровне клубов никогда такого не видел. Хочу, чтобы и дальше болельщики поддерживали команду, помогали ей без проблем выходить в плей-офф и бороться дальше. Большое спасибо за красивые два года!

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы