Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Странно слышать, что у нас много катков»

    В беседе с корреспондентом Goals.by голкипер Сергей Шабанов сравнил хоккейный сезон с лыжными гонками и биатлоном. Вспомнил веселые случаи из жизни «Немана», самую необычную установку на матч и буллиты Павла Дацюка. Согласился, что в Беларуси достаточно катков, но задался вопросом эффективности их функционирования. А также рассказал о благотворительном аукционе и предложил простые маркетинговые ходы, способные поднять популярность хоккея в стране.

    Сергей Шабанов:
    Сергей Шабанов: "Если находишься в пятерке лучших вратарей чемпионата, то надо играть, пока есть силы и возможность".
    _1Сергей Шабанов: «Если находишься в пятерке лучших вратарей чемпионата, то надо играть, пока есть силы и возможность». Иван Уральский

    В беседе с корреспондентом Goals.by голкипер Сергей Шабанов сравнил хоккейный сезон с лыжными гонками и биатлоном. Вспомнил веселые случаи из жизни «Немана», самую необычную установку на матч и буллиты Павла Дацюка. Согласился, что в Беларуси достаточно катков, но задался вопросом эффективности их функционирования. А также рассказал о благотворительном аукционе и предложил простые маркетинговые ходы, способные поднять популярность хоккея в стране.

    — После успешного сезона обычно говорят о приятной усталости, чувстве выполненного долга и хорошо проделанной работы. Что скажете вы?

    — Не назову сезон неудачным. Однако перед нам ставилась максимальная задача. Поэтому чуть-чуть не дотянули. Сначала состояние было не очень: целый год работали, но максимальную задачу снова не выполнили. Со временем это отходит на второй план. Приходит понимание того, что год был достаточно удачным.

    — Тяжелая доля — второй год подряд становится вторыми...

    — Сделаем выводы и в следующем сезоне не наступим на эти же грабли. Коллекцию граблей мы насобирали. Теперь осталось их спрятать.

    — Роман Стронгин писал, что «команда не смогла перестроиться с приятных прогулок «регулярки» на битвы плей-офф». Согласитесь?

    — «Регулярка» и игры на выбывание — это два разных соревнования. Это как биатлон и лыжные гонки. Гладкий сезон — это лыжные гонки. Плей-офф — это биатлон. Разве что без штрафных кругов. Мало попадать в мишени, надо еще бежать. В «регулярке» можно быстро бегать и этого окажется достаточно для достижения цели. В плей-офф этого может не хватить. Бежали мы неплохо, но вот стреляли слабо.

    — Как оценил сезон председатель гродненского облисполкома Семен Шапиро?

    — Думаю, где-то в глубине души он расстроился. Но когда зашел в раздевалку, в его словах мы услышали позитивные ноты. Мол, не расстраивайтесь, все еще впереди. Слышал, что он стал на коньки, увлекается этим. Теперь, должно быть, лучше понимает, что такое хоккей и как все дается спортсменам. Что не всегда все получается так, как хочется.

    — Каким для вас был этот год?

    Считаю, что на сто процентов отработал свой контракт. Не чувствую за собой вины

    — Он прошел достаточно успешно. Считаю, что на сто процентов отработал контракт. Не чувствую за собой вины, не думаю, что я что-то сделал не так.

    — Не знаю, как спросить... Этот момент в последней игре финала. Решающая шайба.

    — Она не решающая, а просто шайба. Вышел помочь своему защитнику. В итоге и я ему не помог, и он мне. Недоразумение, несчастный случай. Это просто гол, который фиксируется на табло, он ничем не отличается от другого гола.

    ***

    — Зато Рождественский турнир в составе команды президента вы выиграли.

    — Со второй попытки :). На самом деле, он имеет не последнее значение для белорусского хоккея. Эмоции от той победы тоже были достаточно сильными. По сути, это чемпионат мира среди ветеранов. Приезжают хоккеисты очень высокого уровня. Даже я, играя в белорусском чемпионате, с удивлением смотрел на уникальное мастерство. Да, пусть они ветераны, но они так виртуозно владеют клюшкой, у них такое хорошее катание, что я бы заметил, что у нас в чемпионате не так много людей, которые смогли бы это повторить. Доставляет удовольствие играть с хоккеистами, в глазах которых читается мысль.

    — Какая победа стала для вас самой запоминающейся?

    — Все, которых добился в составе новокузнецкого «Металлурга». Был случай, когда мы, обыграв «Магнитку», пропустили небольшое землетрясение. Выйдя на улицу, не могли поверить своим глазам — думали, что народ вышел отмечать нашу победу. Все оказалось проще: на время землетрясения людей попросили выйти из домов. В итоге пару часов провели на улице, отмечая победу.

    — Это что, прямо по время матча было?

    — Да. Но в Новокузнецке «ледовик» сделан из такого количества металла, что он даже не шелохнулся. Это было металлургическое дерби. Для города металлургов победа над другим городом металлургов — особое событие.

    — Вы и в Беларуси были «металлургом».

    — Да, в «Белстали» провел несколько сезонов. Евгений Иванович Лебедев впервые доверил роль основного вратаря. Вся нагрузка пала на мои плечи. Играл и внутренний чемпионат, и ВЕХЛ, и финал в мае, после чемпионата группы «B». Интересно было ходить через парк Горького с баулом и в сланцах.

    — Прочитал, что в одном из матчей за новокузнецкий «Металлург» вы отразили 93 броска за игру. Не представляю, как такое возможно...

    Если бы не те правила, которые выдумывал Владислав Третьяк, то, возможно, до сих пор играл бы в России

    — Там было 93 процента отраженных бросков. Тогда неправильно написали, недослышали. Мой показатель отраженных бросков в Суперлиге был хорошим. Если бы не те правила, которые выдумывал Владислав Третьяк, то, возможно, до сих пор там играл бы.

    — Вы сказали о победах в составе «Металлурга». А как же олимпийская виктория над шведами? Есть досада, что полностью отыграли квалификационный турнир, а в этом матче не участвовали?

    — Почему не участвовал? Я просто не был на льду. Каждый выполняет свои функции. Я вытащил команду из квалификации. Сначала ставилась такая цель. Затем мы играли по очереди. Каждый дошел до своего момента. У каждого своя минута славы.

    — Недавно отмечалась 10-я годовщина той победы. Вам тогда еще приз вручили, с ошибкой в отчестве.

    — Уже заменили. Теперь у меня два приза. Когда добрый, пользуюсь своим отчеством, а когда злой — тем, которое «выдали» :).

    ***

    — Самая необычная установка на матч, которую вам доводилось слышать?

    — Помню, когда был локаут в НХЛ, приехали в Казань на игру, после которой следовал перерыв. По-моему, мы победили или в овертайме, или по буллитам. Перед матчем тренер Николай Соловьев, как всегда веселый, зашел в раздевалку: «А не обыграть ли нам этих миллионеров? Давайте докажем, что деньги не все решают!».

    — «Если не будете умирать на площадке, то умрете в раздевалке», — такое слышали?

    — Есть тренеры, которые далеки от реальности. Подобные установки доводилось слышать не раз. В большей мере это идет от души, это то, что не удается сдержать. Они, возможно, дают всплеск адреналина, но могут и направить не в ту сторону, которую надо.

    — Где место в реальности у Дмитрия Кравченко?

    Кравченко — хороший конструктивный тренер. Он корректен, на личности не переходит. Но жесткий

    — Он был корректен, на личности не переходил. Каждый тренер по-своему создает колорит. Дмитрий Александрович — жесткий. Мы даже сделали ему фотоколлаж на день рождения. В ремейке известной картины «Три богатыря» он — на месте Ильи Муромца. Пусть чувствует себя непробиваемым. Он хороший конструктивный тренер. С ним всегда можно поговорить, обсудить все вопросы.

    — Дмитрий Александрович говорил, что в сезоне было много смешных ситуаций. Припомните что-нибудь?

    — Разных случаев действительно было много. Шутили друг над другом, веселились. Это же жизнь. Если полностью погрузиться в работу, то голова заболит. Надо было находить время для разрядки, если позволяли условия и обстоятельства. Но из детства мы вышли. Кому-то клюшки подпиливали, кому-то коньки тупили. Шапочку для плавания на шлем натягивали... Главное, чтобы скучно не было. Когда скучно — это не жизнь, а каторга.

    — А драки бывали внутри команды?

    — Такое случается, но все реже. Люди перешли к другим отношениям. Наведением порядка должны заниматься тренеры. Но иногда и до драк доходит. В настоящей мужской игре накал страстей такой, что должен быть выход эмоций.

    — Наверное, это особенно проявляется во время подготовки к сезону?

    — Да, когда все борются за место в составе, никто не хочет уступать. Порой дело доходит и до рукоприкладства.

    — Вратарь Алексей Ивашкин про сборы еще советского ЦСКА говорил так: «Не мог по 29 дней в месяц сидеть на сборах. Тупел. Шляешься по базе — не знаешь, о чем разговаривать друг с другом... Все очертенело, одни и те же рожи».

    — Сейчас в этом плане стало лучше. Обстановка поменялась. Есть ноутбук, интернет. Никто не скучает. Можно фильмы посмотреть, например. А база у нас вообще великолепная. Мы находились в санатории «Озерный». Там каждый находил себе занятие по интересам.

    — Дмитрий Кравченко говорил: «Живем за городом, едим шашлыки и пьем пиво»...

    — Это он в шутку. Но немного шашлыков не помешало бы :). Ничего страшного, эту ситуацию мы исправим в следующем сезоне.

    — А какие взаимоотношения у вас с коллегой Игорем Брикуном?

    — Дружеские, рабочие. Как во всех командах.

    — Как старший товарищ давали советы?

    Сейчас молодые ребята уверены в том, что все у них будет хорошо

    — Если ко мне обратятся за советом, я его дам. Если нет, то лезть в душу не буду. Пока я не на тренерской должности, чтобы советы раздавать. Тем более, Игорь уже состоявший вратарь и знает, что ему нужно.

    — Бывали за время карьеры случаи, когда конкуренты смотрели косо или клюшки подпиливали?

    — Нет, что вы? С такими вратарями я не встречался. Со всеми были дружеские отношения. Особенно с Вадиком Тарасовым. Нас негласно признавали лучшим тандемом вратарей в России. Мы спокойно могли два раза за игру меняться. И никто не боялся при выборе голкипера. Помню момент, когда у Вадика сломался конек, и тренер даже не заметил, что мы поменялись. 

    ***

    — Смотря на молодое поколение, вспоминаете себя?

    — Сопоставляю. Сейчас ребята уверены в том, что все у них будет хорошо. А когда на деле сталкиваются со многими вещами и видят, что в жизни все по-другому, начинают понимать, что не так все просто, и никто не будет перед ними расстилать ковровые дорожки. Хотя наша федерация всячески пытаемся им помочь. Но скажу, что это не та помощь, не те методы, которые нужны.

    — Вы про возрастной лимит?

    — И про возрастной лимит, и вообще про все отношение к белорусскому хоккею. Надо что-то менять или находить что-то среднее между российскими и европейскими образцами.

    — Что бы вы порекомендовали федерации, которая стремится популяризовать хоккей?

    Площадок, то есть, небольших строений на 6-7 раздевалок со льдом, залом и бассейном, в стране должно быть больше

    — Это сложный процесс. Мне странно слушать людей, говорящих о том, что у нас большое количество катков. Да, их достаточно. Но у нас не хватает маленьких площадок, как в Финляндии. Хоккейная школа должна быть одна в городе. Максимум — две, как в Минске. Но площадок, то есть, небольших строений на 6-7 раздевалок со льдом, залом и бассейном, должно быть больше. И они должны быть доступны, это необходимо культивировать. Помню, как с «Динамо-Энергией» приехали в США, и наблюдали такую картину: дедушка привел внука на занятия по хоккею, а сам прекрасно проводил время в бассейне. У нас же родители отводят детей на занятие, а дальше им деваться некуда. Только курить и пить кофе. Как я замечаю, они так и делают.

    — Тему вступления в ВХЛ уже отложили. Что думаете по этому вопросу?

    — Сейчас многие наши хоккеисты уезжают, многие остаются без работы «благодаря» возрастному лимиту. А в ВХЛ таких ограничений нет. Если создать команду, то порядка 10-12 человек можно было и не искать. Они бы сами пришли. Я, например, с удовольствием поиграл бы в ВХЛ. Да и вообще, многие возрастные хоккеисты могли продемонстрировать, что держат серьезный уровень. В Беларуси играли бы те люди, которых федерация хочет видеть, а в ВХЛ — хоккеисты, которые могут и хотят. «Размешали» бы их ребятами из МХЛ и КХЛ, и получилась бы команда приличного уровня. Видимо, проект подразумевал другие цели, поэтому он и не состоялся.

    — Вы как-то сказали, что хотите стать белорусским Гашеком. Доминик играл до 46 лет...

    Если бы у нас имелись вратари высокого класса, был бы смысл уступить место лучшим

    — Боюсь, что с нашей федерацией не дотяну :). Хотелось бы поиграть как можно дольше. По крайней мере, пока не хочется заканчивать. Если бы у нас имелись вратари высокого класса, был бы смысл уступить место лучшим. Но если находишься в пятерке лучших вратарей, два из которых — иностранцы, то надо играть, пока есть силы и возможность.

    — Кто из молодых вратарей может дорасти до вашего уровня?

    — Сейчас ребятам намного сложнее. Особенно в свете недавней белорусизации канадских игроков. Думаю, Дмитрий Мильчаков может. Но уже надо смотреть на следующее поколение и готовить тех, кто выйдет на орбиту лет через восемь.

    — У кого-нибудь из белорусов видите такое же рвение, как у Павла Дацюка?

    — Отношение к хоккею поменялось. Есть хорошие ребята, но с ними надо работать чуть ли не индивидуально. На это у многих специалистов не хватает времени. Бросать шайбу и заставлять бегать научились все, а взять конкретного хоккеиста и попытаться раскрыть его талант очень тяжело. Ведь надо подходить к нему, как к отдельно взятой фигуре. И лепить. Как говорил Сергей Николаев: «Лепишь из него лепишь, а оно все между пальцами пролазит. А думал, что глина».

    ***

    — У вас ведь весь сезон прошел на два дома: Минск — Гродно — Минск?

    — Да, так и живем. Тяжеловато, но что поделать? Если бы у нас было хорошее воздушное сообщение или быстрый поезд, то было бы легче. Поэтому приходится на автомобиле ездить.

    — Принципиально быть с семьей?

    — Стараюсь как можно больше времени с ней проводить. Каждую свободную минуту, каждый выходной хочу быть дома с родными.

    — Живя на два дома, успели оценить красоты Гродно?

    — Очень хороший, красивый, маленький город. Хотя по европейским меркам и не такой маленький, но довольно уютный.

    — Особая архитектура, по духу ближе в Западной Европе...

    — Это присутствует. Старый город мне очень нравится. Тем более, я играл в Польше, так что есть, с чем сравнивать. Мне нравятся элементы старины, это имеет свой колорит.

    — Кто ваш главный болельщик?

    — Конечно, жена и дети. Много друзей приходит. Когда играли на «Минск-Арене», матч посещало порядка 50-60 человек.

    — Поддержка жены особенно важна?

    — За долгие годы она меня изучила настолько, что знает все сильные и слабые стороны. Подсказывает в нужных ситуациях.

    — Дети любят примерить вратарскую маску?

    Если приезжают дети друзей, то они с удовольствием возятся с вратарской формой

    — Они ее уже перемеряли, эффекта новизны уже нет. Если приезжают дети друзей, то они с удовольствием возятся с вратарской формой.

    — Позволяете это делать? Нет предубеждений?

    — Нет, по этой части спокоен. Не скажу, мол, это мое, и никому трогать нельзя.

    ***

    — Недавно вы организовали благотворительный аукцион игрового свитера. Это была ваша инициатива?

    — Да. Болельщики после игры попросили его подарить, но я ответил, что всю предсезонную подготовку бился за этот свитер, пытался попасть в команду. Затем весь сезон в нем отыграл и просто отдать совесть не позволяет. Но денег за него мне не нужно. Решил, что правильнее будет провести благотворительный аукцион. Каждый со своей стороны внес посильную помощь. Недавно вручил свитер, мне же передали квиток о денежном взносе.

    — Часто участвуете в подобных акциях?

    Перед финалом я предлагал продать все майки, а на решающую серию заказать новые с соответствующей эмблемой

    — Давно состою в организации «Спортсмены — детям». Спорт — неотъемлемая часть жизни. Если мы своими физическими способностями чего добиваемся, то вправе помочь тем, у кого на данный момент нет такой возможности. Перед финалом я предлагал продать все майки, а на решающую серию заказать новые с соответствующей эмблемой, как это делают в КХЛ. Таким образом, мы бы дали нашим болельщикам возможность приобрести свитера, и дух сезона перешел бы к ним. Если наши клубы будут над этим работать, то в скором времени мы увидим настоящий красочный хоккей, как в Европе, Канаде, США, где собираются полные трибуны болельщиков в атрибутике с фамилиями хоккеистов.

    — Вы многое повидали в хоккее. Кто самый большой оригинал?

    — Помню, как в 1999 и 2000 годах, играя за «Динамо-Энергию», много времени проводили на буллитах с Павлом Дацюком. Тогда ему говорил: «С тобой, конечно, тяжело сражаться, но нет ничего невозможного :)». Он мне запомнился. Уже в молодости подавал большие надежды. У него было огромное стремление играть в хоккей. А то, чего ему не хватало, дали в Казани. В частности, Владимир Крикунов.

    — А в плане человеческих качеств и экстравагантных поступков?

    — Отмечу Сергея Бердникова, который сейчас является ассистентом главного тренера в «Кузне». У него всегда было хорошее настроение, но он никогда не разрешал вести себя неприлично. Это настоящий капитан, которого сильно уважаю. Дмитрий Пархоменко тоже отличный парень. Много хороших людей встречал на своем пути. Начну всех перечислять — времени не хватит.

    — В сборной всегда отмечали роль Александра Андриевского.

    — Саша уже тогда был тем человеком, которого все слушали. Все, что он говорили, сразу откладывалось в мозгу. Закономерно, что Андриевский стал тренером. Я не удивлен тем успехам, которых он добился во главе «Гомеля». И с «Динамо», когда выиграли «Кубок Шпенглера».

    — Самый необыкновенный тренер?

    — Сергей Николаев. Мнения о его хоккейной жизни могут быть категоричными, но человек добивался результата со своими командами. Количества афоризмов, которые насобирали российские хоккеисты за годы его работы, хватило бы на несколько выпусков Comedy Club’a.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.