Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «От нас постоянно требуют. Мешает немного»

    Дав Евгению Ковыршину время насладиться «природой, шашлыком и баней», корреспондент Goals.by встретился с форвардом сборной Беларуси на располагающем к беседе свежем воздухе. И поинтересовался у него мнением о выступлении национальной команды на чемпионате мира и приходе в «Северсталь» Андрея Назарова. А также поговорил о передачах Малахова в хельсинкских номерах, товарищах, задержавшихся в ОЧБ, резонансных словах Кольцова и жестких министерских «накачках».

    Евгений Ковыршин отходит после чемпионата мира дома
    Евгений Ковыршин отходит после чемпионата мира дома
    KovyrshinЕвгений Ковыршин отходит после чемпионата мира дома Анастасия Жильцова

    Дав Евгению Ковыршину время насладиться «природой, шашлыком и баней», корреспондент Goals.by встретился с форвардом сборной Беларуси на располагающем к беседе свежем воздухе. И поинтересовался у него мнением о выступлении национальной команды на чемпионате мира и приходе в «Северсталь» Андрея Назарова. А также поговорил о передачах Малахова в хельсинкских номерах, товарищах, задержавшихся в ОЧБ, резонансных словах Кольцова и жестких министерских «накачках».

    — Евгений, чем занимались после чемпионата мира?

    — Уехал на пару дней на дачу к родителям жены. Природа, шашлыки, баня.

    — Что насчет дальних стран?

    — Планируем с супругой в Грецию съездить. Но чуть позже, пока и в Беларуси дела есть.

    — У вас жена — белоруска?

    — Да. Познакомились еще в то время, когда я выступал за «Керамин». Она в «Ямайке» работала, а мы там часто кушали с командой. Вышло стандартно: познакомились — повстречались — свадьба.

    — Чем она занимается?

    — Учится.

    — А у вас как дела с учебой?

    — Учусь... Нет, числюсь в БГУФК. Хотя я там давно не был. Может, и не числюсь уже даже — надо зайти, проверить :).

    — Неужто совсем «образовательные» дела не интересуют?

    — Нет, почему же. Вот как раз сейчас самое время ими заняться, поэтому в ближайшее время планирую для начала разузнать, что там и как. Каждому человеку нужно образование. Неизвестно, как жизнь сложится.

    — Так у вас, вроде, сложилась уже — профессия есть.

    — Вечно в хоккей играть не будешь. А после завершения карьеры можно, например, в тренеры пойти.

    — Есть такое желание?

    — Рановато об этом думать — еще поиграть хотелось бы. А уже потом найду себе занятие.

    ***

    — Давайте об актуальном. Несколько предложений о завершившемся чемпионате мира.

    — Молодым ребятам он, безусловно, пошел на пользу. Тому же Роме Граборенко. А если брать в целом команду, то хотелось бы выступить достойнее, занять более высокое место. Но мы не бросаем работать, а жизнь не заканчивается. Ничего смертельного не произошло.

    — С Константином Кольцовым, высказавшемся по поводу, согласны?

    — Хах. Сыграли-то действительно неплохо. Просто результата не было. В отдельных матчах мы ведь нормально играли, но из-за разных мелочей не получалось одерживать победы, не везло. А место итоговое, конечно, никак нельзя назвать достойным...

    — То есть по игре — хорошо, по результату — плохо.

    — Честно признаться, игра тоже не всегда получалась — кое-где провалились. А вот с финнами, например, нормально сыграли, могли сравнять счет и до овертайма дотянуть как минимум.

    — 14-е место  закономерно, если разобраться?

    — Могли быть выше. Чуть везения в отдельных матчах — и картина была бы не столь печальной. С другой стороны, второй год подряд 14-е... Значит, закономерно — не лучше и не хуже.

    — Стабильность — это здорово, но не в этом случае.

    — Тут два варианта: или у нас что-то не так, или другие команды ушли вперед в своем развитии.

    — Двигатель прогресса — конкуренция. У нас ее, говорят, почти нет.

    — Согласен, не хватает. Хороших хоккеистов в стране, наверное, мало. Вообще, во всех командах конкуренция должна быть высокой. Чтобы игрок чувствовал, что ему нужно добавлять, что за место в составе нужно биться. А уже потом в команду должен попадать тот, кто сильнее в конкретный момент. Невзирая на заслуги.

    — Но выбор-то у нас небольшой, как вы сказали.

    — Вот и приходится играть теми, кто есть. Кого взять? Повторюсь, если хоккеист даже из чемпионата Беларуси в данный момент находится в хорошей форме и принесет больше пользы, чем игрок из КХЛ, нужно делать ставку на него.

    ***

    — Как восприняли речь министра спорта перед чемпионатом мира?

    — Помню, как он говорил, чтобы заняли «кровь из носу» восьмое место. Народ требует, болельщики ждут. А, с другой стороны, что ему надо было сказать? «Займите 14-е место»?

    — Сказываются эти «накачки»?

    — Есть такое. От нас постоянно требуют — выйти в плей-офф, занять восьмое место. Нет раскрепощенности. «Вы должны, вы должны». Мешает, если честно, немного. Если бы было больше какого-то позитива — например, «ребята, просто сыграйте в свой лучший хоккей» — то, вполне возможно, результат бы не так давил и выступили бы мы лучше. Но это надо проверять, а сравнить пока не с чем.

    — Есть мнение, что как раз из-за страха ошибиться у команды не получались первые периоды. Мол, хоккеисты больше думали об обороне своих ворот, чем об атаке.

    — Соглашусь, пожалуй. Защитники в каких-то моментах боялись взять игру на себя, выйти из зоны, отдать пас. Мы, нападающие, опасались, что они не выйдут, пытались помочь. Так и играли почти постоянно в своей зоне. А уже в дальнейшем притирались к сопернику, становилось чуть полегче.

    — Неужели никак не могли это побороть?

    Продолжали работать, пытались исправить ситуацию. Видели, что не ладится... в каждой игре :).

    — Продолжали работать, пытались исправить ситуацию. Видели, что не ладится... в каждой игре :). Нет, на самом деле выходили на все матчи заряженными, с мыслями о победе.

    — А в перерыве получали от тренера?

    — Не сказал бы. Тренер указывал на ошибки, говорил, где у соперника слабые стороны, а где мы можем прибавить.

    — Хейккиля вообще часто с игроками общался?

    — Бывало, вызывал на личные беседы, разговаривал персонально. Но я на «ковре» ни разу не был. Командные собрания тоже частенько проводились, но там Кари больше о нашей игре рассказывал, указывал на некоторые моменты.

    — Отъезд Мезина обсуждали?

    — Да ничего страшного не случилось. Неприятно, конечно. Но продолжали дальше играть.

    — Это нормально, когда игрок в разгар чемпионата просто уезжает из команды?

    — У Андрея, наверное, на то были свои причины. Надо у него узнать.

    — Кольцов сказал, что Мезин — молодец. Сарказм?

    — Нет. Просто поддержал товарища. На Андрея много навалилось в последнее время. Я, кстати, тоже его поддержу и никогда не скажу, что он что-то плохо сделал. А со временем Андрей объяснит мотивы своего поступка.

    ***

    — Не обидно, что в аэропорту по прилете из Хельсинки были только журналисты?

    — Меня жена встречала, так что мне не обидно :). А если болельщики не приехали, значит, не достойны мы этого. В прошлом году, кстати, тоже никого не было.

    — Как вам вообще Хельсинки?

    — Все было организовано на неплохом уровне. Вот только жили мы за городом — вечером и погулять никуда не выйти. Так, пару раз в торговый центр выбрались — и все. Постоянно в номерах сидели, с ума сходили, не знали, чем заняться.

    — Вы с кем жили?

    — С Костей Кольцовым. И жили, и играли вместе — сдружились.

    — Что, совсем никакого досуга не было?

    — Телевизор только. ОРТ. Все передачи. Малахова смотрели. Теперь знаем, что у него там творится :).

    — Откуда у хоккеистов это пристрастие ко всяким «мыльным» передачам?

    — Не, Малахова мы не любим. Просто его там каждый день показывали, а кроме ОРТ смотреть было реально нечего :).

    — А как же хоккейный канал, о котором Дима Мильчаков рассказывал?

    Смотреть хоккей, приходя после игры или тренировки, тяжело. Так что иногда лучше было Малахова включить.

    — Да, был такой. Но смотреть хоккей, приходя после игры или тренировки, тяжело. Так что иногда лучше было Малахова включить.

    — Получается, сидели постоянно в номере, никуда не выходили, «телик» смотрели. Вряд ли это положительно на настроении сказывалось.

    — Собирались командой иногда. Сидели, обсуждали, как что-то изменить. Не помогло.

    — Со стороны казалось, что команда не была командой — не поддерживали друг друга, не заступались.

    — Только казалось. Коллектив на самом деле был сплоченный. А где не заступались?

    — Например, в последнем матче с канадцами. Вам, кстати, сколько швов на бровь наложили?

    — Четыре.

    — А партнеры просто смотрели.

    — Там моменты такие были... Да и матч уже заканчивался. Хотя, может, и надо было где-то встряхнуть команду, заступиться. Что уже сейчас об этом рассуждать?

    ***

    — Традиционный вопрос: что скажете о сезоне в целом?

    — Запишу в удачные. Уехал в КХЛ, сумел закрепиться в команде. Хотелось бы и дальше прибавлять.

    — В минском «Динамо» в свое время Марек Сикора игрока КХЛ в вас не увидел.

    — Все, что ни случается, к лучшему. Я доволен, что сейчас играю в «Северстали», поэтому никаких обид.

    — Вы как-то сказали, что отъезду белорусов в КХЛ мешает сугубо паспорт. Мнение не изменилось после «сезона пополам» – в ОЧБ и КХЛ?

    — До сих пор уверен — так и есть. Многие хоккеисты из ОЧБ могли бы закрепиться в КХЛ. Но в России больше смотрят на канадцев, шведов, финнов и так далее. Поэтому белорусам тяжелее туда пробиться.

    — Или дело все-таки в уровне их мастерства?

    — Конечно, не все поголовно достойны КХЛ. Но отдельные ребята, которые могли бы переехать в Россию и заиграть там, у нас определенно есть. От паспорта, на самом деле, многое зависит. И от самого игрока, естественно.

    — Сейчас многие отмечают, что ваши бывшие одноклубники — Развадовский, Ефименко — перестали прогрессировать. Что бы им посоветовали?

    Почему бы не дать Развадовскому шанс в «Динамо»? Не три-четыре смены, за которые нужно забросить две шайбы, а нормальное количество времени.

    — Леха уже не так молод. А Паше надо было уезжать из Беларуси еще год-два назад. Тогда уровень мастерства у него поднялся бы. С другой стороны, почему бы не дать ему шанс в «Динамо»? Не три-четыре смены, за которые нужно забросить две шайбы, а нормальное количество времени. Посмотрите, как в Риге люди выросли. Микелис Редлихс когда-то с нами в чемпионате Беларуси играл, а теперь за сезон по 40 шайб забрасывает. Он — лидер своей сборной, но стал им не за пару месяцев. Это результат доверия. Не нужно хоккеиста «сажать», едва он допустит ошибку, не нужно жалеть для него игрового времени. Ведь это время в дальнейшем пойдет ему на пользу.

    — Но для «Динамо» результат, судя по всему, важнее, чем прогресс условного Ефименко.

    — Все зависит от того, какие цели преследует руководство клуба. Или оно хочет подготовить хоккеиста для сборной, или любыми способами, в том числе и при помощи легионеров, завлечь на трибуны болельщиков. 15 тысяч «Динамо» собирает, но для национальной команды это не в плюс. Наши ребята задвинуты в 3-4 звено — это потом сказывается. Выходим мы играть в большинстве на чемпионате мира и не знаем, что делать. Нет навыков, нет практики. А почему? Потому что те же динамовцы на протяжении сезона считанное число раз выходят на реализацию лишнего. В таких моментах от взаимопонимания многое зависит.

    — Есть проблема: ОЧБ игрок перерос, а в КХЛ попасть сложно. Что делать, если нет промежуточной ступеньки?

    — Действительно, что? Заявить вторую команду в КХЛ? Тогда национальный чемпионат загнется. В ВХЛ податься?

    — Знакомы с уровнем этой лиги?

    — Есть там где-то пятерка очень приличных команд.

    — Так и у нас столько же.

    — Некоторые клубы ВХЛ вполне могли теми же составами неплохо выступить и в КХЛ. Но российская «вышка» — удар по ОЧБ, опять же. Кто бы там играл тогда? Вот и пришли мы к выводу, что лучше заняться своим чемпионатом.

    — Который ведет к сильной сборной?

    — Давайте вспомним: года четыре назад у нас был мощный турнир, любая команда могла как проиграть, так и выиграть. А сейчас? Раз в полгода кто-то из сильных клубов уступил аутсайдеру, да и то случайно. И людей в сборную набирали, как вы помните, практически только из чемпионата Беларуси. В итоге конкуренция — выше, результат — лучше.

    — На чемпионате мира вы играли против сборной Швейцарии, которая составлена практически полностью из представителей национального чемпионата.

    — Швейцарцы действительно здорово играют в хоккей. На этом чемпионате не повезло им немного. Хотя кого они там обыграли?

    — Казахстан.

    — Нет, кого-то из сильных сборных. А, ну да — нас :)! Вообще, думаю, что в Швейцарии второй по силе чемпионат после КХЛ. Не чета нашему. Вот к этому нужно стремиться. У них последняя команда может обыграть в плей-офф первую. У нас вообще когда-нибудь такое было?

    ***

    — Уже слышали о перемене на тренерском мостике «Северстали»?

    — Конечно. Будем играть под руководством Андрея Назарова.

    — Что о нем знаете?

    — Если честно, то практически ничего. Уже во время сборов будем знакомиться.

    — Его эпический визит в Минск помните?

    — Ага. Ничего страшного, у всех иногда эмоции берут верх.

    — Готовы к тому, что Назаров, возможно, будет строить команду по примеру «Витязя»?

    — Это вряд ли. В Череповце немного другие задачи, там ставка часто делается на своих воспитанников.

    — Назаров уже заявил, что первые два звена планирует «зарядить» хорошими легионерами.

    — Рано еще о чем-то говорить. В любом случае, все зависит от меня. Сейчас неизвестно, как все сложится, и в каком звене я в итоге окажусь.

    — Спрошу прямо: драться готовы?

    — Конечно! Вот после интервью пойду заниматься :). Если серьезно, то я почти уверен, что такой же политики, как в «Витязе», в «Северстали» не будет. Быстрый, жесткий хоккей — это вполне вероятно. Но не два звена тафгаев. Такого в Череповце не предвидится.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы