Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Реформы ФХРБ были не нужны»

    Директор «Шахтера» Леонид Фатиков содержательно побеседовал с корреспондентом Goals.by и высказал свое мнение по многим вопросам. Назвал комплекс проблем в белорусском хоккее, о которых сборная сигнализирует, как лакмусовая бумажка. Поискал ответ на извечный вопрос: «Для кого и для чего создано минское «Динамо»? Призвал отменить в чемпионате Беларуси всяческие лимиты. А также признался, что в следующем сезоне «Шахтер» хотят видеть в тройке, и объяснил смысл существования клуба.

    Леонид Фатиков уверен в том, что федерации не стоило пытаться искусственно тянуть молодежь.
    Леонид Фатиков уверен в том, что федерации не стоило пытаться искусственно тянуть молодежь.
    _1Леонид Фатиков уверен в том, что федерации не стоило пытаться искусственно тянуть молодежь. Иван Уральский

    Директор «Шахтера» Леонид Фатиков содержательно побеседовал с корреспондентом Goals.by и высказал свое мнение по многим вопросам. Назвал комплекс проблем в белорусском хоккее, о которых сборная сигнализирует, как лакмусовая бумажка. Поискал ответ на извечный вопрос: «Для кого и для чего создано минское «Динамо»? Призвал отменить в чемпионате Беларуси всяческие лимиты. А также признался, что в следующем сезоне «Шахтер» хотят видеть в тройке, и объяснил смысл существования клуба.

    «Хоккей — это не просто махание клюшками»

    — Какими были ваши ожидания перед чемпионатом мира и насколько они оправдались?

    — Думал, что со «своими» соперниками мы сыграем более результативно и успешно. В первую очередь, имею в виду Швейцарию и Францию, хотя Казахстан тоже достойная команда. С остальными все было закономерно. С финнами поупирались, но все равно их класс сказался. Сюрпризом игра не стала — знаю состав, возможности ребят. На сегодняшний момент это наше место в элитном дивизионе.

    — То есть, это скорее закономерность, чем провал?

    — Выступление сборной — это та лакмусовая бумажка, по которой можно определить развитие хоккея в стране. Поэтому неуместно говорить, что провалилась только сборная. Здесь целый клубок проблем, которые есть во всем белорусском хоккее. Конкретно назвать кого-то виноватым я не могу. Да, где-то не повезло, где-то недоработали, где-то тренерский штаб не принял соответствующие меры для усиления игры. Может, психологический климат был не настолько хорошим и не позволил команде дать результат получше. Повторюсь, что результат закономерен, и выше головы человек прыгнуть не может.

    — Что порадовало, а что нет?

    — В первую очередь, порадовало то, что все игроки сборной отдавались борьбе. У кого-то это получалось лучше, у кого-то хуже, но желание бороться было на протяжении всего турнира. Из того, что не порадовало, отмечу первые периоды матчей, которые проводили плохо, давали сопернику фору. Отыграться не всегда удавалось, ведь на чемпионате мира каждая шайба дается с большим трудом.

    — Многие болельщики как раз ставили в упрек отсутствие борьбы в ряде матчей...

    — Простые любители хоккея видят со своей позиции. Игра в хоккей — это не махание клюшками. Это и тактическая игра, и силовая. В некоторых моментах, может, и проигрывали более мастеровитым соперникам. Я же говорю о желании игроков биться. Другой вопрос, как это получалось. Главное, что не было равнодушных.

    «Люди, которые ставят задачи, не владеют полностью ситуацией в хоккее»

    — Понятно, что перед сборной надо ставить цели. В нашем случае первые лица спортивной отрасли на тренировке заявили, что «кровь из носу вы должны попасть в восьмерку».

    — «Кровь из носу» — это, конечно, жестко. Министр, безусловно, должен ставить высокие задачи. Не будет же он давать формулировку: «Надо просто остаться в элитном дивизионе». Стремление  вперед должно быть. А вот как получится — это другой вопрос. К сожалению, те люди, которые ставят задачи, не владеют полностью ситуацией в хоккее. Это не строительство, где можно сказать, мол, сдайте через пять лет готовое здание.

    — Евгений Ковыршин говорил, что это немного давило психологически.

    — У каждого свои функции и задачи. Тут неуместно сравнивать. Министр сделал так, как он посчитал нужным, хоккеисту было бы комфортнее в других условиях. Везде надо искать консенсус, чтобы один понимал, о чем говорит, когда ставит задачи. Выполнимые задачи, подчеркну. А другой мог бы воспринимать его наказы так, чтобы они не мешали выполнению тренерских установок на игру.

    — Как это было во время вашего выступления за сборную?

    — Задачи всегда были. Раньше, правда, более приземленные. Мы ведь начинали путь с самого низа. И каждый шаг выше воспринимался как успех. Апогеем стала Олимпиада в Солт-Лейк-Сити. Потом началось торможение. Те команды, на которые мы раньше даже не смотрели, проходили на одном коньке (Швейцария, Франция и другие), сделали серьезный прорыв в развитии инфраструктуры, финансовой поддержке, занялись детско-юношеским хоккеем. Это им позволило сделать большой скачок и стать даже не нашими достойными соперникам, а настоящими конкурентами за сохранение прописки в элите.

    — Возможно, стоило ставить задачу-минимум — занять место, которое позволило бы провести олимпийскую квалификацию на домашнем льду, и задачу-максимум — попасть в первую восьмерку?

    — Хорошо ставить задачи, когда они решаются по ходу турнира. Когда это не удается, с постановкой возникают трудности. К сожалению, имеем, что имеем. Надо настраиваться на квалификационный турнир в Копенгагене. Все реально. И раньше играли в других странах. Не надо делать так, как обычно у нас бывает: задачу не выполнили — всех выгнать. Тот же норвежец работает со сборной 10 лет, и вот начал показывать результат. Надо 30 раз обдумать, прежде чем сказать, что кто-то не прав. И это могут говорить те люди, которые разбираются в хоккее. Вот это важно.

    — Эдуард Занковец недавно сказал, что сейчас для многих хоккеистов игра за сборную воспринимается как общественная нагрузка.

    — Мы всегда приезжали в сборную из разных клубов. Для нас просто собраться вместе было в радость. А еще и защищать честь страны! И получалось ведь выигрывать. В принципе, нам другого стимула и не надо было. Но со временем улавливается тенденция — хоккей превращается в шоу. Это бизнес. И каждый человек выбирает, что ему нравится. Я считаю, что за честь Родины можно играть с душой. Но бесплатно ничего хорошего никогда не бывает.

    «Белорусов для команды КХЛ просто не хватает»

    — Еще один всегда актуальный вопрос: «Динамо» для сборной или сборная для «Динамо»?

    — Мы дискутируем об этом с самого первого дня образования клуба. Я тогда как раз был начальником команды, и тоже поднимался этот вопрос: «Куда идти?» Если рассматривать «Динамо» как клубный проект для угоды болельщиков, то он сыграл свою роль. «Минск-Арена» постоянно заполнена, люди интересуются КХЛ. Если смотреть со стороны сборной, то в таком случае интересы пересекаются. Учитывая тот факт, что у нас нет достаточного количества квалифицированных исполнителей с белорусскими паспортами, «Динамо» не выполнит клубную задачу. И не известно, будут ли болельщики любить хоккей в исполнении белорусских хоккеистов и выиграет ли от этого сборная. Все должно быть плавно, планомерно. Взять и собрать хоккеистов из ОЧБ и запустить в КХЛ — это не вариант. Мы это уже проходили в первом сезоне.

    «Динамо» многое делает для сборной. Хотя, конечно, белорусские хоккеисты в клубе играют не в ведущих звеньях и стать лидерами в сборной не могут. Лидерские качества в 3-4 звеньях не развиваются, наоборот, в подсознании откладывается, что ты подносчик снарядов, а не человек, который может решить судьбу матча.

    — Но количество легионеров надо уменьшать?

    — Уменьшить можно, но кого взять? Если бы стояла вереница белорусов уровня КХЛ, думаете, у нас был бы такой наплыв легионеров? Это же не от хорошей жизни. «Динамо» надо показывать результат, ведь задачи ставятся серьезные. Поэтому и ищут хоккеистов в Северной Америке, Европе. А белорусов просто не хватает. Если появляются достойные кандидаты, то клубы ОЧБ не особо препятствуют. Мы любим отрезать, а вот пришить... Я всегда голосовал против возрастного лимита, потолка зарплат. Хоккей должен развиваться своим путем в условиях конкуренции. А не в таких, когда место под солнцем автоматически выдается любому молодому хоккеисту. Конкуренция и еще раз конкуренция.

    «Надо убирать все лимиты»

    — С какими мыслями ожидаете грядущий исполком?

    — Интересный вопрос. В принципе, особых надежд на него не возлагаю. Никаких изменений там не будет. Обсудят новый регламент. Не знаю, в какой тональности будет вестись разговор о выступлении сборной на чемпионате мира. Так как я председатель совета руководителей клубов, то больше всего меня волнует вопрос о том, для чего нужен ОЧБ и куда мы движемся. Если мы платформа между молодежным хоккеем и «Динамо» — это одно дело. Если на нас кто-то возлагает надежды (как и должно быть), то из нашего чемпионата должны выходить квалифицированные игроки для сборной. Думаю, на эти вопросы мало кто сегодня ответит. Надо убирать все лимиты. Как показало время, ни  к чему хорошему это не приводит. Если будет сильный чемпионат, то найдутся и сильные кандидаты в сборную. Раньше выходцы из ОЧБ и решали задачи в национальной команде. Считаю, надо повышать уровень национального турнира, убирать лимиты, рекламировать чемпионат, подключать к этой работе СМИ.

    — Но также надо, чтобы при этом был и соответствующий продукт. Есть мнение, что раньше уровень чемпионата держался за счет легионеров.

    — К сожалению, в то время образовался клуб «Динамо». Почему говорю «к сожалению»? Не имея опыта создания клуба (имею в виду, по количеству и качеству хоккеистов), туда подряд набирали всех лучших игроков из нашего чемпионата. Некоторым удалось закрепиться, некоторым — нет. Клубы ОЧБ это ослабило. Внимание переключилось на «Динамо». С этого момента уровень отечественного чемпионата без поддержки и интереса стал падать. Тем более, все реформы, которые проводила федерация, на мой взгляд, не были нужны.

    — Вы, судя по вышесказанному, против шараханий и быстрой смены тренера?

    — Я высказался и за то, что надо было оставлять Занковца. То же самое и с Хейккиля. Когда перед человеком ставятся нереальные задачи, а впоследствии его делают крайним, потом на эту должность мало кто будет соглашаться. Человеку надо дать поработать 2-3 года, и после этого можно делать выводы. Как я понимаю, с Хейккиля подписан контракт до чемпионата мира-2014. Поэтому было бы правильно позволить ему доработать. Думаю, он может дать результат.

    — Владимир Бережков писал, что ситуация с Мезиным — упрек главному тренеру и генеральному менеджеру, которые недостаточно контактируют с хоккеистами, раз те ночью уезжают из команды, никого не предупредив.

    — Владимир Бережков имеет право на свое мнение. Но я считаю, что ни главный тренер, ни генеральный менеджер не должны стоять у изголовья кровати каждого хоккеиста. Это профессионалы своего дела. А психологический климат в команде не достигается за одну ночь или за один сбор. Еще раз скажу, что хотел бы переговорить с Андреем Мезиным в неформальной обстановке и уже потом делать выводы. 

    — К слову о психологическом климате. Спиридонов и Занковец отмечали, что эмоциональный фон на скамейке не находился на должном уровне, не было единения. Можно вспомнить, например, момент со второй шайбой в матче с Францией.

    — Во-первых, наверное, к нему оказались не готовы. Во-вторых, выбор тренерского штаба — это выбор Кари Хейккиля. Возможно, на следующем турнире будут другие помощники. Были те ассистенты, которые есть. Если они устраивают Кари, то станут работать и дальше. Если нет, то он поищет оптимальные варианты. Что касается эмоционального фона, то все идет от главного тренера. Значит, его устраивала такая позиция. Эмоции все-таки были, но, как мне показалось, ребята оказывались зажаты после неудачных игр. Наверное, это и сказалось на общем впечатлении.

    «В следующем чемпионате «Шахтер» должен быть постоянно в тройке»

    — Коснемся дел «Шахтера». Какие изменения планируются или уже произошли в команде?

    — Идет работа по комплектованию состава. Этим занимаюсь я вместе с генеральным менеджером. Ведутся переговоры с рядом игроков, которые способны усилить состав. Окончательные итоги будут подводиться перед Кубком Беларуси. Также планируем выезд на сбор в Чехию.

    — В тренерском штабе изменения не предвидятся?

    — Нет. Штаб во главе с Андреем Гусовым поведет «Шахтер» к медалям.

    — То есть задача — быть в тройке лидеров?

    — И в течение чемпионата, и по итогу — быть не ниже третьего места. Последние два сезона нам чуть-чуть не хватило. Но чуть-чуть не считается.

    — А какой видите стимул для работы и для роста? Ведь еврокубков, как таковых, в хоккее нет, и получается, что каждый год наши клубы просто проживают.

    — Хоккей не уместно сравнивать с футболом, с тамошними еврокубками. Это другие организации, другие деньги и отношение к спорту. Хотя не буду говорить, что хоккей не обласкан вниманием в стране. Насчет перспектив скажу следующее. Наша первая задача — воспитание молодых хоккеистов. Нужно стараться, чтобы в каждом районном центре появились свои воспитанники, которые будут защищать честь области, родины. В общем, развитие хоккея на местах.

    — Кстати, Павел Черноок, наверное, порадовал на чемпионате мира?

    — Паша в этом году действительно прибавил. Не сказать, что очень прилично, но этого было достаточно, чтобы главный тренер сборной и другие специалисты его заметили. Он обладает хорошими физическими данными. Конечно, есть и слабые стороны, но сильных достаточно много. При должной работе он может стать хорошим защитником.

    — У нас хоккеисты не так быстро прогрессируют. Тот же Граборенко сам из Могилева, но раскрылся в России, а потом в Северной Америке.

    — Правильно. А с кем он в Могилеве играл бы? Каков уровень чемпионата, таков и уровень прогресса хоккеистов. Любой игрок КХЛ, если придет в ОЧБ, в течение месяца будет выделяться, а потом станет играть, как все, на уровне чемпионата. Так же и детским командам. С кем играть? Грубо говоря, они  варятся в собственном соку. Ведь растешь, когда играешь с сильным соперником. Удивляться тут нечему. В России и Северной Америке другой хоккей, другой уровень.

    — Недавно «Шахтер» подписал шведского вратаря. Ранее и в других клубах хватало голкиперов-легионеров. Вратарская позиция — проблемная для нашего хоккея?

    — Конечно. А кто у нас вратарями занимается? За малым исключением это те люди, у которых в хоккее ничего не получилось, и они вынуждены идти работать детскими тренерами. Мало тех, кто с душой к этому относится. И то они по большей части альтруисты. Зарплата детского специалиста заставляет сильно задуматься. А тренеры по вратарям быть должны. Когда я играл, мне казалось, что они не нужны. Когда-то я спорил по этому поводу с Александром Шумидубом. Потом, конечно, понял, что невозможно человеку посмотреть на себя и изнутри, и снаружи. Тренер по вратарям — это духовный гуру, который знает психологию человека и все видит со стороны, знает, на что способен игрок, может дать рекомендацию главному тренеру и сказать самому вратарю, над чем ему работать. Такой специалист в школе — обязательное условие.  У каждого вратаря две руки, две ноги и голова. При должной работе у всех есть шанс. А у кого есть еще и талант, кто в детстве любил играть в спортивные игры, тем легче найти место под солнцем. Но при любом таланте надо очень много работать.

    «Когда в Беларуси платили 50 долларов, уехал в Польшу играть за 300»

    — Как в Солигорске развивается детско-юношеский хоккей? 

    — На сегодняшний день на развитие школы мы не можем оказывать прямое влияние. Можем лишь подсказывать, организовывать поездки на турниры, финансировать, добавлять зарплаты тренерам. Надеюсь, в следующем сезоне школа будет в структуре клуба. Это позволит в большей мере контролировать процесс и направлять его в нужную сторону.

    — Сейчас много говорится о нерациональном расходовании финансовых средств, искусственно завышенных зарплатах хоккеистов. 

    — Кто решает, завышены они или нет? Есть такое понятие, как хоккейный рынок. Если человек считает, что должен зарабатывать три тысячи долларов, то он поедет в Польшу, Чехию или Россию, если ему не дадут этого сделать в Беларуси. Ну не будет он у нас играть за миллион рублей. Это трата здоровья. Это не хобби, а профессия, и она должна оплачиваться. Когда здесь платили 50 долларов, я уехал в Польшу играть за 300. Когда здесь стали платить 300, я выступал в Швеции за две тысячи евро. Коль мне платили такие деньги, то я их искал. Те, кого устраивают предложенные зарплаты, работают здесь.

    — У большинства сложилось мнение, что хоккеистам платят баснословные зарплаты. Вот недавно Алексей Хлестов высказался. 

    — Еще у бабушек на вокзале надо спросить их мнение. Даже не говори об этом Хлестове. Пусть он сначала петь научится. Бабушки хоть на «Евровидение» ездят, а Хлестова там нет.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.