Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Я не могу сделать всех счастливыми»

    «Поостыв» от неудачного для сборной Беларуси чемпионата мира, ее наставник Кари Хейккиля попытался взглянуть на проблемы с холодной головой. И рассказал, что не получилось у нашей команды. Кем из игроков остался доволен. Объяснил, почему публично не критикует своих хоккеистов. Выразил уверенность в том, что ОЧБ богат на таланты, назвал турнир «нашим будущим» и пообещал уделять ему больше внимания. А также признался, что на исполкоме ФХРБ планирует поговорить о развитии белорусского хоккея.

    Все проблемы с игроками Кари Хейккиля предпочитает решать внутри коллектива.
    Все проблемы с игроками Кари Хейккиля предпочитает решать внутри коллектива.
    _1Все проблемы с игроками Кари Хейккиля предпочитает решать внутри коллектива. iihf.com

    «Поостыв» от неудачного для сборной Беларуси чемпионата мира, ее наставник Кари Хейккиля попытался взглянуть на проблемы с холодной головой. И рассказал, что не получилось у нашей команды. Кем из игроков остался доволен. Объяснил, почему публично не критикует своих хоккеистов. Выразил уверенность в том, что ОЧБ богат на таланты, назвал турнир «нашим будущим» и пообещал уделять ему больше внимания. А также признался, что на исполкоме ФХРБ планирует поговорить о развитии белорусского хоккея.

    — Мистер Хейккиля, чем вы занимались после чемпионата мира?

    — Посмотрел еще несколько матчей, которые проходили в Хельсинки. А после окончания турнира остался дома.

    — Успели отойти от событий чемпионата?

    — Не особо. Находился ведь в хоккейной среде. Наблюдал за матчами команд, которые пробились в плей-офф. Встречался с тренерами и специалистами — мы много общались. Ну и, конечно, я начал анализировать выступление нашей сборной на чемпионате мира.

    — Оно шокировало вас? Или «шок» — не совсем верное слово?

    Думаю, мы играли вполне неплохо. Правда, основной нашей проблемой стала реализация

    — Думаю, мы играли вполне неплохо. Правда, основной нашей проблемой стала реализация. То есть команде для гола нужны были 11 шансов, в то время как оппонентам — только шесть. Абсолютное большинство наших шайб забросили Угаров, Грабовский, Ковыршин и Калюжный. Эти нападающие на клубном уровне играют в первом-втором звеньях. А остальные ребята — в третьем-четвертом. Это тоже проблема. Ведь, к примеру, Кольцов за время регулярного сезона КХЛ забросил всего одну шайбу.

    — Реализация — единственная проблема сборной?

    — По крайне мере, основная. Возьмем, например, матчи с французами и американцами. Наша команда имела хорошие шансы победить, моментов-то хватало. Но мы их не реализовывали. А соперники воспользовались чуть ли не всеми предоставленными возможностями. У французов в матче с нами был один момент в третьем периоде, и они его реализовали. Вот в чем дело. Быть может, наличие Демагина в обойме отчасти решило бы эту проблему. Сергей мог бы забросить две-три нужные шайбы, помочь одержать большее количество побед... Еще стоит отметить, что наши форварды из ОЧБ тоже не забрасывают много по меркам лиги. Это глобальная проблема. В федерации нам нужно будет решить, как обучить молодых игроков забивать больше.

    В то же время в меньшинстве мы играли намного лучше оппонентов — нам забросили только две шайбы в матче с канадцами. Играли три на пять, четыре на пять. И играли неплохо. Так что в команде есть хорошие исполнители, способные умело защищаться в меньшинстве, — ребята вроде Стася, Мелешко, Китарова. В общем, наша оборонительная схема работала неплохо, но реализация оставляла желать лучшего.

    — Мистер Хейккиля, вы традиционно отказываетесь называть фамилии игроков, разочаровавших вас. А что до исполнителей, которые удивили?

    Калюжный показал себя лидером команды. Конечно, надо отметить старания Грабовского, который выполнял большой объем работы. Да и Китарова со Стасем

    — Позитива, конечно, хватало. Практически все ребята из защитной линии действовали на уровне. Черноок из «Шахтера» стал нашим лучшим защитником. Граборенко по-хорошему удивил. Что до форвардов, то Калюжный показал себя лидером команды. Алексей был хорош. Конечно, надо отметить старания Грабовского, который выполнял большой объем работы, помогая команде. Да и Китарова со Стасем, которые были практически безупречны при игре в меньшинстве. Их выступление — это позитив, который я вынес из чемпионата мира.

    — Уверены ли вы в том, что все игроки на чемпионате мира стремились показать свои лучшие качества?

    — Могу с уверенностью сказать, что все ребята старались показать себя с лучшей стороны. Понятное дело, некоторые игроки могли провести чемпионат лучше — совершенно точно они способны на большее. Конечно, на настроение парней влияет количество времени, проведенного на льду. Не все были довольны. Ребята задавали вопрос: «Почему я не играю больше?» Но я ведь не могу сделать всех в одночасье счастливыми.

    Нам нужно было делать выбор. Выбор достаточно сложный. Все же чемпионату предшествовали всего шесть недель тренинг-кэмпа и несколько товарищеских матчей. Правда, спарринги не могли дать полного представления об игроках, об их умении справляться с давлением во встречах повышенной сложности. Это как пропустить весь регулярный сезон и потом сразу стартовать в плей-офф. По итогу могу сказать, что пара недель, которые команда провела в Финляндии, оказались чрезвычайно полезными. Я получил очень много информации. Понял, кто является «позитивным» лидером. А тренинг-кэмпы в данном отношении по определению менее информативны.

    — Прощаясь с игроками, высказали им свои претензии?

    Не все были довольны количеством игрового времени. Ребята задавали вопрос: «Почему я не играю больше?»

    — Было понятно, что совсем скоро мы встретимся. К тому же время не позволяло затеять предметный разговор. Турнир для нашей команды был закончен. Ребята разлетались по своим адресам. Нам было не до глубокого анализа. Сразу после матча с канадцами я сказал несколько слов: «Спасибо вам за эти две недели. Да, результат получился отнюдь не тем, какого мы ожидали. Но, тем не менее, что-то положительное можно отыскать всегда».

    — Некоторые игроки — Коваль, Мелешко — отмечали, что психологически чувствовали себя в сборной не очень комфортно. Как это можно объяснить?

    — Честно, после чемпионата я не читал интервью наших игроков. Но они имеют право высказывать свое мнение. Повторюсь, я не могу сделать всех счастливыми. Да и в любой команде отыщутся ребята, которые в той или иной степени будут чем-то недовольны. Вот в этом все дело. Но мы только начали нашу работу. Поэтому мне следует общаться с игроками и обращать внимание на их мнения. Это важная информация, в будущем она может пригодиться.

    — Мистер Хейккиля, вы весьма корректны в своих высказываниях и никогда не критикуете игроков публично. Все же не считаете, что критика могла бы дополнительно мотивировать белорусских хоккеистов?

    Отсутствие публичной критики — мой принцип. Никогда этого не делаю

    — Отсутствие публичной критики — мой принцип. Никогда этого не делаю. Всю нужную информацию я могу довести до игроков при личном общении. Для этого нам не нужны ни пресса, ни интернет. Перед расставанием я сказал по несколько слов каждому из парней, объяснил, в чем надо прибавлять. В общем, все свои проблемы мы способны обсудить внутри коллектива без сторонних наблюдателей.

    — Вы не считаете, что стоит обращать больше внимания на хоккеистов из ОЧБ, которые способны, пусть даже искусственно, но увеличить конкуренцию в сборной?

    — Конечно. Да, нынешние представители экстралиги Колосов и Черноок никогда не принимали участие в соревнованиях самого высокого уровня. Но ОЧБ очень важен для сборной. В домашней лиге много талантливых ребят. Не только Колосов, Черноок и Мильчаков. Их больше. Стоит отслеживать прогресс представителей белорусских клубов, которому способствует четко отлаженная система и программа развития. В той же Франции она существует. Вообще, ОЧБ — самая важная лига для сборной. Она способна дать резерв для усиления национальной команды. Я планирую уделять много внимания белорусскому чемпионату. Потому как он — наше будущее.

    — После безуспешного чемпионата мира вы не пожалели о том, что согласились работать со сборной Беларуси?

    ОЧБ — самая важная лига для сборной. Я планирую уделять много внимания белорусскому чемпионату

    — Я подписывал контракт с ФХРБ, основательно обдумав поступившее предложение. То было взвешенное решение. Мне нравится моя работа. Я верю в то, что мы делаем. Я уже говорил, что мы только начали свой путь. Будь команда чуть удачливее, может, мы бы набрали очков на шесть больше во время чемпионата мира. Да, пока наша сборная не соответствует топ-уровню. Но я вижу хороших ребят, вижу перспективу. Просто хотелось бы в будущем располагать более полной обоймой исполнителей, чтобы в сборной была конкуренция. Понятное дело, 40 игроков из КХЛ лучше, чем 20. Потому нужно провести работу в федерации. Мы — сборная, а не клуб, который может усилиться за счет привлечения легионеров. Поэтому все зависит от нас самих.

    — Когда вы планируете начать работу с «Динамо»?

    — Знаете, я очень доволен сотрудничеством со столичным клубом. Мне нравится Минск, это прекрасный город. У клуба — одна из лучших арен в Европе. Мне нравится организация дел. Я счастлив возможности поработать в «Динамо», которое демонстрирует потенциал к прогрессу. К тому же у меня появится возможность видеть белорусских игроков ежедневно.

    — И все же, когда вы приступите к непосредственному исполнению обязанностей главного тренера?

    — 23 июля. К тому моменту разберемся со всеми организационными вопросами, в том числе, и о моих ассистентах. Но в ближайшее время он закроется.

    — А что до игроков? Готовы ли вы к тому, что вашей новой команде придется пойти на уменьшение количества легионеров и комплектоваться за счет белорусских хоккеистов?

    Сборной нужны, по меньшей мере, 40 хоккеистов разного клубного представительства для создания должной конкуренции

    — Сложный вопрос. Конечно, важно, чтобы в «Динамо» играли белорусские ребята. Но и без легионеров не обойтись. Мы не можем собрать всех белорусов в одном клубе. Это не решит проблем сборной. Кто-то будет играть больше, кто-то меньше. Сборной нужны, по меньшей мере, 40 хоккеистов разного клубного представительства для создания должной конкуренции.

    — Совсем скоро состоится исполком ФХРБ, на котором вы отчитаетесь о проделанной работе на чемпионате мира.

    — Конечно, эта встреча очень важна. Понятное дело, мы обсудим чемпионат мира, разберемся в причинах, по которым соперник использует первый же момент, а наша реализация постоянно хромает. Но столь же важно поговорить о будущем, о развитии белорусского хоккея. Я считаю, в Беларуси много талантов. О них нужно заботиться. Хорошая юниорская система позволит талантливым хоккеистам прогрессировать.

    — И чего вы ожидаете от этого заседания?

    — Даже не знаю... Не в курсе, о чем будут говорить люди. Но точно знаю, что сам расскажу о нашем выступлении на турнире, некоторых технических моментах, перспективах. В общем, посмотрим.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы