Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Первый — комом

    Кари Хейккиля проработал в Беларуси уже почти год, а по хоккейным меркам — целый сезон. Помимо провала на чемпионате мира, действия специалиста запомнились слабым вниманием к ОЧБ, отсутствием публичной критики хоккеистов, назначением на пост наставника минского «Динамо», невзирая на препятствующий этому пункт в контракте, историей с Мезиным и видоизмененной моделью игры. Накануне исполкома ФХРБ Goals.by итожит первые месяцы, проведенные Хейккиля в Беларуси.

    Можно констатировать: при Кари Хейккиля сборная Беларуси выше головы не прыгнула. Впрочем, никто не говорил, что финн -- чародей
    Можно констатировать: при Кари Хейккиля сборная Беларуси выше головы не прыгнула. Впрочем, никто не говорил, что финн -- чародей
    HeykkilyaМожно констатировать: при Кари Хейккиля сборная Беларуси выше головы не прыгнула. Впрочем, никто не говорил, что финн — чародей Юлия Чепа

    Кари Хейккиля проработал в Беларуси уже почти год, а по хоккейным меркам — целый сезон. Помимо провала на чемпионате мира, действия специалиста запомнились слабым вниманием к ОЧБ, отсутствием публичной критики хоккеистов, назначением на пост наставника минского «Динамо», невзирая на препятствующий этому пункт в контракте, историей с Мезиным и видоизмененной моделью игры. Накануне исполкома ФХРБ Goals.by итожит первые месяцы, проведенные Хейккиля в Беларуси.

    1. Не доверял игрокам из ОЧБ

    Кари приехал в Беларусь, не зная почти ничего ни о стране, ни о наших хоккеистах из КХЛ и, тем более, из внутреннего чемпионата (быть может, что-то слышал о Костицыных, Грабовском и Мезине). Игрокам из ОЧБ финн доверился всего один раз — на Кубке Полесья. И поплатился за это. Турнир завершился для сборной Беларуси провалом (три поражения с разницей шайб «— 15»). После этого Хейккиля привлекал игроков из экстралиги от случая к случаю. Причем зачастую принимал решения, которые с ходу трудно объяснить. Вместо лучшего бомбардира «регулярки» Жидких в сборную были вызваны его одноклубники Колосов и Мусиенко, проведшие средненький сезон. Остался за бортом национальной команды и капитан «Металлурга» Осипов, выигравший в этом году со своим клубом все, что можно. Но его отсутствие Хейккиля списал на переизбыток центрфорвардов.

    После полесского позора тренера на играх чемпионата Беларуси видели не просто редко, а очень редко. Из матчей финальной серии Хейккиля почтил своим присутствием всего один. Стоит отметить, что триумфаторы белорусского сезона не впечатлили финна — из «Немана» и «Металлурга» в тренинг-кэмп были приглашены лишь три хоккеиста, а на чемпионате мира в итоге оказался только вратарь жлобинчан Дмитрий Мильчаков.

    Сейчас можно констатировать: свежий взгляд Хейккиля почти не рассмотрел новых талантов в белорусской хоккейной среде (впрочем, не исключено, что там просто нечего рассматривать). Помимо Колосова, финн проникся доверием к «горняку» Чернооку, который даже был признан на мировом первенстве лучшим защитником в составе белорусов. Так что по части открытий — негусто. Не ставить же в заслугу «коуча» доверие к Граборенко, которого подтягивать к главной команде страны начал еще Занковец.

    2. Не критиковал подопечных

    Кари Хейккиля на публике терпимо относился ко всем неудачам команды. «Игроки прошли хорошую школу. Все поняли, что нужно делать, чтобы выигрывать», — сказал специалист после провального Кубка Полесья.

    «Словакия играла лучше, но мы делали все, что могли. У нас много дебютантов, и они хорошо поработали. Это наш задел на будущее», — его же слова после разгромного февральского проигрыша словакам на «Минск-Арене».

    «Субботний поединок мне не понравился. Но все равно в концовке мы имели шанс выиграть», — пресс-конференция после поражения от австрийцев (2:4).

    Подобные слова звучали практически после каждой неудачи. Критики по адресу игроков не было слышно ни на подготовительном этапе, ни во время чемпионата мира. Только высказывания про «команду», «систему» и «необходимость времени». Может, как раз нагоняя и жесткого разбора полетов в отдельных случаях и не хватило сборной для того, чтобы добиться мало-мальски приемлемого результата.

    Финн коснулся персоналий лишь в тот момент, когда итожил последний матч своей команды на мировом первенстве. Оказалось, что Костюченок «может играть лучше». А Кулаков «не успевает работать и впереди, и сзади». Критики наверняка заслуживали еще некоторые хоккеисты. Но даже здесь Хейккиля, как говорится, «смягчил удар». Как оказалось, Кари не любитель выносить сор из избы. Хоккеисты уже после окончания сезона признавались, что аудиенции у финна удостоились многие. Да и сам Хейккиля недавно заявил, что «публичная критика — не его метод».

    3. Затеял изменение модели игры

    Эдуард Занковец прививал сборной Беларуси смелый атакующий хоккей. Кари Хейккиля, едва появившись в Беларуси, стал оперировать словами «дисциплина», «оборона», «система». «Если будем играть как команда, способны победить любую сборную», — не раз заявлял финн. От защитников Хейккиля требовал острого первого паса, от нападающих — больше бросков после чужой синей линии. «Мы не должны подстраиваться под соперника, — говорил специалист. – Мы должны сами навязывать ему свою игру».

    Хейккиля пытался строить игру белорусской сборной по тому же принципу, что и в клубах, с которыми ему приходилось работать. Единственное, что, видимо, не учел Кари, — квалификацию отечественных хоккеистов, уровень индивидуального мастерства которых оказался ниже, чем у тех игроков, которые были в распоряжении финна в «Металлурге» и «Локомотиве».

    4. Решился на совмещение постов

    В контракте Кари Хейккиля с ФХРБ значилось несколько достойных упоминания пунктов. Во-первых, большую часть времени финн должен проводить в Беларуси. Во-вторых, в течение первых 16 месяцев контракт не мог быть расторгнут ни наставником, ни федерацией. И, в-третьих, во время работы со сборной Хейккиля запрещалась клубная занятость. Однако в марте минское «Динамо» без вариантов проиграло в плей-офф КХЛ, что подвигло наставника «зубров» Марека Сикору уйти на заслуженный отдых. Свято место недолго пустовало. Наиболее очевидной кандидатурой на замещение открывшейся вакансии назывался Хейккиля, который к тому же в своих аккуратных высказываниях не раз намекал, что не прочь возглавить «Динамо». Единению специалиста с белорусским клубом мешал, как многим казалось, только вышеупомянутый пункт в контракте. Однако наша федерация оказалась «гибкой» и не такой уж ревнивой.

    Весомые аргументы за совмещение нашлись у многих. Министр спорта Олег Качан вспомнил Глена Хэнлона, назвав тот опыт удачным. Евгений Ворсин заверил, что такое назначение пойдет на пользу и клубу, и сборной. Мнения специалистов разделились, но с большего все они также оказались настроены позитивно.

    В общем, ФХРБ уже не в первый раз пошло навстречу «Динамо». Делать выводы о правильности/неправильности такого решения можно будет не ранее следующего чемпионата мира. Если, конечно, он для Кари случится.

    5. Отверг идею создания базового клуба сборной

    Едва оформив соглашение с минским «Динамо», Кари Хейккиля затеял весьма интересную риторику. Отвечая на вопрос журналистов о количестве белорусов в минском клубе, «коуч» заговорил о том, что «13 человек из одной команды в сборной — это перебор». По мнению специалиста, в национальной дружине должна быть здоровая конкуренция, а белорусы в максимальном количестве должны играть в КХЛ, но не обязательно в «Динамо». То есть, перспектива собрать в одном клубе всех сильнейших хоккеистов страны финна изначально не прельщала.

    Тем самым Хейккиля одним махом оборвал все разговоры о минском «Динамо» как о базовом клубе сборной и занял в этом вопросе жесткую позицию. С коучем тяжело не согласиться — проблематично в одной только команде воспитать сразу несколько сильных звеньев. В любом случае, кто-то будет обделен игровым временем, кому-то придется исполнять отнюдь не лидерские функции, а иные и вовсе останутся без практики. К тому же, помимо благих целей «помощи сборной», клубу еще необходимо оправдывать серьезные финансовые вложения и добиваться результата.

    6. Допустил отъезд Мезина

    С символом и легендой белорусской сборной Андреем Мезиным связаны все лучшие страницы в ее истории. Увы, в Хельсинки-2012 была написана другая страница, отнюдь не славная.

    В этом сезоне Мезин на приличном уровне отыграл все матчи подготовительного этапа, в которых ему было доверено место в воротах. Однако до последнего не было понятно, кто из двух голкиперов станет первым номером на главном турнире года — Хейккиля сразу заявил, что не сторонник принципа ротации. В итоге финн сделал ставку на «Апельсина». Не исключено, что именно это отразилось на душевном состоянии Мезина, участие которого в турнире запомнилось несколькими курьезными шайбами и не только ими.

    Есть и другое мнение, высказанное главным редактором газеты «Прессбол» Владимиром Бережковым. По его словам, на Андрея могло повлиять положение дел в минском «Динамо»: «продление» Лаланда и якобы урезание зарплаты Мезина. Можно вспомнить случай двухлетней давности, когда из-за проблем в клубе голкипер уже отказывался играть за сборную.

    Как бы то ни было, до официальных разъяснений Мезина все версии являются обычными домыслами. Но факт остается фактом: столь вопиющий случай (а в нашей сборной давненько подобных демаршей не было) пришелся как раз на период правления Хейккиля. Финн, по обыкновению, поступил, как настоящий дипломат, и не стал торопиться со словами осуждения. А ведь на руках у Мезина — действующий контракт с минским «Динамо». Так что объясниться с Кари наверняка придется…

    7. Провалился на чемпионате мира

    О работе тренера судят по результатам, которых он добился с командой. Если отталкиваться от них, сборная Беларуси не шагнула ни вперед, ни назад. К 14-му месту на чемпионате мира в нашей стране начали потихоньку привыкать.

    «Мешающих» факторов у финского специалиста не было. Для хоккеистов были созданы все условия: больше месяца сборники тренировались на «Минск-Арене», проводили спарринги с сильнейшими командами мира, на отсутствие инвентаря и условия проживания нареканий тоже вроде как не было. В кои-то веки в «националке» собрались фактически все сильнейшие белорусские хоккеисты, за исключением разве что Демагина. Накануне мирового первенства все чаще звучало слово «позитив», но на самом турнире до этого настроения всем было далековато. Наша команда запомнилась тяжелыми первыми периодами, провальными отрезками почти в каждом матче, неуверенной игрой в атаке и в большинстве, нереализованными буллитами, незасчитанным по недосмотру лавки голом Мелешко в игре с французами и «самоволкой» Мезина.

    В заслугу тренерскому штабу можно поставить разве что уверенный «пенальти-киллинг» (92,86 % – лучший показатель на турнире) и добротную, по заверениям специалистов, игру в защите. Хотя второе суждение не бесспорное — все-таки в семи матчах пропущено 23 шайбы…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.