Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Приглашение Хейккиля — дань моде»

    Этот человек без преувеличения является одним из наиболее именитых персонажей суверенного белорусского хоккея. Пройдя в советские времена впечатляющую игроцкую закалку, уже в качестве тренера он отдал пять лет национальной сборной и приложил руку к созданию хоккейных традиций в Гродно. Об этом и многом другом Анатолий Варивончик, ныне трудящийся в штабе родного «Немана», рассказал в обширной беседе корреспонденту Goals.by.

    Анатолий Варивончик:
    Анатолий Варивончик: "По зарплатам мы превосходим и Норвегию, и Францию, а по организации хоккея и результатам им уступаем".
    _1Анатолий Варивончик: «По зарплатам мы превосходим и Норвегию, и Францию, а по организации хоккея и результатам им уступаем». Денис Калиновский

    Этот человек без преувеличения является одним из наиболее именитых персонажей суверенного белорусского хоккея. Пройдя в советские времена впечатляющую игроцкую закалку, уже в качестве тренера он отдал пять лет национальной сборной и приложил руку к созданию хоккейных традиций в Гродно. Об этом и многом другом Анатолий Варивончик, ныне трудящийся в штабе родного «Немана», рассказал в обширной беседе корреспонденту Goals.by.

    Если игроки «Немана» еще только начинают чувствовать приближение сезона, то организационно-методический штаб команды трудится, не покладая рук. Анатолий Варивончик, занимающий в клубе должность тренера-администратора, весь день провел за выдачей игрокам баулов с формой, в переговорах с дизайнерами на тему вариантов игровых свитеров на будущий сезон, а также за бумажной волокитой — от высчитывания трудодней до «причесывания» предстоящего предсезонного турнира на Кубок Губернатора. Тем не менее в назначенный час Анатолий Михайлович отодвинул все дела в сторону…

    — Вы уже несколько лет занимаетесь административной работой. Не скучаете по тренерству?

    — Знаешь, я с этой организаторской работы фактически начинал. Раньше ведь главный тренер был и за администратора, и за доктора, и за всех остальных. Я не стесняюсь своей работы, люблю заниматься этим делом. Нахожусь в хоккее, а это самое главное!

    — Вы говорили, что готовы подсказать любому тренеру, который спросит у вас совета. Часто приходится подсказывать?

    — Практически постоянно.

    — И нынешним тренерам «Немана»?

    — Конечно.

    — Вы как-то обмолвились, что нынешние игроки — не хуже и не лучше старших, что с ними просто надо по-другому работать. В чем разница между игроками старшего поколения и нынешними спортсменами?

    — Раньше как-то больше существовала преемственность, старшие передавали традиции младшим.

    — Наверное, в силу возраста хоккеистов больше уважали?

    Помню, когда попал в команду мастеров «Торпедо», мне устраивали присягу: на стульчике, подушечкой и кедиком

    — Совершенно верно. Помню, когда попал в команду мастеров «Торпедо», мне устраивали присягу: на стульчике, подушечкой и кедиком... А теперь нет преемственности. Никто не подает пример, не воспитывает. Допустим, раньше в аэропорту не надо было спрашивать, кто будет дежурить с формой, в то время как остальные пойдут пить кофе. Молодые сами все понимали. А теперь нужно обязательно кому-то указать, пока не успели разбежаться. Потому что если тренер этого не сделает, то ему самому придется сторожить баулы...

    — Чувство ответственности не работает?

    — В любом случае, все зависит от тренера. Возможно, новое поколение наставников не обращает внимания на такие нюансы.

    Еще один момент — у игроков появились агенты. Теперь молодой хоккеист может спокойно лежать дома на диване, потому что у него есть человек, который за него решает вопросы. Просят зарплату, выкручивают руки — за такую буду, а за такую не буду. Плюс сегодня для молодежи существует множество соблазнов: компьютеры, дискотеки. Народ больше туда идет. Раньше такого не было, наблюдалось больше концентрации, желания. Отсюда и больше занимающихся, вырастали самородки.

    — Но ведь и теперь есть вундеркинды. Тот же Гаврус, например.

    — А раньше таких было гораздо больше. И попасть в сборную СССР из провинции — это был космос.

    — Мы много потеряли с развалом Союза?

    — Сложно ответить однозначно. Что-то ведь и приобрели, ту же национальную сборную. Но уровень хоккея в СССР, конечно, был гораздо выше, турниры интереснее.

    — Многие игроки отмечают позитивный фактор агентов в своей карьере.

    Когда агент выбивает хоккеисту огромную зарплату, у того пропадает мотивация

    — Так ведь агенты бывают разные. Одни развивают карьеры игроков, а другие губят. Когда агент выбивает хоккеисту огромную зарплату, у того пропадает мотивация. Игрок просто рад сидеть на скамейке и думать о том, что у него большой контракт. А если игрока «ведут» под определенным потолком зарплат, сохраняют стимул к росту — хоккеист совершенствуется, особо не думая о деньгах.

    — Но ведь зарплаты в хоккее огромные, и это рыночная тенденция...

    — Это надо принять как данность. Мы все время стремимся соответствовать тенденциям современного мира. Но учитывая тот факт, что очень сильно от него отстали по образу жизни, воспитанию и развитию, догоним не скоро. Но к этому нужно стремиться.

    ***

    — В этом году у Вас, можно сказать, юбилей — 45 лет с того момента, как вы начали заниматься хоккеем…

    — Может быть, так оно и есть. Это был 1967-й год.

    — Вы ведь начинали с «Торпедо».

    — Мы в тот момент переехали в Минск с родителями, и я пошел в пятый класс. Тогда начал заниматься в спортивной школе на МАЗе. Потом мне дали первую клюшку, коньки огромные...

    - …на 4 размера больше…

    — Так и было. Приходилось одевать по несколько пар носков.

    — Разве нельзя было заказать нужный размер?

    — Заказать! Наивный :)! Где ты что закажешь?! В ту пору вообще коньков не было, какие давали, в таких и играли. А в ДЮСШ в тот момент был только такой размер. Еще клюшки давали выше, чем мой рост. Старались не обрезать, потому что больше не дадут.

    — А если сломается?

    — Как-то выходили из положения, клеили. На руку привязывали, чтобы не утащили.

    — Что из хоккейного прошлого наиболее значимо для вас? О чем вспоминаете?

    Мне в детстве говорили, что хоккеист — это волчья работа, а волка ноги кормят

    — Каждый этап становления как хоккеиста и тренера для меня памятен. Тут и сборы в первой команде, и первые голы за команду мастеров. Кстати, их было даже два — в Риге в ворота «Нефтехимика». Помню, я ходил и не знал, куда себя деть — настолько много было впечатлений :). Выход из второй лиги в первую, из первой — в высшую. Игра против Третьяка, Харламова, Петрова, Михайлова. Когда становился лучшим бомбардиром, как выбрали капитаном. Ну и, конечно, не самые приятные моменты, когда ты хочешь играть еще больше, а что-то не получается... Было много травм, операций. Мне в детстве говорили, что хоккеист — это волчья работа, а волка ноги кормят. Есть ноги — значит, есть движение, игрок в рабочем состоянии. А нет — надо заканчивать.

    ***

    — Как Вас «занесло» в Гродно?

    — После того как закончил карьеру игрока, позвали третьим тренером в минское «Динамо» Крикунова. Затем на горизонте появился Леонид Каток с предложением переехать в Гродно. И добился своего. Впервые я приехал сюда в 1988 году.

    — Тогда ведь в городе профессионального хоккея не было.

    — Только команда на уровне коллективов физкультуры при комбинате строительных материалов. А уже потом при содействии Арцимени (тогдашнего председателя облисполкома — Goals.by) сумели убедить Александра Дубко, который в тот момент руководил колхозом «Прогресс», взять на себя финансирование команды. Вот так все и начиналось.

    — Неужели денег на хоккей от одного колхоза хватало?

    — Конечно. Это было мощное в финансовом отношении хозяйство. Мы получили и обмундирование, и питание, и разъезды, и зарплату, и все остальное. А потом начали расти: от второй лиги до переходного турнира и встречи с минским «Динамо».

    — Вы стали тренером «Прогресса» в результате выборов...

    — Первоначально команда существовала на базе ШВСМ Минск, тренировал ее Владимир Сафонов. Она играла без денег, зарплаты не было, ее никто не брал на баланс. А вот Каток добился того, чтобы механизм финансирования заработал. Они с Крикуновым хотели, чтобы тренером стал я. У Сафонова была своя поддержка — из федерации и властных структур БССР. Вопрос поставили на голосование в команде, и в результате большинство высказалось за меня. Перед тем как переехать в Гродно, команда, уже под названием «Прогресс-РШВСМ», выступала в Минске. Но потом в столице стало не хватать льда, и тогда она перебазировалась на берега Немана.

    — В период январских событий в Вильнюсе в 91-м вы с командой находились в литовском Электренае.

    — Да, так и было. И когда все началось, все местное население «полетело» в столицу с вилами, косами и лопатами. А мы из Дворца прямиком прыгнули в автобус и поехали в Гродно. Было, конечно, жутковато.

    — Теперь в Электренае что-то осталось из советского наследия?

    — Да, и Дворец тот же, только более современный, и база. Все у них есть, только вот профессиональной команды нет.

    — В вашей биографии были два момента, когда некоторые упрекали вас в «подсиживании». Первый раз с «Динамо» в конце 80-х и второй с «Гомелем» в середине 2000-х.

    — Никогда не занимался подобными вещами.

    — Расскажите. Вот первый эпизод, когда, говорят, Крикунов на вас обиделся.

    У меня и в мыслях не было кого-то подсиживать! Макаед меня приглашал в свое время в «Динамо». Но я ответил, что не могу гродненских ребят оставить

    — Когда меня назначили тренером «Прогресса-ШВСМ», в команде были молодые амбициозные ребята. Конечно, они хотели показать, чего стоят на фоне «Динамо». Как-то мы общаемся с Крикуновым, и он мне рассказывает, что они играют на выезде, затем встречаются с нами, и вот тогда все определится. Не знаю, что он имел в виду, но я даже не допускал мысли о каких-то «подковерных» играх. Не мог представить, что приду к своим игрокам и скажу, что «соперникам надо отдать игру, потому что они куда-то стремятся»… Как потом работать с ребятами? Уже потом мы с Иваном Кривоносовым говорили, и я узнал, что Крикунов на меня обиделся. Мол, Варивончик мечтал работать главным в «Динамо»… Да у меня и в мыслях не было кого-то подсиживать! Да, Макаед меня приглашал в свое время в эту команду. Но я ответил, что у меня в Гродно свои ребята, и я не могу их оставить.

    — А в Гомеле что произошло?

    — Когда я ушел из «Немана» в 2004-м, меня пригласил туда покойный Костюченко. Синицын, будучи в тот момент главным, сам был заинтересован во мне, потому что получил назначение в молодежную или юношескую сборную, уже не помню. Он говорил, что на время его отсутствия нужен человек, на которого можно оставить команду. Так получилось, что результаты не пошли, а Синицын чувствовал себя незаменимым, у него были свои амбиции. Ну, посмотрели на него, посмотрели — и сняли. А я ему постоянно говорил, что приехал в Гомель не подсиживать, а помогать.

    ***

    — Наверное, для любого тренера работа со сборной — большая честь.

    — Я очень волновался тогда, в 1996-м. Помню первый турнир в роли главного тренера сборной — мы выиграли в Киеве «Кубок независимости Украины». Затем завоевали путевку на Олимпиаду и вышли в группу «А» мирового первенства.

    — Игры в Нагано, наверное, стали наиболее колоссальным впечатлением в вашей карьере?

    — Это было потрясающе!

    — Да. Победа, к примеру, над Германией со счетом 8:2 в своем роде уникальна. Теперь о таком приходится лишь мечтать.

    — Да ладно счета. Сам выход на такой уровень! Мы были первыми представителями игровых видов спорта от Беларуси, которые туда попали. А еще впервые в истории Олимпийских игр приехали все сильнейшие из НХЛ. На таком фоне последовавшие за Олимпиадой мировые чемпионаты выглядели, откровенно говоря, серо.

    — Вы руководили национальной командой 5 лет.

    До сих пор убежден в том, что из сборной нужно было уходить чуть раньше — после российского чемпионата в 2000-м. Уговорили остаться

    — До сих пор убежден в том, что нужно было уходить чуть раньше — после российского чемпионата в 2000-м. Четыре года работы вполне достаточно. Но меня уговорили остаться. И мы ведь попали на Олимпиаду-2002, выиграв квалификацию в Норвегии, но вот на чемпионате мира вывалились из группы «А»...

    — Раньше вы говорили, что в сборной важнее было поддерживать необходимую атмосферу, нежели оттачивать элементы техники и тактики.

    — Дело в том, что в те годы на подготовку к соревнованиям на уровне сборных давалось не больше пяти дней. А что можно было сделать за такой короткий срок? Физику не поднимешь, а тактику игроки знали сами. Их было всего две: «от обороны» и «в атаку». Поэтому главным виделось отобрать игроков, организовать их и создать хороший микроклимат.

    ***

    — Вы наверняка смотрели матчи недавнего чемпионата мира.

    — Да, был очень рад победе россиян. Не столько потому, что соседи, а по качеству работы Билялетдинова. Он ведь взял в состав людей, которые хотели, голодных до побед игроков, трудяг, сколотил коллектив. А ведь сколько его критиковали перед турниром: что не забивают, что большая текучка кадров, что сборная не должна играть от обороны...

    — В чем был залог успеха россиян?

    — Здесь комплекс факторов. И дисциплина, и характер, и умение добавить в нужный момент. Постулат о том, что порядок и дисциплина бьют класс, никуда не делся. По-прежнему секрет успеха именно в нем. Россияне со всеми расправились достаточно легко. Пусть и начинали матчи они порой тяжеловато, но потом брали свое.

    — На этом фоне выступление сборной Беларуси вновь было обескураживающим...

    — Об этом уже говорено-переговорено. И не раз. Надо выбрать одно хоккейное направление и следовать ему на протяжении минимум 5 лет. А у нас кидаются в крайности. Захотели убрать вратарей-легионеров — убрали, и над нами теперь все смеются.

    У нас кидаются в крайности. Захотели убрать вратарей-легионеров — убрали, и над нами теперь все смеются

    В конце прошлого сезона мы уже должны были представлять себе, что будет в следующем. А сейчас на дворе июль, а мы до сих пор не знаем календарь сезона-2012/13, который должен начаться 4-го сентября. Я недавно звонил, уточнял. Мне сказали, что сейчас не до календаря, решают вопросы «Юности», чтобы в Минске не получилось три игры в один день. Вот это уровень!

    — Но ведь в локальном плане федерация при подготовке к чемпионату сделала для сборной все необходимое.

    — Возможно. Но, поверь мне, не так просто главному тренеру на первом серьезном турнире все досконально синхронизировать, чтобы механизм заработал.

    — На какое место реально рассчитывать белорусской сборной в ближайшем будущем?

    — Думаю, девятое — нормальное место, адекватное нашему потенциалу. Но за него надо побороться, оно просто так в руки не упадет. Это реальность, надо работать, чтобы двигаться вперед.

    — А состав?

    — Да нормальный состав был в этом сезоне. Есть, конечно, игроки уже возрастные, но даже их списывать рано — у нас опытных мастеров не так много.

    — Вот многие надеялись на Костицыных.

    — Люди отыграли тяжелый сезон в НХЛ, затем приехали с колес, едва отошли — и тут же чемпионат закончился. А нам говорили «вот они приедут, и…» Получилось еще хуже! Да возьми ты кого-то другого на эти места, играй спокойно, чего на них надеяться?

    — Ставка на Хейккиля это – ...

    - ...дань моде. И это не говорит о том, что финн плохой. Просто как мы не можем догнать уходящий мир, так и иностранцы с высоты своего тренерского развития не могут внедрить имеющиеся наработки к нам.

    — Отечественные тренеры не хуже?

    Мы разбаловали своих игроков деньгами. Они не стремятся ни в «Динамо», ни в сборную

    — Если никому не доверять — результата не будет. Вот Занковец занял 14-е место. Но дайте же вы поработать, он же свой, белорусский специалист. Что в этом плохого? А у нас не доверяют.

    — Нынешнее место сборной на чемпионате мира обьективно?

    — На сегодняшний день — да. Мы разбаловали своих игроков деньгами. Они не стремятся ни в «Динамо», ни в сборную. Там ведь надо играть. Зачем надрываться и что-то кому-то доказывать, если и так есть хороший контракт в клубе?! По зарплатам мы превосходим и Норвегию, и Францию, а по организации хоккея и результатам им уступаем. И над этим нужно задуматься.

    — Так в чем же главная проблема нашего хоккея?

    — Надо ставить на детские спортивные школы, у нас они практически не работают, нет специалистов. Мало того, никто не хочет возиться с ребенком «с нуля». Это ведь очень кропотливый труд. Всем гораздо приятнее трудиться с ребятами мало-мальски обученными, более взрослыми — так удобнее, меньше нервотрепки.

    — Как решать эту проблему?

    — Надо находить тренеров-энтузиастов и стимулировать их, как финансово, так и организационно. Детский тренер не должен зависеть от того, есть у ребенка спортинвентарь или нет. Необходимо создавать условия — раздевалки, форму, конечки по размеру.

    — Где в Беларуси лучше всего обстоят дела с детским хоккеем?

    — Обстояли... В Гомеле была нормальная школа, пошли свои хоккеисты. Но деньги закончились — и все разъехались. Пстыга в Питер, Полицинский еще куда-то...

    - «Динамо» в нынешнем виде оказывает помощь сборной?

    Ты видел на чемпионате мира игроков минского «Динамо»? Я — нет! До ворот доехать не могли!

    — Никакой. Ты видел на чемпионате мира игроков этой команды? Я — нет! До ворот доехать не могли! Они ведь рано закончили, может быть, не нужно было давать хоккеистам много отдыха после вылета из плей-офф...

    — Ситуация с Мезиным клубу сейчас, понятное дело, чести не делает...

    — Я не в курсе, что там произошло на самом деле. Но говорят, что тренер вратарей сборной поучаствовал... Сказал, мол, тебе будет понижена зарплата в «Динамо». Ну, какое твое дело?! Тренируй вратарей и сопи в две дырки! Конечно, в Финляндии Андрей дал волю эмоциям, совершил инстинктивный поступок.

    — Согласны с тем, что Мезин уже не тот?

    — Может, и не тот, но поступать с людьми в любом случае надо по-человечески. Мезин столько лет защищал цвета сборной, был на первых ролях. А теперь его пнули, даже спасибо не сказав. Приехал какой-то финн и начал ему указывать...

    ***

    — Вот говорят, что множество Ледовых дворцов, построенных в нашей стране, — не благо.

    — Это очень хорошо, для людей.

    — Так не окупаются ведь они.

    — Надо стараться окупать! Хоть какую-то часть. Народ-то занимается, ходит. И льда не хватает. Вот в Гродно, к примеру, большая проблема с этим. Планируют строить новый каток. На базе лагеря в Пышках, губернатор вроде бы одобрил.

    — Вы говорили, что на площадке в Гродно очень плохой лед.

    — Да, так и есть. Старая технология, нужно все менять, «взрывать» лед. Из-за больших перепадов поверхности лед быстро превращается в кашу. Даже игроки жалуются, что тренироваться невозможно.

    — А что мешает?

    — Это долгий процесс. К примеру, если в апреле, после окончания сезона, начать, то к Новому году в лучшем случае можно успеть. Да и дорого это. Надо заниматься всем — коробкой, стеклом, подъемом сидений. Нижние ряды ведь вообще для просмотра не предназначены. Разговоры на эту тему ходят не первый год, но пока никакой конкретики нет.

    — Где в Беларуси хороший лед?

    — На «Минск-Арене», на «Юности», в Лиде. А вот в Гомеле и Новополоцке — плохой.

    — Как вы относитесь к скандинавскому вектору в «Немане»?

    Сделал вывод, что, пока иностранцы привыкнут к нашим реалиям и акклиматизируются к быту, сезон уже закончится

    — Пока никак. С учетом тех игроков из дальнего зарубежья, которые выступали в Гродно, я сделал вывод, что, пока они привыкнут к нашим реалиям и акклиматизируются к быту, сезон уже закончится. А значит, эффект от их приглашения получается не максимальным.

    —  В прошлом году много шума в Гродно вызвал приезд Саулиетиса.

    — Ничего я в нем не увидел. Однобокий силовой «таран», получить 2 минуты и удалиться. Раньше в Жлобине он выглядел по-другому, сильнее, затем в «Динамо» растворился без игровой практики, потом Финляндия, и вот год назад он приехал к нам... А в результате игрок до ворот доехать не мог.

    — В это межсезонье наиболее ощутимыми для «Немана» кажутся потери Еремина и Осипова.

    — Их можно было оставить. Эти игроки были лидерами в Гродно.

    — «Юность» собралась в ВХЛ. Что скажете?

    — Не хочу это комментировать. Они говорят о выгодах проекта. Посмотрим, что из этого получится.

    — А что ждет ОЧБ?

    — Его надо сохранять и развивать в любом случае. Как это у нас будет сборная и не будет национального чемпионата? Вот ввели ограничения, лимиты. Но у кого молодежь будет учиться? Если сделают молодежный турнир, то кто будет ходить на пацанов?

    — Вы ведь помните опыт 90-х, когда «Неман» участвовал в ВЕХЛ. Может, воссоздание такого турнира теперь будет благом?

    — Думаю, сейчас такое вряд ли возможно. Латыши уже посматривают на российские турниры – «Металургс» из Лиепаи собирается, а «Рига-2000» уже там выступает. На Украине, думаю, как хоккей «в конвертах» быстро начался, так же быстро и закончится. Бизнес насытится, и все заглохнет. Сейчас «Донбасс» будет в КХЛ, кто-то — в ВХЛ, а остальное пойдет по нашему образцу, если не хуже.

    — У нас заинтересованные лица вынашивают идею заявки второй команды в КХЛ. Солонец говорит, что нужна конкуренция.

    На Украине, думаю, как хоккей «в конвертах» быстро начался, так же быстро и закончится

    — Да кончай ты! Мы одну команду создать толком не можем, а уже думаем о второй.

    — Но на «Динамо» ходит по 15 тысяч...

    — И что дальше? Мы создавали для того, чтобы ходили, или чтобы сборная хорошо играла? Ну, будет вторая команда — останется такой же принцип комплектования. Опять навезут легионеров, снова зритель будет ходить, а сборная — кувыркаться.

    — А если бы сейчас «Неман» заявился в ВХЛ?

    — Если говорить откровенно, то при таком развитии ОЧБ не исключено, что нашему клубу придется так поступить. Благо, руководство области заинтересовано. Это, к сожалению, объективная реальность. В Гродно большие традиции, и будет очень жаль, если они с вероятным развалом нашего чемпионата заглохнут.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.