Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Быть частью истории — дорогого стоит»

    Меньше года назад, в августе 2011-го, 36-летний хоккеист «Локомотива» Руслан Салей, заглянувший на выходной в Минск, выкроил время для разговора с 43-летним журналистом, своим хорошим другом Сергеем Олехновичем. Буквально через несколько дней Расти погиб в страшной авиакатастрофе под Ярославлем. В ночь на пятницу не стало человека, который сделал с ним одно из последних интервью, и написал о хоккеисте книгу, которая еще не вышла в свет. Сегодня Беларусь простилась с Сергеем Олехновичем.

    Руслан Салей и Сергей Олехнович.
    Руслан Салей и Сергей Олехнович.
    _1Руслан Салей и Сергей Олехнович. pressball.by

    Меньше года назад, в августе 2011-го, 36-летний хоккеист «Локомотива» Руслан Салей, заглянувший на выходной в Минск, выкроил время для разговора с 43-летним журналистом, своим хорошим другом Сергеем Олехновичем. Буквально через несколько дней Расти погиб в страшной авиакатастрофе под Ярославлем. В ночь на пятницу не стало человека, который сделал с ним одно из последних интервью, и написал о хоккеисте книгу, которая еще не вышла в свет. Сегодня Беларусь простилась с Сергеем Олехновичем.

    — Руслан, в Ярославле ты уже более месяца. Привык?

    — Постепенно привыкаю. Прежде всего — к жизненному укладу, ведь тренировки — на льду, на земле ли — они, как говорится, и в Африке тренировки. Основное — это менталитет. И хотя я родился в Советском Союзе, оттого склад ума и образ мышления по идее должны быть схожими, однако, прожив в Соединенных Штатах более 15 лет, на многие вещи смотрю другими глазами. За эти годы я, вполне естественно, изменялся, теперь приходится меняться в обратную сторону.

    — Оно и неудивительно: в последнее время ты порой задумывался над тем, как перевести то или иное слово с английского на русский. Не уверен, что за полтора месяца в Ярославле что-то в этом плане кардинально поменялось.

    — Хочешь сказать, что я английский не выучил, а русский забыл, да?

    — Вроде того…

    — Просто есть немало фраз и выражений, особенно в спорте, которые проще сказать по-английски, даже когда ты общаешься с русскоязычными людьми. К примеру, как бы ты перевел слово reverse?

    — Что-то типа «оборот», «обратно», «обратный».

    — Мы с ребятами из «Локо» недавно обсуждали эту тему в раздевалке. На льду слово «реверс» используется постоянно — когда хоккеист едет в одну сторону, а ты хочешь, чтобы он отправил шайбу в другую. Как выразить это одним русским словом, чтобы партнер быстро и четко понял, чего ты от него хочешь?.. Ведь не совсем ясно, что подразумевает «обратно» либо «обратный». Что обратно? Куда обратно? Впрочем, подавляющее большинство игроков с этим термином знакомы.

    Как бы там ни было, словарного запаса для полноценного общения мне, надеюсь, хватает. Или ты считаешь иначе?

    — Хватает! А тебе не приходится выступать в «Локомотиве» в качестве переводчика? Ты хорошо говоришь по-английски и по-русски, да и с главным тренером Брэдом Маккриммоном, который был ассистентом Майка Бэбкока в «Детройте», знаком не понаслышке.

    — Участь сия меня, к счастью, миновала. Благо ассистенты Маккриммона Игорь Королев и Александр Карповцев в совершенстве владеют и английским, и русским. А у Игоря это вообще прямая задача — на всех собраниях именно он переводит слова коуча.

    — В приватной беседе после перехода в «Локомотив» ты говорил, что в Ярославле планируешь играть под 74-м номером, поскольку 24-й занят. Позже на официальном сайте клуба появилась информация, что у Салея N 42, однако на турнире в Швейцарии на твоем свитере значилась привычная глазу «двадцатьчетверка». Как проходил, образно говоря, процесс передачи номера одного уроженца Беларуси, Сергея Остапчука, другому — Руслану Салею?

    — Ну ты тоже скажешь! Какой еще «процесс передачи номера»?! Я просто вежливо обратился к Остапчуку с подобной просьбой, а Сергей любезно согласился. За это я ему искренне благодарен. Надеюсь, он на меня не в обиде. Сергей — очень хороший парень, он мне импонирует и как человек, и как хоккеист.
    Остапчук родился в Новополоцке и изъявляет огромное желание выступать за сборную Беларуси. Хочется верить, руководство нашей федерации сделает все возможное и невозможное, чтобы этот молодой и талантливый нападающий был в главной команде страны.

    — Новый тренер сборной Кари Хейккиля на инаугурационной пресс-конференции сказал, что 8 сентября, когда «Локомотив» приедет в Минск, он собирается обсудить эту тему с Остапчуком.

    — Я считаю, Сергей пришелся бы нашей сборной ко двору и очень помог бы национальной команде.

    — А что ты думаешь по поводу назначения Хейккили? И что говорили по этому поводу игроки «Локомотива», который финн долгое время тренировал?

    — Вроде ничего особенного не говорили… Единственное, я поинтересовался, каков Хейккиля как человек и специалист, поскольку с ним вживую ни разу не общался. Мне рассказали, что Кари — тренер, придерживающийся собственной системы, у которого налажена строгая дисциплина выполнения игроками предъявляемых им требований. Причем этому принципу он не изменяет на протяжении всей тренерской карьеры. Если в двух словах, то из сказанного ребятами следует, что Хейккиля — очень требовательный и системный специалист. Больше добавить ничего, так как, повторюсь, мы не знакомы.

    — Давай мысленно вернемся в прошлый сезон. Если не принимать во внимание то, что Кубок Стэнли тебе и «Детройту» не покорился, остался ли ты удовлетворен минувшим хоккейным годом?

    — Увы, в плей-офф мы споткнулись уже в полуфинале конференции, не сумев одолеть «Сан-Хосе». Но в целом прошедшим сезоном остался доволен и могу занести его себе в актив. Прежде всего потому, что оказался в «Детройте» и получил неоценимый опыт. Это и опыт игры в великой команде, и опыт общения с людьми в большом клубе с богатейшими хоккейными традициями. Я увидел изнутри, как строится работа в «Детройт Ред Уингз» — одной из лучших, если вообще не лучшей организации в НХЛ, а значит, и в мире. Во всяком случае, в том, что касается хоккея.

    Я очень рад, что оказался в «Детройте», что испытал все это на собственной шкуре и выходил на лед плечом к плечу с подлинными асами игры. Как, скажи, я могу быть не доволен? Одно досадно: мечта выиграть Кубок Стэнли так, увы, мечтой и осталась… Но в целом, говорю еще раз, благодарен судьбе, что мне удалось поиграть, пускай всего и сезон, в великой команде.

    — Ты не думаешь, что в прошлом сезоне «Детройт» не смог далеко пройти в розыгрыше Кубка Стэнли из-за отсутствия в составе двух равноценных голкиперов?

    — Нет, я так не считаю — команде, на мой взгляд, необходимо иметь железного первого вратаря и его дублера. И причина нашего проигрыша «Шаркс» точно не в голкипере — Джимми Ховард уверенно действовал на последнем рубеже обороны, как в регулярном чемпионате, так и в плей-офф. Просто все сложилось так, как сложилось: в серии с «Сан-Хосе» мы сначала дали сопернику фору в три победы, потом, правда, сравняли счет, но в седьмом поединке допустили больше ошибок, что в итоге стоило нам вылета из Кубка Стэнли… Травмы ведущих игроков по ходу сезона тоже наверняка повлияли на наше неудачное выступление в плей- офф. Короче, сложно отыскать одну или две причины, почему все получилось именно так. К сожалению, Кубок Стэнли выигрывает единственная команда из тех шестнадцати, которые попадают в плей-офф... Скажем, подавляющее большинство считало, что в нынешнем сезоне кубок завоюет «Ванкувер», а он достался «Бостону». Думаю, игрокам «Кэнакс» отвечать на подобные вопросы еще сложнее, чем мне. И какую-то одну причину они тоже не назовут. Потому что одной причины нет — в хоккее важен любой нюанс, который на первый взгляд выглядит незначительным: иногда для достижения цели не хватает доли везения.

    — Твоя правда. Действительно, не залети в овертайме первого матча серии с «Сан-Хосе» шайба в ворота «Детройта» рикошетом от клюшки вашего защитника Брэда Стюарта, и противостояние с «Шаркс» могло сложиться по-другому…

    — Вот именно. Видимо, это был не наш год... На мой взгляд, завоевать Кубок Стэнли наиболее сложно из всех разыгрываемых в Северной Америке командных трофеев. Почему? Уж больно его розыгрыш непредсказуем — Кубок Стэнли может достаться как лучшей дружине регулярного чемпионата, так и коллективу, который заскочил в плей-офф в последний момент.

    — Правда ли, что из всех американских — подчеркиваю: американских, а не канадских — городов хоккей в Детройте сродни религии?

    — Совершенно верно.

    — В городе и клубе помнят те времена, когда за «Ред Уингз» играла знаменитая русская пятерка?

    — Конечно! Об этом не забывают, а имена Вячеслава Фетисова, его тезки Козлова, Игоря Ларионова, Сергея Федорова и особенно Владимира Константинова произносят с особой теплотой. Мне кажется, очень многие болельщики в глубине души мечтают, чтобы то славное время, пришедшееся на середину 90-х годов прошлого века, можно было как-то возродить.

    — Тем не менее в последние годы в «Детройте» хоккеистов из стран, входивших в СССР, не больно-то и жалуют: в прошлом сезоне за «Ред Уингз» из экс-советских играли лишь Павел Дацюк и ты…

    — Согласен. Думаю, причин тому несколько. По сравнению с долокаутными, назовем так, временами хоккеистов из стран бывшего Советского Союза осталось в НХЛ не так уж и много. Кроме того, свою роль сыграла и КХЛ. С ее появлением, во-первых, уменьшился отток игроков за океан, а во-вторых, многие ветераны и не только они на закате спортивной карьеры меняют Национальную хоккейную лигу на Континентальную. Причем это относится как к русскоязычным хоккеистам, так и к чехам, финнам, шведам, словакам и даже канадцам и американцам.
    А что касается конкретно «Детройта», то в клубе ко всем без исключения игрокам, вне зависимости от национальности, относятся одинаково — как к членам большой и дружной семьи. В «Ред Уингз» ты чувствуешь: все искренне за тебя переживают, всегда с тобой рядом и в любой момент тебя поддержат. Там все, начиная от владельца и заканчивая уборщиками в раздевалках, проявляют к тебе хорошее доброе отношение.

    Плюс Joe Louis Arena буквально дышит историей, традициями, хоккеем. Когда заходишь внутрь и видишь фотографии всех капитанов команды, всех Кубков Стэнли, которые «Красные крылья» выигрывали, то понимаешь и ощущаешь на себе: а ведь ты тоже причастен к истории великого клуба! Это дорогого стоит.

    — За то время, что ты был в «Детройте», довелось ли пообщаться с Константиновым?

    — Перед играми он часто приходил поддержать нас, подбодрить.

    — Приходил или приезжал?

    — Приезжал на инвалидной коляске. Он, конечно, может пройти с палочкой несколько метров, однако, к огромному сожалению, его физическое состояние оставляет желать лучшего… Вообще, очень тяжело видеть человека, который на заре моей НХЛовской карьеры был одним из кумиров, прикованным к инвалидному креслу… Но силы духа Володе не занимать, в моральном плане он чрезвычайно сильный человек. Константинов не пропускает домашних матчей «Детройта», а в клубе ему оказывали, оказывают и, уверен, будут оказывать поддержку.

    — С Ларионовым встречался?

    — Да, с Игорем тоже иногда виделись. Когда «Ред Уингз» играет дома, Ларионов — частый гость. Порой приходил в компании молодых хоккеистов. Насколько понимаю, сейчас он работает агентом.

    — Давно хотел спросить, да не было у кого. На домашних матчах «Детройта» болельщики бросают на лед исключительно живых осьминогов либо вперемешку с игрушечными?

    — Осьминоги вряд ли живые, но свежие — однозначно! Такая на Joe Louis Arena традиция, которая родилась в начале 50-х, когда «крылья» играли еще на Olympia Stadium. Если честно, не знаю, где болельщики их покупают: я ни разу не видел в продаже этих головоногих моллюсков.

    — И что работники арены делают с таким количеством осьминогов?

    — Выкидывают, скорее всего.

    — А может, употребляют в пищу? Они же все-таки свежие.

    — Не знаю, может, кто и ест, таких подробностей не выяснял. Ребята, кстати, рассказывали, что в городе есть пару мест, куда перед матчами специально завозят осьминогов. А болельщики эти места хорошо знают.

    — Как в «Детройте» восприняли то, что один из ассистентов Бэбкока Маккриммон покинул клуб ради самостоятельной тренерской карьеры в «Локомотиве»?

    — Майк лишился сразу двух помощников — Пол Маклин с этого сезона будет возглавлять «Оттаву». А как восприняли, не знаю: на тот момент я уже уехал из Детройта, а что по этому поводу писали в прессе, не читал.

    — Твои слова, что ты, дескать, не Ягр и в НХЛ уже вряд ли вернешься, мне совсем не понравились. Прав, скорее, Андрей Сидоренко, который в одном из интервью сказал дословно следующее: «Чем Салей хуже Ягра? Если Руслан захочет, то, думаю, сможет, как Яромир, вернуться в НХЛ». Я тоже надеюсь, что как минимум 1000 матчей в регулярных чемпионатах сильнейшей хоккейной лиги планеты ты все-таки сыграешь.

    — Хочу искренне поблагодарить Андрея Михайловича за комплимент в мой адрес. Но, как я уже говорил, вероятность моего возвращения в НХЛ невелика. Хотя, не скрою, хотелось бы, чтобы мнения, аналогичного Сидоренко и твоему, придерживались некоторые генеральные менеджеры НХЛовских клубов — тогда шансов у меня было бы больше. А на сегодня если они и остались, то их немного.

    Да и о возвращении в НХЛ не думаю — сейчас я игрок «Локомотива» и на сезон у меня совершенно другие задачи: отыграть его как можно лучше и помочь «Локо» завоевать Кубок Гагарина.

    — Но за сборную Беларуси по-прежнему планируешь выступать?

    — Разумеется. По крайней мере до тех пор, пока буду играть в хоккей и буду нужен команде. Я всегда с удовольствием выступал за сборную, а если у меня не получалось, то по уважительным причинам. С радостью буду приезжать в национальную команду и впредь, если, конечно, меня пригласят. Но загадывать, сколько лет или турниров проведу еще под знаменами сборной, не стану. Теперь каждый сезон рассматриваю просто как новый и не думаю, что будет после его завершения.

    — По этой причине ты и заключил трудовое соглашение с «Локомотивом» лишь на год?

    — Я изначально сказал агенту, что поставлю подпись только под годичным контрактом. Прежде всего потому, что вернулся в российский хоккей после многолетнего перерыва и, по большому счету, КХЛовской кухни не знаю: необходимо время, чтобы все прочувствовать, вникнуть в суть дела. Опять же вдруг я не подойду новой команде…

    — Но предложения более долгосрочного сотрудничества были?

    — Да, предлагали двух- и даже трехлетний контракт. Мне как игроку это польстило, и я благодарен клубам, которые выходили с подобным предложением, однако по причинам, изложенным выше, сразу отказался.

    P.S. Интервью опубликовано в газете «Прессбол» в конце августа 2011-го года.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы