Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Спортсмены — товарищи малоэмоциональные»

    В новом сезоне минское «Динамо» готовит своим болельщикам море сюрпризов. В их числе — новые постеры, календари, презентационное видео и многое другое. В свое время клуб сам расскажет и покажет, что из этого получилось, а пока, с целью подогреть и частично удовлетворить болельщицкое любопытство, корреспондент Goals.by наведался на «Минск-Арену», где после работы на льду динамовцы поработали с фотографами.

    Тяжелее всего Тиму Стэплтону было сдерживать улыбку.
    Тяжелее всего Тиму Стэплтону было сдерживать улыбку.
    _1Тяжелее всего Тиму Стэплтону было сдерживать улыбку. Анастасия Жильцова

    В новом сезоне минское «Динамо» готовит своим болельщикам море сюрпризов. В их числе — новые постеры, календари, презентационное видео и многое другое. В свое время клуб сам расскажет и покажет, что из этого получилось, а пока, с целью подогреть и частично удовлетворить болельщицкое любопытство, корреспондент Goals.by наведался на «Минск-Арену», где после работы на льду динамовцы поработали с фотографами.

    Предсезонная подготовка — напряженная пора не только для спортсменов и тренеров. В этот период не менее сложную работу ведут и клубные работники, отвечающие за информационное сопровождение любимцев публики. Проще говоря, пресс-служба. Именно сейчас решается, как будут выглядеть игроки на официальном сайте клубов, а у контор посолиднее — на всяких карточках, постерах, календарях, рекламных щитах. Хоккейное «Динамо», естественно, относится к числу тех, кто посолиднее.

    Съемки команды — настолько серьезное и трудоемкое занятие, что «зубрам» даже отменяли вечерние тренировки. Почему во множественном числе? Так в коллективе сейчас столько народу, что за один «присест» ну никак не управиться. Две среды подряд в «Динамо» оказались съемочными. Интересно, что сделано все было в полном соответствии с армейскими законами – «дедовщина» и все тут. Первыми к объективам идут те, кто старше, а молодежь ждет своего часа. Долго ждет.

    Процесс расписан по минутам, и оказывается, что не так-то и быстро это — отснять одного человека. Сначала (ну, так предполагается, в реальности случается всякое) клиент идет к фотографам, затем — на видео. Под эти занятия отданы сразу две раздевалки в недрах «Минск-Арены».

    О чем говорят два фотографа, когда встречаются? О камерах, естественно. Работавший для «Динамо» Ваня и работающая для Goals.by Настя не раз успели обсудить техническую сторону своего творчества. Правда, в присутствии девушки оказалось совершенно невозможно задавать парням (у фотографа был еще помощник Саша) серьезные вопросы. Сначала они рассказывали, что во второй раз в жизни взяли камеру, а потом — мол, «работали с «Детройт Ред Уингз» и клубом, у которого индеец на эмблеме». Но ребят можно понять — очевидно, девушка понравилась. Еще бы. Ее даже в перерыве матча БАТЭ — «Дебрецен» добрых полминуты показывали.

    Работа фотографов напряженная, и Ване приходится подвигаться. Собственные перемещения, указания снимающимся, настройка света — за день такой энергичной фотосессии можно и пару килограммов сбросить.

    — Мне понравилось, — говорит после фотосъемки новичок «Динамо» Юнас Фрегрен. — Это весело. Самая запоминающаяся фотосессия? Они все очень похожи: свет, разные позы…

    Юнас еще не знал, что ему предстоит делать во время съемки на видео. Казалось, что главная проблема шведа — это сделать по просьбе снимающих суровое лицо.

    — Я же добрый! — пытался протестовать Юнас, рассказавший ранее о своем характере в интервью Goals.by. Но искусство требует жертв и перевоплощений.

    Оказалось, Фрегрен — еще и довольно стеснительный парень. На видеокамеру ему нужно было сказать определенный текст… на русском языке. Юнас долго не решался произнести фразу, не распробовав ее на вкус в собственном мозгу. Конечно, большой сложностью для иностранцев были наши шипящие. Объяснить варягу, зачем в языке нужна такая буква, как «щ», не удастся, наверное, никогда. Если, конечно, не с немцем разговаривать — у них в «дойче» и не такое бывает. Но хоккеистов из Германии в «Динамо» пока не было.

    Зная о шведском происхождении Фрегрена, руководивший видеосъемкой Дмитрий стал напирать на национальную гордость защитника:

    — Скажи «Динамо-Минск» как настоящий скандинавский парень!

    Все засмеялись, а Юнас, кажется, еще больше засмущался. Позже хоккеиста сравнят с Обеликсом, который, как известно, в Олимпийских играх участвовал, но в хоккей играть точно не умел.

    Зато когда процесс филологической экзекуции, сопряженный с записью на видео, завершился, швед звучно и облегченно выдохнул и отправился в раздевалку. По традиции, имевшей место на съемках, унеся с собой микрофон-петлицу, за которым пришлось бежать одному из участников бригады.

    После Фрегрена перед объективами предстал Чарльз Лингле. Канадский белорус подошел к делу серьезно. Правда, с русским языком, несмотря на два проведенных в КХЛ сезона, у нападающего по-прежнему беда. Особую сложность вызвало у Лингле слово «которая». В него, почему-то, постоянно просилась буква «к» на место «т».

    После ухода в раздевалку Чарльза вновь случилась, как выразились ребята из съемочной группы, «клиника с микрофоном».

    Когда на место канадца пришел американец Стэплтон, подумалось: ну, это надолго. Тим выглядит как типичный ученик с последней парты. Пожалуй, у всех в школе такой был: парень, который смеется 44 минуты на уроке, а неосторожно произнесенное учительницей алгебры слово «многочлен» вообще приводит его в истерику. В общем-то, главной задачей для Стэплтона оказалось сдержать улыбку — с языковой нагрузкой он помаленьку справился.

    — Надо сказать: «номер восемнадцать».

    — Wow!

    — «По-беж-да-ет»

    — Oh, my God!

    — Тут иногда напишешь русский текст по-английски и тоже думаешь: «Oh, my God!»

    — Тим, пожалуйста, без улыбки.

    — О, я люблю улыбаться!

    Кстати, Стэплтон произносит свою фамилию как «Стэйплтон». А еще он выучил слово «спасибо».

    Из фонетических казусов Дмитрий припомнил еще слово «зажитник» в исполнении Йере Каралахти. Вместе с тем признался: финн — самый запоминающийся человек в команде. Самый «фактурный».

    — Ну вот, иностранцы закончились. Сейчас пойдут наши.

    В голосе фотографа угадалась грустинка. Почему? Просто белорусов не надо учить русскому языку, что предполагало меньше веселья. Впрочем, переход от варягов к туземцам оказался плавным.

    — Пожалуйста, без американского акцента, — это было сказано Анатолию Протасене.

    — А у меня не американский акцент, а чешский!

    Александр Кулаков сначала пытался «соскочить» — у него оказалась разбита губа. Его заверили, что этого в кадре видно не будет. Нападающий пришел на площадку... с сыном Ильей.

    У Андрея Колосова получалось давать нужные эмоции, если бы не одно «но»:

    — А можете сказать также, но без «наезда»?

    Мимика у нападающего действительно была суровая. Но ничего, Колосов в итоге справился.

    — На видеокамеру говорить было тяжело, непривычно, — признался Андрей. — А вот фоткаться легче. В «Гомеле» у нас было только групповое фото: лично меня сделать индивидуальное никто не просил. И снимал нас там пресс-атташе, правда, не знаю, как его зовут.

    — Спортсмены как-то готовятся к таким фотосессиям?

    — Нет. Побрился только. И то жена заставила — я не хотел.

    — Теперь понимаешь выражение: «Тяжела жизнь модели»?

    — Ага :).

    В отличие от фотографов Саши и Вани, которые, как оказалось, работали с «Динамо» впервые, бригада Дмитрия оказалась куда более опытной.

    — Четвертый год уже снимаем... Хотя нет, даже пятый. Что сказать? Нелегко с ними. Спортсмены — товарищи малоэмоциональные.

    Отличное резюме.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы